Право быть услышанным

Существуют такие темы, которые СМИ категорически отвергают, потому что неформат. Что это значит, никто не знает. А все просто: форматы – это то, что можно продать. Они сочетают релевантность темы, проверенность жанра и политическую целесообразность.

Ольга Кормухина Фото Льва Московкина

Актуальность и востребованность в форматы, как правило, не входят.

Иногда случаются такие события, которыми система как бы сама себя проверяет на вшивость. Типа попытки оздоровления, санации.

2 сентября в информационном агентстве «Национальна служба новостей» на Октябрьском поле был представлен яркий пример такого события.

В рамках осуществления проекта «Академия современной музыки Алексея Белова и Ольги Кормухиной», созданного при Институте современного искусства, состоялась пресс-конференция заслуженной артистки РФ, советской и российской исполнительницы Ольги Кормухиной и советского и российского рок-музыканта и автора песен Алексея Белова.

Проект реализуется при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.

В пресс-конференции приняли участие: мастера «Академии», организаторы проекта Алексей Белов и Ольга Кормухина, также проректор ИСИ, доктор культурологии Елена Каминская, заслуженный артист РФ, народный артист Башкортостана, солист Мариинского театра, художественный руководитель Башкирского Государственного театра оперы и балета, советник по культуре и искусству Главы республики Башкортостан Аскар Абдразаков, депутат Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации, общественный деятель, певец, композитор, поэт, музыкальный продюсер Денис Майданов, народная артистка Российской Федерации, Президент Музыкальной Академии Ларисы Долиной, заведующий кафедрой эстрадно-джазового пения МГИК Лариса Долина, композитор, член Союза композиторов Москвы и России, преподаватель Московской Консерватории им. П.И.Чайковского Тихон Хренников младший.

Пресс-конференцию собрали для освещения проблемы реализации проекта «Академия современной музыки», задачи современной музыкальной индустрии, арт-менеджмента, продюсирования, самопродюсирования и продвижения на телевидении, в интернете и в иных СМИ.

Также обещали, что будут подведены итоги конкурса авторов-исполнителей, а мастера проекта расскажут о финальном гала-концерте, на котором все желающие смогут услышать композиции участников проекта.

Ну, казалось бы, дело-то хорошее. Популярная и харизматичная Ольга Кормухина собрала команду соратников, чтобы воспитывать художественный вкус молодого поколения. Еще Владимир Мединский во время пребывания на министерском посту отмечал потрясающее стремление россиян петь и плясать.

Однако события аномального 2022 года обнажили голодные камни на дне пересыхающих рек любви к жизни. Кое-где даже показались зловещие останки фашистских кораблей.

Организаторы пресс-конференций с привлечением творческих личностей знают, насколько трудно их собрать в одном месте в назначенное время. Пресс-конференция началась с опозданием более чем на час.

Что касается журналистов, это вопрос особый. Для них тематика Кормухиной «неформат». Так ведь Кормухина именно для того и собрала компанию соратников, чтобы через СМИ донести до людей важнейший вопрос современности. На пресс-конференции она сказала, что начинать надо с журналистов. А для реализации проекта борьбы за здоровье населения нужна политическая воля. Видимо, одного президентского гранта мало.

Команда Кормухиной – Белов, Долина, Хренников, Майданов, Абдразаков – выступала как единое целое, фактически один организм. Каждый говорил ярко, интересно и содержательно.

Я получил большое удовольствие, буквально как глоток свежего воздуха в глобально спертой атмосфере.

Актуальная задача поставлена адекватно. Она состоит в том, чтобы придать молодым творцам, композиторам и исполнителям, право быть услышанными со сцены. В СССР такой опыт был, подобный проект работал для литературы, поэзии и рисунка. Поиском талантов занималась команда журнала «Юность».

В сложившейся музыкальной культуре свирепствует копирование песенного фастфуда. То есть проблема та же, что и в журналистике, где насаждается рерайтинг заготовок, или по-русски списывание, как у двоечников.

В 2009 году доверие официальным СМИ настолько упало, что Кремль своей политической волей решил проблему, дав право быть услышанными блогерам. В России это право творца, а не потребителя, как установил в США Кеннеди, передав потребителям функцию государства по контролю качества товаров.

