Лев Московкин. Со всеми ошибками — реальными и мнимыми — битва под Москвой переломила ход войны

битва под Москвой

30 сентября 1941 года началось одно из величайших событий Великой Отечественной войны – Битва за Москву, которая продолжалась двести суток. Блицкриг захлебнулся, молниеносная война закончилась и перешла в фазу войны на истощение ресурсов. Под Москвой был развеян миф о непобедимости гитлеровской военной машины, потерпевшей первое стратегическое поражение.

В Германии значимость победы защитников Москвы до сих пор не отражается. В России остается нераскрытой роль Канала им. Москвы в защите столицы. Решение о строительстве метро и канала были приняты одновременно. Москву-реку напротив Кремля можно было перейти вброд. Растущему населению и промышленности нужна была волжская вода.

Канал им. Москвы — это 240 гидротехнических сооружений, одиннадцать шлюзов, 85 метров ширины и 5,5 метра глубины.

Гитлер планировал взорвать гидротехнические сооружения Канала, чтобы затопить Москву, превратить ее в большое озеро. Вместо этого вода закрыла путь на Москву немецким танкам.

Решение Сталина спустить Рыбинское водохранилище Жуков не поддержал. Вода со скоростью 1500 кубометров в секунду шла волной четыре-шесть метров. Решение было непростым и полностью оставить наступление на Москву не могло. Исход битвы решил героизм и гений русского народа.

Москву защищала вся страна. Это было поколение титанов со всеми ошибками реальными и мнимыми.

Опыт сдачи Москвы в истории уже был. Но со времени Совета в Филях значимость Москвы стала намного выше. В столице было сосредоточено 22% промышленности страны. Если бы ее сдали, было бы намного тяжелее, но все равно Победа была бы за нами.

О битве под Москвой, об операции «Тайфун», о героическом сопротивлении врагу, о роли гражданского населения в обороне столицы, о значении сражения рассказали на пресс—конференции, приуроченной к 80-летию начала Битвы за Москву, в МИА «Россия сегодня».

На мероприятии была представлена книга «Канал Москва – Волга и его роль в истории столицы. К 80-летию Битвы за Москву» издательства «Прометей». Её вторы — Анатолий Назаров, Владимир Кикнадзе, Игорь Кувырков и Мария Вальдес-Одриосола.

Участие в пресс-конференции приняли научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков, заместитель главного редактора «Военно-исторического журнала» Владимир Кикнадзе, старший научный сотрудник НИИ военной истории академии Генерального штаба Алексей Исаев и главный научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН Анатолий Назаров.

Должен сказать, что пафосные слова о героизме здесь более чем уместны и лично у меня не вызывают сомнений. Однако мы живем в такой героической стране, где все наши особенности привычны и какой-то особой гордости не вызывают. Наша история состоит из двух публичных потоков — горячо за и категорически против, а также темного пласта под ними. Сегодня это странно, потому что все рассекречено и какого-то перелома в картине битвы за Москву быть не может.

Мне сильно повезло с родителями. Им и еще двоюродным сестрам, я обязан нейтральным оценкам событий, включая описанные в различной литературе намного позже. Чудовищное бегство из Москвы с полным прекращением роли партии. Успешная попытка смыть наступление немцев вместе с прибрежными деревнями без предупреждения. Предвоенные события, в которых погиб мой младший дядя Иосиф. Расстрелы на Бутовском полигоне, где погиб другой дядя, Яков.

Перед войной отношение к власти, а она практически целиком ассоциировалась единолично со Сталиным, было далеко от патриотизма. Однако что у Сталина не отнять — он был великим генетическим инженером народа и выдумывал проекты, которым народ подчинялся и в значительной своей части поддерживал.

Ход войны менял настроения населения несколько раз. Все познается в сравнении. Советские люди оценили собственную власть, когда после начала наступления увидели ряды повешенных вдоль дорог и рвы, заваленные трупами.

Это сейчас бесчинства военнослужащих США в аэропорту Кабула сразу транслируются на весь мир. А восемьдесят лет назад о зверствах фашистов в отношении мирных жителей СССР знали только те, кто случайно выжил, а таких немного.

До сих пор открываются новые факты. Деревня Лотошино. Жителей гнали в мороз в легкой одежде и многие умерли от холода, остальных расстреляли. Микулинская психбольница, действующая до сих пор, №12. Женщин выгнали в нижнем белье, гонялись за ними и расстреливали.

Советским людям стало понятно, это была не просто война, а уничтожение с издевательствами и пытками. Как и нынешние фашисты, германский вариант не держал русских за людей. При этом к собственным родственникам относились заботливо и хозяйственно. Зафиксирован, например, такой факт. Немцы забирали карандаши и чулки, чтоб послать домой семьям.

Перелом хода войны обеспечила Сталинградская битва. Массовое сознание изменила битва под Смоленском. Под Москвой произошло то, что в нашей истории, по мере превращении Руси в Россию, уже было три раза — в отношении Орды на Куликовом поле, в Москве во время Смуты и на Бородинском поле.

Пришло ощущение, что врага можно побеждать. Именно это чувство принесло гражданское единение, страна консолидировалась. В текущей войне пока такого нет.

Судя по рассказам культуролога Марии Вальдес-Одриосола, в ходе войны произошло смещение доминанты массового сознания и понятие Родины расширилось до масштабов страны, что свидетельствует о духовной консолидации народа

Решение о замещении понятия Отечество на Родину принял лично Сталин, зафиксировав естественный процесс. Прежняя родина, в смысле «моя деревня», стала называться малой родиной.

Свою роль в консолидации сыграло Московское народное ополчение. Оно формировалось по приказу Сталина, по дивизии в каждом из 22 районов Москвы — 250 тысяч человек от 17 до 55 лет. Всего столица отправила на фронт миллион своих жителей. Четверть ополченцев дала Москва.

Столько же полегло, защищая Москву.

Столичное метро сыграло роль не меньшую, чем канал. Здесь могли укрыться от бомбежек около миллиона человек. Тут были библиотеки, молочные кухни. На станции метро «Кировская» (ныне «Чистые пруды») располагался Генеральный штаб. Мимо проносились поезда.

Сразу после отступления немцев в Москве заработали рестораны, это тоже было символом веры в Победу.

На пресс-конференции я услышал то, чего прежде не знал. В Москве работали двести госпиталей, тут была лучшая система ПВО и качественная маскировка, разработанная архитекторами. А Гидротехнические сооружения канала им. Москвы были построены по последнему слову техники.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x