Лев Московкин. Борьба с пропагандой криминальных субкультур выглядит безнадежной

мошенники

Зловредность интернета стала хронической темой. Председатель Временной комиссии СФ по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков провел в четверг, 21 октября, заседание комиссии на тему «Мониторинг выполнения глобальными интернет-платформами законодательства Российской Федерации».

Говорили о том, что трансграничные интернет-платформы, принадлежащие США, квалифицируют по своему усмотрению информацию как fake-news и на этом основании удаляют, а заведомо вредную информацию удалять не хотят.

В пятницу, 22 октября, история продолжилась. Сенатор Александр Башкин провел семинар-совещание: «О совершенствовании механизмов противодействия пропаганде криминального образа жизни и криминальной идеологии».

Совещание по борьбе с пропагандой криминальных субкультур прошло в угнетенном режиме.

Башкин сообщил, что эксперты изучили криминальную идеологию и показали, что она перетекла за пределы пенитенциарной системы — в интернет.

Протестное поведение направлено на подрыв ценностей. Формируются группы и сообщества. Они отличаются мобильным молодым контингентом. Завтра эти люди могут выйти на улицы и создать опасность гражданам экстремистскими действиями и терроризмом.

Такие интернет-сообщества являются спящими ячейками терроризма. Признание АУЕ экстремистской не снизило количество сайтов-клонов и приток копирующих криминальное поведение.

Роскомнадзор ведет единый реестр запрещенной информации с учетом пропаганды криминальной субкультуры. С начала года удалено 1200 материалов, блокировано более ста ресурсов.

Блокируется шутинг, зацепинг, руфинг. Блокировка по решению суда, как правило, инициируется органами прокуратуры. Заблокировано или удалено около трех тысяч ресурсов. На сайте Роскомнадзора размещена форма для сообщений о запрещенном контенте. Механизм блокировки включается, и владельцу сайта дается сутки, при отсутствии реакции сайт блокируется.

Сенатор Башкин предлагает включать в реестр нежелательной информации создание криминальных сообществ.

Каждый термин в законе должен быть четким, без возможности двойного толкования. Нельзя запретить то, что законодательно не определено. Поэтому наибольшее время нужно уделить определениям. Верховный суд указал, что легко переставить буквы и уйти от определения. История с «Синим китом» тянулась год – пока не ввели внесудебный порядок блокировки призывов к самоубийству.

Организаторы дискуссии предложили внести изменения в три закона – о СМИ, информации и информационных технологиях и об основах профилактики правонарушений. Перечень понятий должен быть понятным и закрытым.

Так, криминальную субкультуру предлагается определить как «систему принципов, взглядов, образа жизни, норм поведения и идеологии; разделяемых организованными преступными формированиями, а также группами лиц, неформально объединяющихся в целях популяризации и продвижения уголовных традиций, атрибутики уголовного мира, проявления нетерпимости к законопослушному поведению и оправдания преступного поведения».

А видами деятельности по формированию и поддержке криминальной субкультуры считать: публичное оправдание, в том числа с использованием сети Интернет, преступных действий лиц, осужденных за совершение умышленных преступлений; размещение в сети Интернет информации, содержащей идеологию криминальной субкультуры, ее символику и атрибутику за исключением случаев, когда такая информация размещается в целях формировании негативного отношения к идеологии криминальной субкультуры и отсутствуют прививки пропаганды или оправдания криминальной субкультуры; принуждение к оказанию материальной, финансовой и иной помощи осужденным; воспрепятствование исправлению осужденных или призывы к неисполнению основных обязанностей осужденных; возбуждение ненависти или вражды по отношению к сотрудникам органов правопорядка, юстиции, прокуратуры и уголовно-исполнительной системы, судьям в связи с исполнением ими соответствующих полномочий; организацию и подготовку указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению; финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг.

Башкин пытался добиться от участников совещания оценки законодательных предложений, и не смог. Молчание представителей ведомств было лучшим показателем того, что ничего не получится, тюремная субкультура будет и дальше процветать в интернете.

Мне непонятно, почему право карать и миловать информацию забрали интернет-платформы. США создали себе частную информационную армию, отобрав полномочия государства.

Лев Московкин.