Блогосфера превратилась в пятую власть. Далее развернулась настоящая война с насаждением информационного фастфуда в коктейле с русофобией, оплаченной из-за рубежа.

Теперь нам предстоит воссоздавать нечто вроде шестой власти музыки и вокала. Как мы хорошо знаем, в СССР благодаря государственной поддержке эта власть зачастую была первой, и Ольга Кормухина и Лариса Долина были заметными ее исполнителями. Естественно и правильно поделиться опытом с рожденными после СССР. Казалось бы, какая может быть политика в музыке? Однако факт, деятельность Академии успела стать показательным экспериментом. Дети, успевшие хлебнуть «формата», в конкурсе быстро проиграли тем, у кого в семье их родителей сохранились классические традиции красоты и гармонии.

Воспитанные по канонам постмодернизма лишены самоцензуры. Она необходима, чтобы отсекать все то, что против человеческого в человеке и вредно для здоровья. Признаюсь честно, ничего не понимаю в музыке. Просто по роду деятельности знаю, о том, чем занимается автор монографии «Потребности мозга» Вячеслав Дубынин, представитель отечественной школы физиологии ВНД Павла Симонова.

Музыка как временнОе искусство не имеет визуального эквивалента и воздействует на мозг таким же непосредственным образом, как воздух для дыхания. Правда, от бухающей оглушающей музыки человек не умрет, но он перестанет воспринимать жизнь в красках, теряя личность. Красота или антикрасота в музыке различается, конечно, но не партийной цензурой. Это очень легко проверить на фокус-группе.

Академия музыки специально экспериментов не ставила. Молодое поколение России талантливо. В нем растет запрос на естественное. Кто против, непонятно, но против сильно и эффективно. Неформат.

Участники пресс-конференции и, прежде всего сама Ольга Кормухин, а предлагали очень разумные вещи. Например, ввести распределение в творческих вузах. По мнению Майданова, не обязательно выпускник должен ехать к себе домой. Важно удовлетворить региональный голод на культуру.

Суть проекта растолковала Ольга Кормухина: «Какие имена закрепятся на большой сцене, это не к нам. Мы для этого, собственно, и создали Академию современной музыки, чтобы их появилось как можно больше, именно пишущих людей. Потому что у нас поющих очень много. Количество поющих увеличилось. Музыкантов-инструменталистов хорошего уровня много. У нас одна беда – у нас недостаток репертуара. И недостаток разножанрового репертуара. В нашей Академии обучаются ребята, которые учатся в данный момент, либо закончили среднее или высшее творческое учебное заведение. 15 сентября у нас концерт выпускников Академии. Кстати говоря, можно будет услышать и девушку, выпускницу Музыкальной академии Ларисы Александровны Долиной. Она выпустилась как вокалистка, но она еще и пишет музыку. Мы даем площадку, мы даем образование тем людям, которые сами сочиняют. То есть у нас полный процесс, начиная от создания произведения, аранжировки, самопродюсирования, продюсирования, звукозаписи, постпродакшена, видео и продвижения. То есть весь полный набор. У нас очень хорошие спикеры в академии, включая лидеров мировой индустрии и в области записи, и продакшн музыкального. Это шведы, финны, сейчас собираемся еще Лондон подключить. Кстати говоря, люди творческие, у них с головой все нормально, никто не отказал, никто не поменял своих планов, хотя договоры были задолго до СВО, и даже после мы задавали вопрос, они говорили – нет, мы люди культуры, нам это все равно. Ребята с огромными впечатлениями. И ребята, которые проходили обучение в онлайн-школах, включая Бёркли, говорили – у вас не хуже, а в некоторых моментах даже подробнее, чем в Бёркли за огромные деньги. Это было самое главное, это было за счет помощи Фонда президентских грантов, то есть президентского Фонда культурных инициатив. Потому что ребята приезжали из разных уголков нашей необъятной страны. Огромные расстояния преодолевая на самолетах, на поездах. Конечно, без помощи государства мы бы не справились, потому что одни билеты, гостиница, это дорогого стоит. И, конечно же, здесь огромную роль сыграл Институт современного искусства, на базе которого создана Академия. У нас сейчас есть много на самом деле запросов на нашу методику. В принципе, мы первопроходцы, мы создаем национальную школу современной музыки, во всех жанрах современной музыки, где ребята могут обучиться всему процессу. Как результат уже недолгого обучения, результат огромный. Ребята стали писать, а некоторые даже по нескольку в день произведений. Это как Антонов говорил: пока я не учился, я писал одно произведение в месяц, когда пошел учиться, я стал писать по нескольку в неделю. Вот то же самое, люди абсолютно переформатировали свой взгляд, свой подход, они стали более профессионально подходить ко многим вопросам. И, конечно же, самое главное, это то, что мы даем площадку для того, чтобы они могли быть услышаны. И более того, не просто услышаны, а чтобы они получили такую большую дорогу в жизнь».

