Как Зиновьев и Каменев «привели» к власти Сталина

105 лет назад, 11 октября и 18 октября 1917 года, Зиновьев и Каменев, близкие друзья и соратники Ленина, публично выступили против Октябрьского вооруженного восстания, против Ленина и Троцкого.

Троцкий, Зиновьев, Каменев, Октябрьская революция

10 октября 1917 года в Петрограде, на тайном заседании ЦК РСДРП(б), на котором присутствовали Ленин, Зиновьев, Каменев, Троцкий, Сталин, Свердлов, Урицкий, Дзержинский, Коллонтай, Бубнов, Сокольников и Ломов (Оппоков), был принят, как писали потом во всех учебниках истории, «курс на вооруженное восстание». Против выступили лишь Григорий Зиновьев и Лев Каменев. Их возражения отвергли. И тогда они на следующий день в газете «Новая жизнь»  опубликовали обращение к партии:

«Мы глубочайше убеждены, что объявлять сейчас вооруженное восстание — значит ставить на карту не только судьбу нашей партии, но и судьбу русской и международной революции… Шансы нашей партии на выборах в Учредительное Собрание превосходны… В Учредительном Собрании мы будем настолько сильной оппозиционной партией, что в стране всеобщего избирательного права наши противники вынуждены будут уступать нам на каждом шагу».

На мой взгляд, они выступали за цивилизованную парламентскую политическую борьбу.

Через неделю, 18 октября, Каменев в той же газете опубликовал Заявление с подтверждением их позиции.

На следующий же день, 19 октября, со страниц газеты «Правда» раздался гневный окрик Ленина:

«Уважающая себя партия не может терпеть штрейкбрехерства и штрейкбрехеров в своей среде… После принятия решения никакое оспорение недопустимо, раз дело касается немедленной и тайной подготовки к стачке».

Конспирация… Вооруженное восстание назвал «стачкой».

Ленин потребовал исключения Зиновьева и Каменева из партии. С частным добавлением: «Мне нелегко писать это про бывших близких товарищей, но колебания я считал бы здесь преступлением… Чем «виднее» штрейкбрехеры, тем обязательнее немедля карать их исключением».

Их не исключили. Чтобы не было «раскола в ЦК». Еще через неделю, 25 октября, свершился большевистский переворот, вошедший в советскую историю как Великая Октябрьская социалистическая революция. Зиновьев и Каменев принимали в ней активное участие и заняли руководящие посты в государстве. Каменев сразу после переворота 12 дней побывал даже председателем ВЦИК – формально глава государства. Затем – председатель Моссовета, член Политбюро ЦК.

Зиновьев – член Политбюро ЦК, председатель Петроградского Совета, председатель Исполкома Коммунистического Интернационала.

В 1936 году Зиновьева и Каменева расстреляли. На суде их обвинили во всех смертных грехах, включая связь с давно высланным из страны Троцким, в убийстве Кирова и попытке убийства Сталина. В чем они и признались. Без конкретики, в общих словах.

Каменев сказал: «Организаторами заговора были: я, Зиновьев и Троцкий. Зачем я это делал? Убедившись в успешности и победоносности политики Иосифа Сталина, мы как оппозиция больше не могли рассчитывать на какие-либо серьезные внутренние трудности, которые позволили бы нам отстранить Сталина от власти. Мы руководствовались безграничной ненавистью и жаждой власти».

Зиновьев: «Я хотел бы повторить, что очень виноват. Я виноват в том, что был организатором, уступающим только Троцкому. Основной задачей было убийство Сталина».

До сих пор нет ясности, почему они оговорили сами себя. Скорее всего, под пытками и, разумеется, из-за того, что Сталин взял в заложники их жен и детей.

Когда зарубежные газеты стали писать, что подсудимые дают признательные показания, возможно, под пытками, на последующих процессах очередной подсудимый член Политбюро Бухарин заявил, что это «заграничные выдумки». Интересно, какими путями он в тюрьме получал зарубежную прессу? Бухарина – после его признательных показаний – расстреляли в 1938 году.

Да, в советской истории сложился образ «кремневого» большевика-подпольщика как человека, прошедшего через все муки. Но на самом-то деле «сатрапы проклятого царского режима» и помыслить не могли о пытках или арестах родных. У самых опасных (включая боевиков-террористов) политических заключенных в Шлиссельбургской крепости спрашивали, чего они хотят на Рождество, жареного гуся или утку, подавали апельсины, яблоки, виноград. Некоторые возмущались, если не было шоколада.

А тут – настоящие пытки, семьи в заложниках. Только и «признание» не помогло. Жену и двоих сыновей Каменева все равно расстреляли. Расстреляли и сына Зиновьева, а жену отправили на долгие годы в лагеря.

