О Спорт, ты кто?

Фото ОКР

«Кто не смотрел ни одной минуты Олимпиады, тот – я!»

Наткнулся на этот пост с тысячей лайков в одной из соцсетей и… задумался. А ведь и я – тоже! НИ ОДНОЙ минуты олимпийских репортажей я не видел, а из того, что нынче происходит в Пекине, краем уха слышал только историю с нашей фигуристкой Валиевой.

Стал спрашивать знакомых, и выяснилось, что столь радикальный подход, конечно, редкость, но в целом интерес к этому событию В РАЗЫ меньше, чем даже четыре года назад, я уж не говорю о
1970-х годах.

Но почему? Неужели дело в том, что там сегодня не развеваются наши «триколоры» и не звучит победная музыка Александрова?

Или все дело в пандемии, резко сместившей поле наших повседневных интересов?

А может быть, корень зла в нешуточной угрозе войны между братскими народами, которая висит над нами уже несколько месяцев?

Оказалось, что этими факторами проблема далеко не ограничивается.

Я поговорил с совершенно разными людьми, как с профессионалами, связанными со спортом и телевидением, так и с простыми обывателями. Им всем был задан один и тот же вопрос: смотрите ли вы репортажи с пекинской Олимпиады и чем можно объяснить резкое падение зрительского интереса к этим соревнованиям.

Предлагаю краткие выжимки из этих разговоров:

Алексей Крутов, хоккеист, сын Владимира Крутова (Сочи):

— Стараюсь смотреть. Особенно когда наши ребята играют, но главная причина пониженного внимания – пандемия. На Олимпиаду в Пекин приехали далеко не все лучшие спортсмены, трибуны пустые, да и атмосфера не способствует тому, чтобы ребята выкладывались. Выкладывались так, как мы, когда за золотые медали буквально готовы были жизнь положить!

Сергей Енгибаров, предприниматель (Хьюстон, США):

— Не смотрю ничего. А вот даже не знаю почему! В молодости, помню, прилипал к экранам, все чемпионаты смотрел, особенно хоккей и фигурное катание! Про Олимпийские игры я и не говорю! Всех знал, за всеми следил… А сейчас – даже не знаю, как их там зовут. Где-то в 90-е у меня все это просто отрубило.

Алексей Прудников, футболист, олимпийский чемпион 1988 года (Москва):

— А что теперь смотреть? Как сытые миллионеры по травке бегают? Раньше чемпион был героем, ему все мальчишки хотели подражать, быть на него похожим… А сейчас только завидуют: хочу денег получать столько же. Ну, это я о своем, но так и везде, хотя за лыжи и коньки платят, конечно, намного меньше… Хотя все это желтая пресса виновата. Но у нас-то как было: главный девиз – «От значка ГТО к олимпийской медали»! Олимпиада это ж, скорее всего, один раз в жизни! Праздник какой… И главное – не победа, а участие… А сейчас — одну отодвинули, а вторую вообще без зрителей сделали… Как там выступать, для кого? Для тренера своего? Да и с допингом кошмар… А мы ж тогда вообще не знали, что это такое! Понюхать нашатырь перед выходом на поле – вот и вся наша химия!

Ольга Павленко, пенсионерка (Окленд, Новая Зеландия):

— Не смотрим, потому что не интересно. Я, конечно, не скажу за всю диаспору здесь, наверняка есть те, которые смотрят. Но мы с мужем – нет. Раньше мы как-то смотрели, переживали за наших… Я, кстати, фигурное катание очень любила! А сейчас… противно и не интересно.

Юрий Ворон, сотрудник частной фирмы (Черкассы, Украина):

— Да ты что! Мы тут все смотрим, смотрим, как всегда! И очень переживаем тут за вашу фигуристочку! Да все нормально, хорошая Олимпиада!