Конец цитаты.

Концерт выпускников Академии состоится в Театре ИСИ на Горбушке.

Забегая немного вперед, отмечу, что у проводников традиций получилось то, с чем они как бы борются типа «Три герлицы под виндом Пряли поздно ивнингом. -Кабы я была кингица, – спичит ферстав гирлица, -Я б для фазера-кинга..» – ну и так далее. Я не понимаю слов постпродакшн или продюсер. Те, кого я знаю под сим лейблом, по сути профессиональные интриганы и посредники-спекулянты.

Если перевести англицизмы на русский, сразу станет противно. Однако министр культуры Ольга Любимова изъясняется именно таким языком, разве что при посещении думского комитета по культуре воздерживается от англицизмов. Но и там не видят задачи диагностики антиискусства как болезни под действием оружейных технологий в культуре.

Тем не менее, смысл понятен. Академия музыки дает академические систематизированные и репрезентативные знания всего спектра, в том числе истории музыки.

«Мы очень много с ребятами говорим и работаем над знаниями классики, над применением этих знаний. И вообще учим их смотреть в сторону высокого искусства все-таки», – пояснила Кормухина.

Даже великий вокалист испытывает репертуарный голод именно качественных произведений, и с теми же проблемами сталкиваются молодые исполнители.

Лариса Долина встала на защиту русского языка.

«В советское время, когда я начинала, проблем с репертуаром не было. Проблемы были с тем, что тот или иной композитор, Витя Резников, он абсолютно гениальный автор, я считаю, очень многие говорят, он появился не в то время. У каждого свое время. Если б он со своими песнями появился сегодня, это был бы взрыв просто атомный. Тогда же это все было красиво, он очень долго пробивался, несмотря на то, что он бесконечно талантливый человек. Сегодня ситуация резко поменялась. Сегодня мы испытываем, правда, голод. Особенно наши студенты. Для того, чтобы научить правильно петь, мы экзаменуем их. И у нас есть, вот сегодня ты поешь военно-патриотическую песнею, песню отечественных авторов и песню на иностранном языке. У нас эстрадно-джазовый стиль. То есть если человек идет по джазовой стезе, он поет джазовый стандарт или нечто приближенное к этому жанру. Если нет, он поет популярную музыку, популярные песни. И поскольку у нас своих авторов нет на кафедре, к сожалению, благодаря Ольге у нас появятся авторы, с которыми мы будем сотрудничать. Им приходится изучать этот материал, слушая YouTube, и учиться на тех песнях, которые существуют, которые поют наши звезды. Обращаясь к этому материалу, нам очень много приходится исправлять. Во-первых, неправильная подача музыкального материала. Во-вторых, исковерканный русский язык, за что я, извините, убиваю. Потому что русский язык настолько красив, его надо правильно извлекать. На нем можно и нужно правильно петь. Вот то, чем занимается моя кафедра уже пять лет. Когда девочка или мальчик приходит ко мне на урок и показывает материал русскоязычный, это катастрофа просто. Мало того, очень многие из них приносят авторские материалы на экзамены, и я еще ни разу за семь лет не слышала ни одной приличной песни авторской. Голод совершенный. То есть кто-то где-то в подворотне что-то написал, и этот студент считает, что имеет право показывать комиссии экзаменационной очень плохой музыкальный материал, мягко выражаясь. Голод существует, он был, есть, и пока мы не сдвинем эту точку, у нас дальше будет еще хуже все. Я очень благодарна, Оля, что ты развернулась к этой проблеме, она настолько важна и настолько актуальна…», – сказала Долина.