Нижеследующий отрывок, известный по книге Роберта Конквеста «Большой террор» (1968 г.), ходит в информпространстве в разных вариантах и в разном авторстве. А первоисточник, использованный Конквестом, абсолютно неизвестная у нас книга Александра Орлова «Тайная история сталинских преступлений».

Александр Орлов – псевдоним Льва Фельдбина, деятеля ВЧК-ОГПУ-НКВД, нелегального резидента советской разведки в Австрии, Франции, Испании, майора госбезопасности (по армейской табели о рангах – комбриг, полковник/генерал). В 1938 году бежал в Америку. В 1953-м издал книгу. Точная цитата:

«20 декабря 1936 года, в годовщину основания ВЧК-ОГПУ-НКВД, Сталин устроил для руководителей этого ведомства небольшой банкет, пригласив на него Ежова, Фриновского, Паукера и нескольких других чекистов. Когда присутствующие основательно выпили, Паукер (Карл Паукер, начальник службы охраны высших должностных лиц, нынешняя ФСО – С.Б.) показал Сталину импровизированное представление. Поддерживаемый под руки двумя коллегами, игравшими роль тюремных охранников, Паукер изображал Зиновьева, которого ведут в подвал расстреливать. «Зиновьев» беспомощно висел на плечах «охранников» и, волоча ноги, жалобно скулил, испуганно поводя глазами. Посередине комнаты «Зиновьев» упал на колени и, обхватив руками сапог одного из «охранников», в ужасе завопил: «Пожалуйста… ради Бога, товарищ… вызовите Иосифа Виссарионовича!»

Сталин следил за ходом представления, заливаясь смехом. Гости, видя, как ему нравится эта сцена, наперебой требовали, чтобы Паукер повторил ее. Паукер подчинился. На этот раз Сталин смеялся так неистово, что согнулся, хватаясь за живот».

И в финале – о гримасах истории.

После смерти Ленина всем было ясно, что главный руководитель в стране один – Лев Троцкий.

Еще в октябре 1917 года, на другой день после штурма Зимнего, на заседании ЦК, Ленин предложил назначить его главой первого революционного правительства – председателем Совета народных комиссаров. (Кстати, «комиссаров» вместо «министров» и «Совет народных комиссаров» придумал Троцкий.) Но тот отказался, сказав, что, во-первых,  правительство новой России должен возглавить лидер партии большевиков, а во-вторых – русский по национальности: «Стоит ли… давать в руки врагам такое дополнительное оружие, как мое еврейство?»

Троцкий – организатор и предводитель Октябрьского вооруженного восстания, создатель и первый главнокомандующий (председатель Реввоенсовета) Красной Армии, победитель в Гражданской войне, Его авторитет в партии, государстве, в массах был абсолютен. Кстати, ненавидящий его Сталин писал в газете «Правда» 6 ноября 1918 года:

«Вся работа по практической организации восстания происходила под непосредственным руководством председателя Петроградского совета Троцкого. Можно с уверенностью сказать, что быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой постановкой работы Военно-Революционного Комитета партия обязана прежде всего и главным образом т. Троцкому».

Троцкий, Зиновьев и Каменев к Сталину относились свысока. Они же были «вождями», их именами уже назывались города – Троцк и Зиновьевск.

Вот плакат, выпущенный к 7 ноября 1918 года – «Вожди пролетарской революции»: Ленин, Зиновьев, Троцкий, Каменев, Свердлов и даже Луначарский.

вожди революции

Сталина нет.

Они – вожди. А Сталин кто? «Чудесный грузин», по определению Ленина? Ну да, еще генеральный секретарь ЦК. Но они считали эту должность технической, второстепенной. Что не помешало Зиновьеву и Каменеву, которые завидовали и не  хотели официального возвышения Троцкого (Зиновьев сам претендовал на главенство), позвать Сталина в союзники и вместе с ним начать борьбу против Троцкого. Вскоре они победили – Троцкого сняли со всех постов.

После чего Сталин взялся за них, за Зиновьева и Каменева. Причем Александр Орлов отмечал:

«Когда же дело касалось Зиновьева, Каменева, Смирнова и Троцкого, сталинская грубость еще более усугублялась его нечеловеческой ненавистью к этим людям… Переставали существовать границы, диктуемые здравым смыслом, и вообще стиралась грань между реальностью и абсурдом».

Таким образом, Зиновьев и Каменев и «привели» Сталина к власти.

Таким образом, трагедия Зиновьева и Каменева – это еще и сюжет о том, как ничем вроде бы не примечательная личность вдруг оказалась на вершине власти.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

На снимках: Лев Троцкий, Григорий Зиновьев, Лев Каменев; плакат «Вожди пролетарской революции».

Троцкий, Зиновьев, Каменев, Октябрьская революция
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Михаил
Михаил
1 год назад

Привели к власти Сталина, но контролировать его получается не смогли. Если так, то совершили самую большую ошибку в своей жизни.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x