Социализм с человеческим лицом Александра Богданова

История науки может быть представлена в виде волн непримиримой борьбы двух идеологий – редукционизма с холизмом.

редукционизм

Согласно редукционистскому подходу целое можно разложить на максимально мелкие отдельности и потом мысленно собрать обратно из изученных элементов. Если останутся лишние запчасти, не беда, используем их в смежной теории другого объекта.

Примерно так строилась медико-генетическая консультация на заре ее существования. Для выстраивания кариотипа хромосомы вырезали ножницами из микрофотографии с микроскопа. Если какой-то хромосомы не хватало, лаборант доставал подходящую из кармана на белом халате.

Классическим примером редукционизма является менделевская комбинаторика и ее расширение на популяционный уровень в виде динамики аллельных частот, общепризнанная микроэволюция. Редукционизм привлекателен доказательностью, но валидность его ограничена.

В основе идеологии холизма лежит теория систем и конкретно синергетика, или теория самоорганизации. Это явление возможно только в системе, как и кризис. Биологические системы эффективнее физических. Самые эффективные – человеческие системы. Человек может создавать системы с минимальным числом элементов два.

Холизм сопровождает пучок вечных проблем. Я еще не встретил ученого самого маститого, кто бы четко и внятно сформулировал понятие системы. А все просто, есть два диагностических признака системы, и мы писали об этом. Описание системы не выводится из описаний поведения ее элементов, этот признак называется эмерджентность. Система реагирует на внешние факторы в зависимости от собственного состояния, и эта реакция не связана с физическим механизмом фактора воздействия.

Холизм иногда надолго выходит из моды, а мода в науке сильная чрезвычайно и приводит к жесткому единообразию редукционизма. Естественно, что и я как выпускник кафедры генетики был редукционистом. Мы не понимали, что такое самоорганизация, да и слова такого не знали.

Мне повезло, мой школьный друг Василий Бабков стал выдающимся историком генетики. Он и растолковал отличие холизма от редукционизма. Василий закончил медико-биологический факультет Второго меда и был учеником Александра Малиновского. Медбиофак, видимо, был единственным местом, где его терпели. Этот страннодоброжелательный и терпимый человек со своей системностью казался белой вороной в нашем генетическом мире агрессивного редукционизма.

Дальше произошла типичная для России сверхстранность. Моду на редукционизм сломала мода на мутных, на мой взгляд, западных философов Ясперса и Хайдеггера. Интерпретация их идей на русском была гениальна своей простотой. Вода в стоке из ванной закручивается в одну и ту же сторону. Если ее пальцем повернуть вспять, она все равно перевернется в привычном направлении.

Это произошло в стране гениев, которые выстраивали системность каждый по своему: биолог Лев Белоусов, синергетик Сергей Курдюмов, ботаник Сергей Мейен, эволюционист Иван Шмальгаузен. Ну и великий Николай Вавилов. Особенно был популярен Александр Любищев. В учебные курсы генетики и теории эволюции эти имена не входили. А о втором человеке в большевистской партии, создателе науки тектологии Александра Богданове информации вообще не было. Богданов – революционный псевдоним, как Троцкий, Ленин или Сталин. Настоящая фамилия Малиновский.

Упомянутый выше Александр Малиновский его сын. Нет пророка в своем отечестве, если отечество – Россия.

Началась недолгая эпоха синергетики. И опять чисто русская странность. Благодаря бешеной PR-раскрутке признанными авторитетами в синергетике стали неизвестные прежде иностранцы бельгиец Илья Пригожин и британец Стивен Вольфрам. Термин «синергетика» ввел немецкий физик-теоретик Герман Хакен в начале семидесятых для обозначения науки о самоорганизации в открытых системах. Работы Хакена стали следствием крупнейшей революции в науке, в основу которой легло осознание, что стохастические процессы могут порождать неслучайность, в которой при наличии фантазии можно находить неожиданный смысл. Если признавать феномен искусственного интерпеллянта, то родился он в семидесятых благодаря экспериментам Монте-Карло на первых компьютерах, где никакого интеллекта с микроскопом не найдешь. Однако традиционную термодинамику и классическую теорию вероятности они серьезно подвинули.

