Марина Саускан: Театр остается важным и нужным для людей даже в такое непростое время

Член Союза театральных деятелей России, актриса МТЦ «Вишневый сад» п/р А. Вилькина Марина Саускан встречает новый театральный сезон с тревогой, но и с надеждой. Почему? Узнаем из беседы с ней.  

— Марина, с каким настроением встречаете новый сезон?

— Очень хотелось бы сказать «как всегда – с радостью», но это было бы неправдой. Мы все понимаем, что живём сейчас в несколько изменённом мире, если не сказать ещё честнее – мы живём в искажённой реальности. Причина этого искажения известна всем, пояснять излишне. Поэтому я встречаю этот новый сезон с большой тревогой. С тревогой за своих любимых коллег, за их физическое и душевное здоровье… С тревогой за своего (нашего) зрителя… Мы до конца ещё не понимаем тех изменений, которые происходят в нашем сознании. Мы ещё не знаем, что ждёт нас – не только актёров и зрителей, но и просто – нас, людей….

Но я встречаю этот сезон и с надеждой. С надеждой на то, что театр как таковой останется важным и нужным для людей даже в такое непростое время. С надеждой на мудрость и стойкость художественного руководителя нашего театра, на плечи которого сейчас возложена огромная ответственность за наши судьбы.

Хочется надеяться на то, что наш «Вишнёвый сад» останется верным политике «наш театр – наш дом», и мы сохраним себя и своего зрителя…  Как-то так… Вот с таким настроением — в новый сезон.

Чем, на ваш взгляд, сегодняшний «Вишневый сад» отличается от того, первоначального? Вы ведь одна из немногих, кто стоял у его истоков.

— Первая мысль – всем. У нашего театра прекрасное название — «Вишнёвый сад»… Если за садом ухаживать, то с ним всё будет хорошо – деревья стареют, но по-прежнему плодоносят. Рядом с ними высаживаются новые деревья и те так же приносят плоды в своё время. Театру 25 лет. Конечно, многое-многое изменилось. Главное: у нас теперь есть прекрасное здание, в наипрекраснейшем месте. Мы имеем возможность играть и репетировать, когда и сколько хотим. Это счастье. Настоящее счастье. Хотя кто-то может это назвать просто бытовым комфортом. Но и от быта многое зависит, согласитесь?

Конечно, есть и более напряжённые отличия старого театра от сегодняшнего. Для нас, «стариков», в особенности. Когда театр только начинался, мы были одним поколением. Разница в 3-5 лет — не в счёт. У всех была плотная занятость, хотя спектаклей в репертуаре было гораздо меньше. Теперь у нас большой репертуар. И разница поколений тоже существенно увеличилась… Но это естественный процесс. Лично для меня важно то, что теперешний «Вишнёвый сад» не отличается от старого Сада, прежде всего, нравственной направленностью своего подхода к репертуарной политике — в основе репертуара русская классика.  И нового театра не коснулись соблазны тех безумных экспериментов над нею, которые буквально захлестнули многие и многие другие театры. Я не против экспериментов. Но я не люблю, когда их производят над Достоевским, над Чеховым, над Гоголем.

В роли Павлы Петровны Бальзаминовой (спектакль «Праздничный сон Бальзаминова»)

— За это время в театре вами сыграно много ролей, какая из них ближе вам по духу?

— Из тех, которые я играю сейчас, это, пожалуй, Дорина в «Тартюфе» — я её играю давно и с удовольствием. Из относительно недавних – мать Бальзаминова в спектакле «Праздничный сон Бальзаминова» и, опять же, роль матери Раскольникова в «Преступлении и наказании». Мне понятны и близки переживания моих героинь, их горести, их заботы… Хотя, конечно, я мечтаю о ещё более понятных мне и близких по духу ролях, где материнские чувства испытываешь не только к ребёнку… И не только материнские. Например, Зойка в «Зойкиной квартире» М. Булгакова, или Гертруда в «Гамлете» В. Шекспира. Но пока этих произведений в планах нашего театра, увы, нет.

— Вы — актриса, а значит, остро, «на лезвии бритвы», чувствуете время. Какое оно, наше время? И какую героиню сегодня хотелось бы вам сыграть?