Кормухина вдохновилась и от переполнения чувств прервала: «Никогда вы не научите вокалиста на уже спетом материале. Обезьянничать можно сколько угодно. Создать, родить этого ребенка совместно с авторами, это высочайшее искусство. Обучения этому лишены многие студенты в творческих вузах. И на самом деле очень большой запрос существует на нашу деятельность».

«Качественный авторский материал нужен для того, чтобы наш студент учился заново, а не перепевал чью-то чужую песню. Но мы вынуждены прибегать к этому, потому что у нас нет своих авторов. А то, что они приносят, это ниже плинтуса», – добавила Долина.

Профессор Долина делится своими песнями со студентами и учит их петь по-своему. Это сложно, потому что приходится переучивать.

Российский шоу-бизнес готов принять новые имена. Лариса Долина очень благодарна Игорю Крутому, который не боится показывать новых композиторов, новых авторов и новых исполнителей. Может быть, их не так много, как хотелось бы, но они есть.

Кормухина немножечко не согласилась. Были дети, которые не прошли в финал. Сначала было тысяча слушателей Академии в онлайне со всей страны. Из тысячи отбиралось пятьсот, из пятисот тридцать. В концерт поставили восемнадцать, хотя планировалось десять. Как ни странно, те двенадцать человек, которые не попали, при ближайшем знакомстве оказалось, что это люди, которые занимались в продюсерских центрах. Они проигрывают нашим «диким» самостоятельным детям, которые принципиально не идут в продюсерские центры. Там стирается личность. Там все равно будут требовать коммерцию. Там универсальный подход, мотивчик и форматик, он уничтожает на корню всякое творчество.

«Ведь человека надо не столько научить, а научить любить учиться», – высказала Кормухимна основной закон педагогики. Больше всего студентов из ИСИ, потому что здесь есть полный спектр образования. Сразу виден результат, с ними легче работать, и материалы у них более высокого уровня.

Но есть и большой минус, обнаруженный Кормухиной. С одобрения высших инстанций ребятам дали возможность получать два-три творческих образования, но у нас голодная периферия. А где мы будем собирать этих гениев? Кто их там будет учить? Ребята из регионов, попав на бюджетные места, стараются остаться в Москве и Питере, ожидая, пока у них случится карьера. Здесь они груши околачивают, по ресторанам, по улицам работают. Кавера поют на свадьбах. Такая деятельность дает регресс.

«Денис, ты мне обещаешь, что мы с тобой войдем в Госдуму с предложением вернуть распределительную систему в наше образование в творческих вузах. Должны ребята все-таки по распределению отрабатывать у себя в регионах. Но для этого нужно государственное бюджетирование образования, чтобы сто процентов люди, которые поступают на бюджет, при наличии талантов, естественно, они обязаны вернуться и отдать государству то хотя бы, что оно в них вложило», – потребовала певица Кормухина от депутата Майданова.

Что-то в словах Кормухиной напоминает фильм «Ландыш серебристый».

«Я выпускница Гнесинки. Для меня маяк Елена Фабиановна, которая ездила и собирала крестьянских, рабочих детей, которые создали великую гнесинскую школу. В итоге это дальше пошло и возвращалось в регионы. Поэтому это очень важная тема, которую мы должны, Денис, поднять и обязательно довести до конца», – с доводами Кормухиной невозможно не согласиться.

Они смогут руководить процессом и присылать своим учителям готовые клипы.

«Кадровые вопросы по всей стране существуют, и не только в творчестве. Все лучшее из советского союза нужно возвращать. Это система распределения или отправление работника на повышение, обучение и, соответственно, возврат. Соберем в Думе круглый стол. Мы поднимем эти вопросы и обратимся к министерству культуры о возможности запуска этого механизма, который тридцать лет назад прекрасно работал. Конечно же, кадры для того и должны учиться в лучших учебных заведениях, чтобы возвращаться. И все, чему научились, масштабировать в регионе и там растить новые кадры. Второе. Была система распределения, ты не обязательно мог вернуться в свой город. Но в Советском Союзе столько предприятий, там по два завода в день открывалось. Ты, может быть, не в Саратове нужен, могли в Мурманск направить», – растолковал Денис Майданов.

Кормухина радостно поведала, что ее после Гнесинки направили в Мурманск. Только диплом с отличием и просьба Олега Лундстрема оставить певицу в Москве спасла, а так бы в Мурманск поехала.

