Что изменилось в Москве со времен СССР

Помните, в фильме «Покровские ворота» Михаил Козаков произносит ностальгические слова: «Москва! 50-е годы. Они уже скрылись за поворотом. Отшумели 60-е, 70-е пролетели, 80-е проросли. Мы меняемся: Москва молодеет, я старею… Молодость, ты была или не была? И только ветер в аллеях Нескучного сада заметает твои следы…»

Наш город, и правда, всё время меняется, с каждым годом всё стремительнее и стремительнее. Трудно, правда,  ответить,  на сакраментальный воландовский вопрос «изменились ли эти горожане внутренне», но вот то, что Москва похорошела и  что у жителей столицы появились все эти «автобусы, телефоны и прочая… аппаратура», сильно упростившие нашу жизнь, сомнения не вызывает.

«Я просто предлагаю взять ключи и прогуляться в нынешней ночи»,  — сказал как-то  еще в советское время хороший московский поэт и наш бывший коллега, журналист «Московской правды»  Александр Вулых. Прогуляемся и мы — в ночи, на рассвете, днем, вечером. Прогуляемся по нашему любимому городу, пытливо вглядываясь в его облик и вспоминая, каким он был.

Вам и не снилось

Смотрите, это Новинский бульвар. Как вы думаете, что  это такое? И вовсе не механические круассаны, как многие из вас подумали. И тем более не «бэтмобили»,  и не реквизит тайно  снимавшихся в столице кадров американских  «Звездных войн». Это поливальные машины на Новинском бульваре в Москве в 1938 году.  Необыкновенный дизайн, не правда ли? Всегда подозревала, что советские инженеры  первой половины двадцатого века были  не лишены чувства юмора!

А вот тот же Новинский бульвар в наши дни. Современные поливальные машины смотрятся менее экстравагантно, но, согласитесь,  не менее красиво. Их, кстати, активно  используют в столице  во время различных мероприятий. Так, например, коллеги с  радиостанции «Серебряный дождь»  в честь своего юбилея устроили пробег этих самых  поливальных машин по Садовому кольцу. Смотрелось очень эффектно при условии,  что  была возможность наблюдать шоу не с примыкающего к проезжей части тротуара, а в некотором безопасном отдалении.

Это очень хороший город

«В нашем городе, — сообщает закадровый голос артиста Андрея Мягкова  в фильме «Служебный роман», — чересчур много жителей, чересчур много приезжих… Всюду толкотня, давка, очереди, но все равно я люблю этот город, это мой город, это очень хороший город». Напомню , что фильм вышел в 1977 году.

Но самой лучшей иллюстрацией толкотни того времени,  блестяще с верхней точки показанной в картине Эльдара Рязанова, был, пожалуй,  все-таки не Ярославский вокзал, а Государственный Универсальный Магазин на Красной площади.

ГУМ,  в простонародье. Да-да, именно, в простонародье, потому что в советские времена ГУМ являл собой абсолютно демократичный магазин, где  в первой половине дня или в законный обеденный перерыв для советских граждан на прилавки «выбрасывали» дефицитные товары. Теперь уже и не каждый вспомнит, что это такое.

Товары были по карману каждому, правда,  далеко не каждому их хватало, Отсюда  — толкотня и километровые очереди.

Сегодня исторический торговый комплекс (все тот же Государственный Универсальный Магазин в центре Москвы) хоть и остается памятником архитектуры федерального значения и находится в федеральной собственности, арендован компанией Михаила Куснировича Bosco di Ciliegi аж до 2059 года. И цены там такие, что большинство людей гуляют по ГУМУ, как по залам музея, разглядывая товары, как экспонаты: на глаз приятно, но приобрести – никакой зарплаты не хватит!

Даже знаменитое ГУМовское мороженное в вафельном стаканчике, стоившее в советское время копейки, сегодня продают по 100 рублей.

Команда молодости нашей

Дворовый футбол! Как много в этих словах слилось для сердца советского человека.

Практически все артисты старшего поколения, жившие в Москве, рассказывали мне, что для игры в футбол в  их детстве был нужен только мяч. Футбольной площадкой мог стать любой пустырь, любая подворотня. А воротами могли служили брошенные тут же портфели или крупные камешки. Причем играющие совершенно не боялись угодить под колеса груженных ли повозок, запряженных лошадьми, или первых автомобилей. Москва была тихим,  неторопливым, еще не познавшим скоростей, городом.

То ли дело сегодня! В большом количестве дворов есть прекрасно оборудованные футбольные площадки — со специальным покрытием, настоящими воротами, освещением в вечернее время. А у игроков  даже есть  форма – нашим предкам такого и не снилось!

Я в синий троллейбус сажусь на ходу

Проектирование троллейбусов в столице началось в 1932-м, городские власти сначала хотели закупить немецкие машины, однако потом решили делать свои. Первый маршрут был запущен от Тверской заставы до села Всехсвятское –  это там, где  сегодня располагается станция метро «Сокол». Большая часть маршрута была однопутной. Первые машины были названы в честь Лазаря Кагановича «ЛК» — он  активно выступал за создание в городе электрического транспорта. В каждом троллейбусе были мягкие кресла, сетки для багажа и даже нагреватели. Внутри корпус состоял из дерева, а снаружи был обшит металлом. Средняя скорость троллейбуса в Москве  составляла 30 — 35 км/ч. Передние двери вручную открывал водитель, а задние – кондуктор. Перед вами первый — троллейбус образца  1933 года.

25 августа прошлого года движение троллейбусов в столице было полностью прекращено, вместо  них по Москве поехали электробусы.

В ночи это зрелище, конечно,  впечатляет. Власти города посчитали троллейбусный транспорт устаревшим. Но «в знак уважения к троллейбусу» был запущен так называемый «музейный» маршрут Т, который и сегодня курсирует от метро «Комсомольская» до Елоховской церкви.

Москва никогда не спит

Единственным зданием, украшенным и хорошо подсвеченным в столице в дни  государственных праздников, был Центральный телеграф на Тверской улице (в то время носившей имя писателя Горького). Люди шли к  нему и 7 ноября, и в новогоднюю ночь. Здесь звучала музыка, народ танцевал, пел. Хлопали новогодние хлопушки, обсыпая детей конфетти. Хлопали  пробки «Советского шампанского», обливая веселящихся на морозе людей пенистой ледяной  влагой.

Но в обычные, непраздничные дни город погружался в привычную  темноту, магазины закрывались в 19 часов, пойти посидеть простому советскому человеку было решительно негде: у входа в кафе, пивные бары и рестораны стояли очереди и швейцары, оценивающе потенциальных гостей на предмет возможных чаевых. Если гость зримо швейцара не устраивал, то табличка на двери «Свободных мест нет» могла висеть вплоть до закрытия заведения, и дверь при этом не открывалась.

Сегодня ситуация совершенно другая. Столица прекрасна, ночами она буквально утопает в неоновых огнях.

И сегодня Москва, кажется, вовсе не спит. Веселиться здесь можно хоть всю ночь,  до утра, выбрав заведение по вкусу. Благо предложение давно превышает спрос. Лишь бы хватило здоровья!

И это, по прежнему, все тот же город. «Это  мой город! Это очень хороший город».

Елена Булова.

Фото из открытых источников