Мигель Бас Фернандес, журналист (Барселона, Испания):

— Вообще не смотрю. Просто слишком много дел накопилось, я не успеваю переключаться. А так… Ну какая, к черту, Олимпиада? Ты смотри, что в мире происходит! Кто болеет, кто пытается из кризиса вылезти, кто в панике, что вот-вот вой­на начнется… Нашли время на коньках бегать!

Андрей Макаревич, музыкант (Москва):

— Не смотрю вообще, да и не смотрел никогда. И тут никакой политики, просто я никогда не был болельщиком, мне это совершенно не интересно. В молодости, когда я еще смотрел наш телевизор, я больше выбирал программы о животных.

Роман Мартыненко. Тренер по фигурному катанию (Осло, Норвегия):

— Норвегия эти Игры смотрит меньше, чем раньше, но это – политика! Главный телеканал НРКО Игры не показывает, потому что у нас с Китаем испортились отношения после того, как мы дали Нобелевскую премию их диссиденту. К тому же из-за разных часовых поясов прямая трансляция происходит глубокой ночью, так что уже на следующий день люди в интернете смотрят то, что им интересно, а не залипают у экранов, как раньше. И вообще, СМИ очень много негатива стали подавать. С вашей Валиевой – все очень противно, потому что ничего не понятно. Ребенок — взрослая, сама — не сама, можно ей – нельзя, давать медаль — не давать… шесть часов заседали и ничего толком не сказали! А другие-то фигуристы при чем, если из-за этой истории тоже медали не получат?

Наталья Белозерская, педагог (Москва):

— Странно все стало и неприятно. Вот, я в интернете смотрела фристайл, там один украинский мальчик потрясающе все делал, от него все были в абсолютном восторге! Ну, и комментаторша просто захлебывалась и все говорила: «наши братья украинцы»… А я сижу и думаю: дурочка, тебе же за все эти восторги так потом по голове дадут!

Владимир Шестаков, серебряный медалист Олимпиады-88, президент Федерации дзюдо РФ в 1999 — 2004 гг., главный тренер сборной РФ по дзюдо в 2001 — 2004 гг. (Рига, Латвия):

— Все началось перед московской Олимпиадой в 1980-м, когда на посту президента МОК лорда Килланина сменил Самаранч! Именно при нем начались все эти бойкоты. Килланин сопротивлялся, а Самаранч все сдал. Он – политик. Кроме того, он слил воедино любительский и профессиональный спорт, туда при­шли большие деньги… ну, и начались игры фармакологов! Кстати, по допингу все началось в ГДР, у них была очень сильная команда химиков, а за ними и остальные подтянулись. Но именно на моей Олимпиа­де в Сеуле был первый случай дисквалификации: канадец Бен Джонсон обогнал американца Карла Льюиса и получил золото, которое у него потом отобрали! Так что это все не против наших началось, а вообще.

Виктор Гусев, спортивный комментатор (Москва):

— Конечно, смотрю. Я работал на восьми зимних Играх, но сейчас остался в Москве. И я не стал бы преждевременно делать выводы о снижении интереса к Олимпийским играм, пока нет никакой официальной статистики. Хотя… смотреть спортивные состязания — это же просто развлечение, а у нас с каждым годом все больше всяческих других развлечений для людей, так что я бы понял, если всё так.

Игорь Талалаевский, режиссер (Киев, Украина):

— Ну, нам в Киеве сейчас только спортом себя развлекать, да? Ты ж понимаешь… Да и вообще, Олимпиады полностью себя дискредитировали, это состязание уже не людей, а стероидов. Ну и пиар политический. Так какая мне сейчас разница, кто там куда быстрее прибежал?

Наум Шрайбер, предприниматель (Филадельфия, США):

— А что, там опять Олимпиаду дают? Нет, я не смотрю, я никогда не был болельщиком. Но и в нашей русской комьюнити я не слышал, чтобы кто-то смотрел. Вот на прошлый уик-энд собралась компания и все обсуждали «супербол». Это… ну как тебе объяснить, раз в году бывает самый главный матч по футболу, по-нашему, который не socker, а реальный football. Вот это все обсуждали, пиво пили, даже подрался кто-то… А про Олимпиаду никто и не вспомнил!