Майданов, однако, гнул свое: «Прекрасно, и пригодилась бы в Мурманске, потому что в Мурманске предлагали хорошую работу, хорошую зарплату и сразу размещали где-то там в хорошем общежитии. Первое жилье давали и ставили тебя на очередь на получение квартиры. Это тоже прекрасно, молодому специалисту было будущее его предопределено. Государство за него уже многое продумало, чтобы был мотив уезжать в регионы и работать. Второе, чтобы специалист, работник культуры, остался в регионе, а не рвался в Москву, нужны минимальные ставки оплаты труда. Чтобы специалист уехал, нужно там создать условия, чтобы были достойные деньги. Они все, как и мы здесь, играют свои лотереи. Из десяти тысяч приехавших звездами, становятся от силы пятьдесят-сто человек. Остальные, как Ольга Борисовна правильно сказала, могут играть в переходах, ресторанах. Там тоже люди нужны. Но в целом лучше возвращаться в свой регион и потраченное на тебя время твоих великих педагогов применять, отдавать новым звездам, которые вы хотите и куете своими руками. Поэтому, Ольга Борисовна, ставим в график, обязательно сделаем это во время осенней сессии Думы».

Конец цитаты.

По поводу измельчания Денис Майданов хотел сказать следующее.

«В нынешнее время сильнейший геополитический, исторический разлом, который необходимо преодолевать, и в культуре прежде всего. Мы обязаны это сделать. И Академия музыки, которую создала Ольга с Алексеем Беловым, и весь труд Ларисы Александровны, это все большой важный труд по возвращению крупных форм. Порой ребята, не обучившись и не понимая, что такое музыка как предмет, фундамент, как плацдарм, получает в руки простые средства производства. Это все то же самое, что я прошел, кубейс, лоджик, кикок, программы, в которые ты набиваешь минимальный бит, накладываешь минимальный инструмент, что-то там в простейший микрофон напел, и уже тебе большой интернет, которого раньше не было, закинул в интернет и вроде как бы музыкант, создал композицию. Потом удивительным образом какие-то из них становятся хитами. Там ни текста, ни исполнения. Я не хочу быть ретроградом, но мы с вами взрослые люди, которые прошли большой путь в музыке, мы в состоянии оценить, является ли это произведением музыкальным, либо это то, что Лариса Александровна говорила. Приносит надерганное из ютуба и еще пытается это петь, считая, что это какое-то высокое искусство, раз оно раскрутилось», – Денис Майданов настроен крайне непримиримо к музыкальному фаст-фуду.

По словам Майданова, здесь большой вопрос к нашим радиостанциям: если сами видите, что это не совсем русский язык и не сосем музыка, вынуждены это ставить, потому что вы коммерческие радиостанции и идете за мнением своего потребителя, но, тем не менее, вы же тоже взрослые люди, которые в состоянии участвовать в формировании новой российской культуры.

«Раз такая отмотка идет назад, раз идет всей страной возврат к самодостаточности, к суверенности во всем, в том числе и в культуре, давайте мы тогда и в средствах массовой информации, которые занимаются музыкальной культурой, на радио, телевидении и много еще где, давайте руководители этих радиостанций будут все-таки наряду с фаст-фудом музыкальным допускать и включать почаще крупные формы. Те произведения, которые на наш вкус и на ваш как руководителей средств массовой информации, являются достаточно музыкальным настоящим продуктом», – Майданов выступил с призывом, который разными словами звучит в Думе все годы ее существования.

Во время музыкального фастфуда песня держится месяц, от силы три. Майданов считает, должна быть своя субкультура. Невозможно все время быть ходячим караоке. Труд Академии музыки важен для строительства нового российского государства.

Кормухину буквально распирали эмоции: почему саундтрек к русскому фильму на английском языке? На английском языке петь проще. Но не будет великой русской культуры.

Ближе к концу в ответах на вопросы Майданов коснулся самой больной на текущий момент в России темы.