— Наше время – какое оно? Хм… Проще всего ответить – «наше время сложное» … Но для меня оно не просто сложное – оно… смутное. На моей памяти такого ещё не было. Я даже представить не могла, что такое время наступит при моей жизни. Дай Бог нам всем терпения и мужества пережить все эти вакцинации-цифровизации без того, чтобы потерять здравомыслие и бодрость духа. Вокруг слишком много дурных предчувствий. Слишком мало веры в прекрасное… и веры вообще. Слишком мало целей, которых хотелось бы достигать.  Но нельзя позволить этому раздражающему времени превратить нас всех в тотально подконтрольных истериков. Надеюсь, мы достаточно пропитаны противоядием юмора и сарказма к этой отравляющей тревоге за своё будущее. Как писал уважаемый мной Александр Семёнович Кушнер: «Времена не выбирают. В них живут и умирают. Большей пошлости на свете нет, чем клянчить и пенять. Будто можно те на эти, как на рынке поменять».

В роли Дорины (спектакль «Тартюф»)

— Разговор о поэзии немыслим без знакомства с вашим творчеством. Во всех рецензиях ваш сборник стихов «На салфетках у Саши Чёрного» (2018) заявлен как разговор о любви. Можете процитировать что-то самое любимое? Увлечение поэзией – это хобби или тот параллельный мир, в котором вы живете?

— Что касается моего стихотворства… Иногда я даже зарабатываю этим деньги, но всегда получаю от этого огромное удовольствие — это хобби? Терпеть не могу слово «хобби»… значит, это точно НЕ хобби. Но я свято соблюдаю завет Льва Толстого «Если можешь не писать – не пиши»…  Я часто могу… не писать.  Всё по внутренней потребности, а не ради того, чтобы слыть поэтом. Параллельная реальность? Да, пожалуй. Я очень люблю свою первую книгу стихов, которая вышла в издательстве «Пишущий амур» несколько лет назад при активном участии моих прекрасных друзей Аркадия Бика, Алексея Белоуса, Александра Чёрного … Я говорю не о стихах, а о самой книге. Она отлично издана, классно иллюстрирована, с любовью прокомментирована — её приятно держать в руках. Можно и почитать, да…Многое в ней нравится мне, кое-что – моим подругам и друзьям. В ней несколько циклов – «Времена года», «Без завитушек», «Посвящения», «Белый лист», «Божия коровка»… Есть и цикл «Горячка», где совсем уж женская-женская, если не сказать бабья поэзия… Я не стесняюсь «бабьего» в своём стихотворчестве, хотя и отношусь зачастую с некоторой долей иронии к этому… Из любимого?  Ну… хорошо.

О, как я ранима!

И всё так тонко!

Не проходи мимо –

Слегка тронь только!

О, как я, любимый, сложна

И как безнадежна!

Какого же мне рожна? –

Да хоть убей! Только нежно…

Вот такая «любовная» лирика… Но есть и серьёзное. То, чем по-настоящему горжусь. Например, моя большая и, без ложной скромности, успешная работа в спектакле театра Ленком «Аквитанская львица» Глеба Панфилова. В этом спектакле звучат мои речитативы и финальная песня.

— Разговор о театре и о вашем поэтическом творчестве  все же не может не закончиться традиционным вопросом: о предстоящих театральных премьерах, и, возможно, выходе в свет новой книги?

— В театре, судя по всему, буду «оттачивать мастерство» на ролях премьер двух предыдущих сезонов. Благо, что они интересны мне, и есть над чем потрудиться… Играть текущий репертуар. Надеяться на новые работы, которые будут предложены.

В роли Арины Пантелеймоновны (спектакль «Женитьба»)

Что касается «параллельного мира», то совсем скоро в том же издательстве «Пишущий амур» выйдет книга моих рассказов о детстве и стихов для детей, которые я тоже иногда с удовольствием пишу. Книга будет называться «След циклопа».  Верю, что она будет иметь своего благодарного читателя и надеюсь на её успех.

Также мечтаю закончить многолетний «долгострой» — сценарий иронического детективного сериала «Агентство «Нежная месть»», который пишу совместно со своей талантливейшей подругой Татьяной Бондаренко. Такие вот планы. Дал бы Бог здоровья и терпения.

Нина ДОНСКИХ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x