Валерий Рязанский как феномен и последние могиканши в Совете Федерации

Совет Федерации

Валерий Рязанский лишен сенаторского поста на 510-м пленарном заседании СФ в среду, 20 октября. О предстоящей в итоге выборов сенатской ротации было известно задолго до голосования 19 сентября. И все же грустно.

В последние два-три года СФ серьезно зачистили от креативных фигур. Убрали всех парламентских диссидентов. Затем исчезли непримиримые идеологи исправления всего и сразу. За ними последовали те, кто не способен согласовать свое мнение перед тем, как сказать лишнего. Одних сначала понижали в должности, как вышло с Францем Клинцевичем. Другие вылетели в итоге послевыборной ротации, как Антон Беляков или Юрий Липатов.
Валерий Рязанский занимает в этом ряду особое место. Депутат ГД с 1999 года. Затем — два срока в СФ. За это время он успел сделать много полезного для стабилизации ситуации внутри страны. Ему была поручена наиболее активная, так сложилось исторически, после деятельности Михаила Зурабова во главе Пенсионного фонда и затем принятия 122-ФЗ о монетизации льгот, страта населения.

Зурабов пенсионеров боялся, а Рязанский научился с ними работать и обеспечивать даже не права, а насущные нужды.

Парламентарий с дипломом инженера научился просчитывать наперед системные последствия законодательных решений. Не менее сложно было находить конструкции, которые было допустимо воплотить в закон.

Последняя серьезная инициатива Валерия Рязанского прошла, однако не для пенсионеров, а в защиту детей и подростков от никотиновых конфеток-пастилок – снюсов.

Что это было, здравомыслящему человеку осознать трудно. Я в парламенте — правда, в качестве журналиста — столько же, сколько Рязанский, и со здравомыслием давно распрощался. Для меня снюсы встали в ряд множества кампаний с атакой на детство и молодежь – таких как энергетики, дизайнерские наркотики, веселящий газ, легкие сигареты с отравой.

Рязанскому потребовались настоящее искусство и весь накопленный парламентский опыт, чтобы продвинуть запрет снюсов к принятию. Параллельно законодательному процессу шла кампания в защиту специ­фического бизнеса и прав курильщиков.

Этот закон стал лебединой песней сенатора Рязанского. Его поблагодарили и понизили в должности. Работать в СФ ему оставалось до ближайших выборов в Курской области, которую он представлял в палате регионов.
В законодательной деятельности экс-сенатора просматривается некая универсальная модель. Уже после лишения его сенаторских полномочий о той же модели в разных сферах говорили еще дважды на том же заседании.
Сенатор Ленар Сафин в разминке взял слово для сообщения о борьбе с ужесточением правил транспортной безопасности, из-за чего прекратили полеты компании, выполнявшие роль единственного перевозчика в своем регионе. На авиацию распространилась схема ликвидации пригородного железнодорожного сообщения.

На том же заседании губернатор Камчатского края Владимир Солодов говорил, что долететь с Дальнего Востока до Москвы может быть проще и дешевле, чем путешествовать по Камчатке.

В Якутии данная проблема стоит еще более остро.

Параллельно и независимо сенатор Сергей Рябухин в связи с отравлениями метиловым спиртом сообщил о неадекватных итогах борьбы с контрафактным алкоголем. Успехи вроде бы налицо: ликвидировано 807 нелегальных производств, изъято 140 миллионов литров контрафактного алкоголя. Оправившись от серии законодательных ударов, алкогольная мафия ушла в гаражи и подвалы. Сенатор предложил запретить поставки бутылок производителям без лицензии.

А вот кто и зачем чрезмерно закрутил гайки розничной продажи в пользу нелегальной торговли, непонятно. К тому же запредельно подняли акцизы, сделав легальный алкоголь неконкурентным в регионах, где зарплаты запредельно низкие.

У всех приведенных случаев универсальный формат. Чтобы провести в качестве закона вредное решение, достаточно в непубличной процедуре принять ведомственный акт практически в любой форме. Чтобы исправить заведомое вредительство, нужно долго и тяжело продвигать закон. Сторонники вреда ссылаются на отсутствие запретительного закона.

Существует множество примеров, когда запретить вред не удалось, как это вышло с квартирным рейдерством или хостелами в российском варианте маргинальных притонов. Факт нарушения действующих законов роли не играет, ведь прямого запрета именно данной формы вредительства нет.