Александр Тихонов, советский биатлонист, четырехкратный олимпийский чемпион (Минск, Белоруссия):

— Я хочу сказать две вещи: во-первых, я преклоняюсь перед китайцами, какой подвиг они совершили, какие сооружения построили, как всё организовали… Да если б в мире нормально все было, к ним бы миллионы людей приехали посмотреть на все это! Ни один театр, ни один фильм не могут собрать столько зрителей, сколько собирают спортивные соревнования! А сейчас – просто беда с этим ковидом! Ну, а второе… Вот я в свое время даже с трибуны предупреждал, что после сочинской Олимпиады у нас могут быть большие репутационные потери! Не послушали… Это ж надо, в моем родном биатлоне только по России случаев с допингом больше, чем во всем остальном мире, это ж позор какой! Спортсменов-то как жалко, у них из-за всяких махинаторов, получается, вся жизнь покалечена… А ко всему прочему, нам теперь стало намного сложнее свои интересы отстаивать. Да и в МОКе у нас кто остался: Тарпищев да Исинбаева, которых никто не слушает, да и сами они уже ни во что не лезут, ни в чем не участвуют.

Аркадий Цимблер, продюсер на пенсии (Париж, Франция):

— Всё очень просто: полностью сменилась… как это называется… повестка дня! Раньше спорт был таким местом, где происходило самоудовлетворение амбиций власти – «мы быстрее, мы сильнее, мы всех победили»… Вот этому и уделяли внимание, а сейчас, когда полмира дрожит – кинут эти идиоты атомную бомбу или нет, какой тут спорт? Ну и ковид, конечно. Я в самом начале переболел, потом уже два раза привился разными вакцинами, но все равно недавно опять поймал эту гадость… Да и вообще, я телевидение в принципе не смотрю, ни наше тут, ни ваше.

Вита Козлова, президент Конноспортивного клуба (Москва):

— Не смотрю! Понимаете, олимпийский спорт окончательно превратился в арену для демонстрации достижений государств, а белоснежные спортивные знамена просто драпируют большой бизнес и большую политику. После допуска на Олимпийские игры профессионалов случился очевидный прогресс: они стали более зрелищными, а телевидение и вовсе превратило спорт в продукт, стоимость которого прямо пропорциональна результатам и звездности участников. В итоге борьба за идеалы сменилась борьбой за ликвидность зрелища, и тут на первый план вышли проблемы чистоты спорта, в особенности – борьбы с допингом. Ведь именно проблемы с допингом лишают результаты соревнований достоверности и объективности, то есть теряется ликвидность зрелища! Учтите еще системные проблемы, которые начались с допуском к соревнованиям разного рода «астматиков» и прочих атлетов, которым официально разрешено применять запрещенные препараты. Но почему они, имея такие медицинские проблемы, не выступают в паралимпийских зачетах? Хочется крикнуть: «Не верю!» Именно здесь я вижу причины потери интереса.

* * *

Как же грустно это всё.

И где же наши яркие переживания за любимых спортсменов, за страну? Где Герои Спорта, на которых хочется быть похожими всем мальчишкам во дворе? Почему все-таки нет прежнего интереса к Олимпийским играм?

Может быть, к следующей Олимпиаде в Милане ситуация исправится хотя бы с ковидом и предчувствием войны…

А с другой стороны, что ждать, если в ежедневных спортивных новостях первые места занимает информация о том, на сколько миллионов заключила рекламный контракт очередная красотка-теннисистка, кого и как поймали на использовании недозволенных препаратов и как мастурбирует перед камерой общенациональный футбольный идол?

Сергей МИРОВ, режиссер, автор фильмов «Чемпионы Вопреки» и «Олимпиада-80. Ход Конем».