Виктория Фанасютина: Фёдор Добронравов создает на площадке особую атмосферу

Виктория Фанасютина работает над съемками своего нового фильма «Календарь Ма(й)я». Наш обозреватель беседует с режиссером.

— Виктория, насколько я знаю, в основе вашей будущей картины лежит очень интересная история…

— Это так. Наш фильм снят по мотивам бестселлера — книги для подростков «Календарь Ма(й)я» Виктории Ледерман и является одной из самых ожидаемых экранизаций ее произведений. По сценарию, главный герой, написав на древнем артефакте современную дату, запускает обратный календарь, и время для него и его друзей начинает двигаться назад. Так что им приходится не только прожить заново прошедшие дни, но и пережить события, которые в дальнейшем изменят жизнь близких и их самих, а также сделать всё возможное, чтобы не исчезнуть, а вернуться в нормальный календарь.

— Знаменитый «эффект бабочки»…  А в каком жанре вы решили эту историю? На какую зрительскую аудиторию она в конечном счете будет ориентирована?

— Я думаю, что приключения, фантастика и археология сделают фильм интересным для зрителей разных возрастов. Съемки проходили в 2021 года в Санкт-Петербурге.

— «Московская правда» писала о вашем предыдущим фильме «Солдатик», взявшем кучу всевозможных международных наград,  посвященном самому маленькому герою Великой Отечественной войны. Новое кино — снова о детях, подростках. Почему вам это так важно?

— Вы знаете, возможно, именно «Солдатик» и стал причиной того, что я снова снимаю фильм о детях. После «Солдатика» было множество писем от ребят,  картина прошла в Америке, ее взяли на  крупнейшие мировые платформы кино. Мы показывали «Солдатика» в самых разных городах России, и ко мне везде подходили дети с  неожиданным вопросом: «А продолжение будет?» При том, что ведь сама история «Солдатика» вполне законченная.  И тогда я вдруг  поняла, что ребятам детям сегодня активно не хватает друзей в нашем современном кино. Тех, на кого они бы  могли ориентироваться. Таких, которые могли бы стать «своими» для них. В отличие от нашего поколения: у нас-то кинодрузья были.  Вот мне и захотелось снова снять фильм, но на этот раз  об обычных сегодняшних детях, которые попадают в необычные обстоятельства. Очень хотелось, чтобы прожив с киногероями полтора-два часа зрителям захотелось бы увидеть продолжение.

Это то кино, снимая которое, ты четко отдаешь себе отчет, «ради чего». После «Солдатика», например, мне писали подростки о том, что они всё время прикидывали на себя: а смогли бы они поступать так, как поступал наш маленький герой-партизан. Когда ребята про героев фильма начинают говорить, что «это мой дружок», режиссер иначе начинает воспринимать  свой труд и материал вообще.

Героям  нашего  нового фильма по 12 лет – это тот возраст, переходный, когда ломаются стереотипы восприятия родителей, а  за новые «ориентиры» подростки еще не успели «зацепиться».  Конечно, детское кино  требует особого подхода: тут важно не травмировать психику юных зрителей, снять так, чтобы  в фильме не было бы мрака, чтобы в нем присутствовала  мечта.

— Ну, да, вы ведь еще и автор сценария этого  фильма. А насколько вообще сложно сегодня сценаристу найти адекватных героев для кинопроизведения в современной детской литературе?

— Сложно. Хотя я стараюсь быть в курсе всех новинок детской литературы, быть на связи с издательствами.  Но бывает, что книга  чудеснейшая, а для кино совершенно не подходит. Найти киноисторию очень не просто. В произведении Виктории Ледерман «Календарь Ма(й)я» эта история была. Интересно, что  там у каждого из героев был свой скелет в шкафу. Спасибо автору, которая доверила свою книгу и позволила сделать  фильм по ее мотивам.  Я, как сценарист, старалась максимально сохранить основу, которая несмотря на фантастический сюжет, очень живая и настоящая.

— Производством фильма занимается «Каро продакшн», продюсерами выступают Юрий  Обухов и Алексей Рязанцев. А кто у вас снимался в главных ролях?

— Фёдор Добронравов, Раиса Рязанова, Равшана Куркова, Анна Уколова, Сергей Горошко, Юрий Батурин и юные талантливые актеры, которых мы искали по всей стране.

— А как ребята, начинающие артисты,  себя чувствовали на одной площадке с  Федором Добронравовым и Раисой Рязановой?

С детьми на площадке справиться непросто. Это – как ртуть, они все время находятся в движении. От чего и устают быстро,  а тогда  уже и послушания нет.  Но когда Фёдор Викторович Добронравов появлялся на площадке всё волшебным образом менялось. Наступала абсолютная тишина. Он ее создавал просто своим присутствием, у него такая  особая аура, что дети ее мгновенно чувствовали.

Что касается Раисы Рязановой,  то это не актриса, а подарок судьбы для любого режиссера. Представляете: мы снимаем при тридцатипятиградусной жаре в большой стеклянной комнате. К тому же работают осветительные приборы. Я предложила актрисе, желая ее поберечь, когда она не в кадре, периодически выходить в тень, но она категорически отказалась, мотивировав, что должна чувствовать, что именно происходит на площадке. Ни на секунду не покинула нас. Вот это школа, вот это планка!  Случилось так, что мы один кадр не успели  снять, так она так расстроилась, что заплакала. Я подобного на своем веку не видела. По-моему, это какой-то высший пилотаж отношения к профессии, и к тому, что ты делаешь в этой жизни!

Елена Булова.

Фото предоставлены Викторией Фанасютиной 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x