Моника Слодзиан: «Литература Юлиана Семёнова очень актуальна»

Награждение грамотой Российского исторического общества профессора Национального института восточных языков и цивилизаций (Париж) Моники Слодзиан за значительный личный вклад в развитие исторического просвещения и укрепление российско-французских гуманитарных связей прошло в Российском доме науки и культуры в Париже 8 июня при полном зале.

Грамоту госпоже Слодзиан вручили сотрудница Русского дома науки и культуры Ася Овчинникова и атташе группы культуры Посольства России Антон Александрович Токовинин.

В своей речи Моника Слодзиан сказала: «Я всем сердцем и убеждениями поддерживаю Россию. Мне очень приятно видеть подпись господина Нарышкина на этой грамоте. Эта награда – большая честь для меня. Может быть, я даже не заслуживаю такой чести. Воспринимаю эту грамоту как поощрение для продолжения работы над переводами книг Юлиана Семёнова. Читатели должны понимать, что Семёнов шел впереди своего времени и предвидел все, что происходит сейчас. У него будто были ключи от будущего. Он знал мир. В книге «Третья карта» им великолепно описано то, что происходило на Украине Бандеры со всеми его преступлениями. Литература Юлиана Семёнова очень актуальна, потому что он обладал исторической дальновидностью и большой культурой. И его герой Штирлиц глубок и обладает аналитическим умом».

Моник Слодзиан поблагодарила дочь писателя Юлиана Семёнова Ольгу Семёнову за теплый прием в его доме-музее «Вилла Штирлиц». «Пребывание в нем позволило мне приблизиться к героям романов Юлиана Семёнова» – сказала госпожа Слодзиан.

На церемонию награждения пришла педагог Моники Слодзиан и подруга Юлиана Семёнова госпожа Жоржетта (Таня) Кларсфельд. Госпожа Кларсфельд, чей брат Серж Кларсфельд посвятил свою жизнь поиску нацистских преступников, долгие годы преподавала русский язык во французских лицеях и сумела привить своим ученикам любовь и интерес к русской литературе и истории.

«Я знала Моник, когда она была милой пятнадцатилетней девочкой. Поздравляю мою ученицу за все то, что она делает для развития отношений в области культуры между Россией и Францией. Я очень ею горда», – сказала госпожа Кларсфельд.

Госпожой Слодзиан, действительно, сделано очень много: французские читатели хорошо знают ее не только по переводам, но и по ее книге «Украина с времен процесса Шварцбурд – Петлюра», а также по многочисленным конференциям о русской литературе.

Любовь к России возникла у французской ученой много лет назад. На вечере она поделилась давними воспоминаниями: «Русский язык я изучала в Стэнфорде, в Калифорнии, в 1964 году. Когда наступило лето, мои американские приятельницы позвали меня в магазин, чтобы купить последнюю модель купальника и это меня очень удивило. Я была молоденькой девчушкой из небольшой деревеньки в Пиренеях, у меня был один купальный костюм и я не видела необходимости приобретать последнюю модель. Через два года, в 1966 году, я поехала в СССР, в Ясную Поляну. Там отдыхали и иностранцы, и студенты, и труженики. По вечерам мы гуляли и пели песни, как простые советские люди. Иногда ходили на озеро. И однажды я увидела на берегу крепкую, сильную женщину, которой захотелось купаться. Купальника у нее с собой не было, но она сняла юбку, куртку и пошла купаться в трусиках и лифчике. Это был для меня символ свободного человека. Мне дышалось значительно легче в Ясной Поляне, чем в Калифорнии, где нужно было обязательно приобрести купальный костюм последней модели.

Эту картину я вижу до сих пор: я в магазине США, выбирающая новый купальный костюм, и эта женщина в Ясной Поляне, которая не стесняясь пошла купаться в нижнем белье. Без разговоров о свободе и правах человека. Она делала это инстинктивно. Это имело для меня большое значение. Первый советский писатель, которого я перевела, был Фёдор Абрамов. Тогда во французском издательстве Альбин Мишель задумали коллекцию советской литературы, но не могли найти переводчика для романа Абрамова «Пути-перепутья». Дело в том, что все переводчики были горожанами и не знали специфики деревенской жизни, а это было необходимо для перевода писателя-деревенщика. Поскольку я родилась в деревне, то перевод доверили мне. Я написала и предисловие к роману.

Был большой успех – в тот период Франция открывала советскую литературу. Тогда я провела целую неделю у семьи Абрамовых в Ленинграде. Жена писателя преподавала русскую литературу в университете. Я заметила, что некоторые коллеги держались от Абрамова на расстоянии, потому что во время войны он был в Смерше. Но мои сомнения относительно Абрамова быстро рассеялись – я почувствовала, какой он чистый человек. Затем я переводила Юрия Трифонова, Захара Прилепина, а сейчас перевожу романы Юлиана Семёнова. Их очень много, но я постараюсь все их перевести!»

Ольга Семёнова.

Париж.

Фото автора

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x