«Если индустрия вся договорится, я, конечно, в это с трудом верю, но будем стараться, чтобы индустрия договорилась, тогда может получиться профсоюз, то есть должны быть единые правила. Мы говорим о тех артистах, которые уехали из страны, которые молчат и не проявляют своей позиции, кто-то за страну. Так вот, должны быть единые правила. Если Следственный комитет вынес в отношении определенного артиста свой вердикт и объявил его врагом страны, а мы его видим условно в хит-парадах, в Интернет-ресурсах, Яндексе, ВКонтакте он находится в топах, то я считаю, это со стороны этих компаний несистемная работа. Они опять же живут и работают в нашей стране, они должны поддерживать тренд государства. Вынесение вердикта Следственного комитета это позиция власти, позиция президента. Если у тебя подобный персонаж продолжает звучать, это саботаж. В Китае, если человек попал в немилость, этот челок, его творчество исчезает со всех ресурсов, со всех площадок. Это единый гуманитарный фон, за который борется государство, гуманитарная безопасность. Почему тогда существует разброд, если силовые структуры совершенно оправданно выносят свой вердикт, потому что ненормативная лексика, распитие спиртных напитков на сцене и реклама наркотиков. Много чего исповедует его творчество, аморальное поведение. Если в отношении него государственный орган выносит решение, то почему остальные организации, работающие на территории нашей страны, эти решения саботируют? Большой вопрос я бы здесь поставил, и уже об этом стоит задуматься», – заявил Майданов, имея в виду Моргенштерна.

Это действительно большой вопрос, угрожающий национальной безопасности.

Майданов хорошо говорит по-русски и прав во всем, кроме двух моментов. После 24 февраля в стране стали бороться за ее суверенитет, и не все с антигосударственной позицией уехали, многие успешно работают по своей миссии-поручению против страны, и в этом ответ на его вопрос. Видимо, для резонанса аудитории надо транслировать расхожий стереотип о коммерции, хотя давно доказано, что вместо удовлетворения естественного запроса населению Земли навязывают то, что не нужно и даже вредно. Это не рынок, а жесткое деструктивное управление в форме глобального теневого анти-государства.

Теоретически любая страна должна защищаться от носителей антинациональной позиции. В ряде стран такие граждане подпадают под уголовное или административное преследование. Но на практике защита осуществляется в США и КНР.

С Россией, как всегда, ситуация особенная, пророссийская позиция совпадает с истиной. Антагонистическая позиция, которая считается в глобализованном по международным правилам США мире основной, инвертирует идеалы красоты в уродство и поддерживает оружейные технологии в культуре.

Это огромное уникальное преимущество России, от которого США и их сателлиты защищаются. Тем более странно, что оно не используется внутри России.

После 24 февраля на множестве площадок заговорили об одном и том же разными словами по разным темам. Люди с суверенной позицией раздроблены и не понимают, с чем схлестнулись. Практически все высказывают, как минимум, недоумение по поводу внутренней политики и отсутствия политической воли. И никто из неофитов патриотизма не знает, сколько уже полегло на этом поле бесславной политической смертью.

При этом Кормухина знает, что забвение хуже черного пиара.

Ольга Кормухина Фото Льва Московкина

В то же время глобализация попсы и русофобии, насаждение оружейных технологий в культуре идет системно, технологично и иногда выявляется управление из структур, аффилированных со спецслужбами США.

Тусовка единомышленников, пусть даже звездных, против антигосударства не работает.

Вопреки большим затратам, экспертный потенциал Госдумы слабый. В парламенте не различают искусство и антиискусство, так же, как науку и антинауку. Не знают и об исследованиях Журфака МГУ подмены красоты уродством в западных глянцевых журналах. Что касается потребностей мозга Вячеслава Дубынина, его монография при всей популярности автора неизвестна никому за пределами профессиональной сферы. Книжный рынок забит переводной макулатурой про мозги.

Мой отец Израиль Файнберг, первый специалист страны в теории цвета и создатель автоматического цветокорректора, в шестидесятых годах пытался заниматься теорией красоты. Сопротивление было большое, но были и содержательные успехи.

ИСИ вуз уникальный, и он должен взять на себя функцию разработки теории красоты, чтобы вооружить такие проекты, как Академия музыки, доказательными технологиями.

Убеждения и призывы о нашей хорошей музыке и качественном русском языке не работают. Надо действовать подобно юристам, когда они защищают предпринимателей или врачей. Привлекают лингвистику, химию, статистику. При такой грамотной настойчивости иногда получается справиться с анти-государством.

Привлекая талантливых людей, очень важно не обмануть их ожидания.

Лев МОСКОВКИН.

Фото автора

Ольга Кормухина Фото Льва Московкина
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x