Обратный случай мне известен только один. Замминистра финансов Алексей Лавров взял, да и разослал циркуляр главным распорядителям бюджетных средств о сокращении расходов на 30%. В борьбе с инициативным вредителем закон не потребовался. Председатель комитета ГД по бюджету Андрей Макаров поднял такой шум, что пришлось восстановить законность.

Интересно то, что борец с хостелами Галина Хованская лишилась поста главы думского комитета по ЖКХ. А Алексей Лавров вполне себе процветает и даже получил по эстафете от Минэка миссию исправить вредительские законы о госзакупках 223-ФЗ и о федеральной контрактной системе 44-ФЗ.

Считается, что проблема в законах, однако креативный аудитор Счетной палаты Максим Рохмистров провел историческое исследование и показал факт деградирующей эволюции правоприменения по обоим законам. Результат — нет больше такого аудитора Счетной палаты.

Дискуссия в профильном комитете СФ по бюджету с участием Алексея Лаврова показала, что его генеральная задача состоит в недопущении принципиальных изменений системы госзакупок.

Ситуация обострилась в связи с резким ростом цен на строительные материалы. Я не знаю, способствовала бы исполнению Федеральной адресной инвестиционной программы система ценообразования в строительстве, если б она была. Факт, что даже поднимать вопрос об этом было не менее опасно, чем по запрету снюсов.

Резкое повышение цен в строительстве создало новые возможности для спекулянтов-вымогателей и внесло свежую струю в бюджетный процесс. Струя сразу же обрела турбулентный эффект.

Если опять ограничат деятельность в связи с ковидом, еще не принятый бюджет потеряет смысл.

Пока же палаты Федерального Собрания подряд приняли законы об исполнении за 2020 год федерального бюджета и трех внебюджетных фондов – ПФР, ФОМС и ФСС.

Фонды на заседании СФ не обсуждались. Дискуссия по федеральному бюджету была короче думской и прошла иначе. У сенаторов на первом плане — дестимулирующая развитие регионов система межбюджетных отношений. В результате число самодостаточных регионов сокращается, а зависимость регионов от федерального бюджета увеличивается.

При этом министр финансов Антон Силуанов почему-то считает, что федеральному центру с бюджетом было тяжелее регионов со своими бюджетами.

Сенатор Мухарбий Ульбашев в своем вопросе призвал пересмотреть тему централизации-децентрализации доходов.

Силуанов в ответ прямо сказал, что если будем передавать налоги в регионы, доходы вырастут у успешных регионов, а важно поддержать отстающих.

Это при том, что в процессе исполнения бюджетных расходов образовался трил­лионный профицит. Уровень кассового исполнения федеральной адресной инвестиционной программы составил 87%. Отличилось Минцифры: всего 50% исполнения.

Чего там исполнят? Зачем нам цифровая суверенность, если транспортной и информационной доступности в стране практически нет, кроме как в крупных городах?

На 510-м заседании СФ произошел любопытный казус.

Председатель регламентного комитета СФ Вячеслав Тимченко заявил по долгу службы, что сенаторы должны показать пример в борьбе с коронавирусом. Главный инструмент — вакцинация. Вакцинироваться должны все, кто переболел и вакцинировался шесть месяцев назад и ранее.

Елена Мизулина попросила уточнить. У нее прошло шесть месяцев после вакцинации. В поликлинике проверили уровень антител, он оказался высокий. Мизулиной объяснили, что ревакцинация может повредить драгоценному сенаторскому здоровью. А Мизулина не хочет быть незаконопослушной.

Подключилась Людмила Нарусова. Она считает, в СФ необходимо пригласить иммунолога, чтобы разъяснил эту коллизию. С обязательной прививкой это уже похоже на кампанию.

Зампред СФ Андрей Яцкин посчитал замечание правильным и поручил этот вопрос проработать.

Фокус в том, что обе дамы стали буквально последними могиканшами из числа парламентских бузотеров, кто выжил в катаклизмах. Обе опытные и прекрасно знают, что заключение иммунолога, эпидемиологическое или политическое, будет зависеть от выбора, кого пригласить. Негласные споры вокруг приглашения экспертов в СФ проходят сито мучительных согласований.

Так что Мизулина с Нарусовой поставили Тимченко в «интересное положение». Причем так, будто он сам напросился.

В связи с предстоящими нерабочими днями СФ перенес следующее пленарное заседание на 10 ноября. На правительственный час приглашен министр энергетики Николай Шульгинов для выступления на тему «О реализации приоритетных проектов развития энергетической инфраструктуры». Тоже тема…

Лев Московкин.