В базу науки постучались нематериальные сущности, но им дали от ворот поворот и для надежности зарезали бритвой Оккама. Потом это все схлынуло. Произошло значительное усиление локализующего влияния англосаксонской (североамериканской) псевдо-науки на основе идеологии редукционизма. Холизм опять исключен.

Акция осталась малозаметной в потоке проектов альтернативной энергетики инфодемии, озоновых дыр. Она была предпринята с целью исключения содержательных результатов, значимых для развития человечества. Из-за них величие Pax Americana безнадежно тухнет.

Учитывая всю ситуацию и ее предысторию, я с благодарностью воспринял информацию историка науки Сергея Багоцкого о том, что состоится совместное заседание секций Проблем эволюции материи и Естественнонаучного образования Московского общества испытателей природы (МОИП), посвященное 150-летию со дня рождения выдающегося отечественного мыслителя Александра Александровича Богданова (1873 – 1928).

Надо отметить, что в дискуссиях МОИП Александра Богданова упоминают так же часто, как и, например, создателя теории номогенеза (предопределенности развития) Льва Берга, теоретика биологии Алексея Оловникова, эволюциониста Юрия Чайковского, генетика и реформатора науки Николая Тимофеева-Ресовского и других отечественных ученых. Мероприятие прошло бурно из-за непримиримого столкновения личных взглядов на творчество Богданова.

Общепризнанным осталось то, что написано в Википедии – свободной энциклопедии: «Тектология, или «всеобщая организационная наука» – научная дисциплина, разработанная ученым-экономистом А. А. Богдановым в 20-х годах XX века, существенно развернутый проект был опубликован им в одноименном труде (в трех томах). В соответствии с фундаментальными предпосылками тектологии, два и более элемента, включенные в единый процесс, могут при особой организации (организованности) превосходить по эффективности функционирование этих же элементов по отдельности, а могут и уступать отдельной работе, мешая друг другу (Богдановым также рассматривается «нейтральный» тип взаимодействия). Рассмотрению, анализу и теоретизации фактора организации, при правильном применении которого эффективность элементов, включенных в состав целого, увеличивается, и посвящается «Тектология».

Конец цитаты.

Из споров в МОИП я вынес мысль, которую участники сознательно не закладывали. И на прямой вопрос никто не ответить не пожелал. Суть, как мне представляется, в том, что Богданов строил свою тектологию для целей революционной реформы общества. По словам секретаря секции теории и методологии познания МОИП Галины Хохловой, Богданов искал законы, универсальные для разных наук. Это означает, что для него не было искусственных преград между теорией общества и традиционной биологией.

Сергей Багоцкий рассказал, что Богданов, тогда еще Малиновский, родился в западной Белоруссии, которая позже отошла Польше. Семья переехала в Тулу. Будущий ученый-революционер окончил гимназию с отличием, а из вузов его дважды исключали за вольнодумство и неблагонадежность. В Швейцарии он познакомился с Лениным, и эта встреча оказала влияние на обоих. У Богданова обнаружились выдающиеся организаторские способности, и он стал вторым человеком в партии большевиков. Он грезил пролетарской культурой и мечтал построить социализм с человеческим лицом.

Судьбу Богданова решила непримиримость теоретических споров. После появления статьи Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» отношения окончательно испортились. В конце концов, Богданов вышел из партии, и это благотворно сказалось на его творческой деятельности. Такова версия Сергея Багоцкого.

По его словам, Богданов стал основоположником советской научной фантастики. Первым русским фантастом был Булгарин, а первым в мире – Лукиан Самосатский, описавший путешествие на другие планеты во втором веке нашей эры. По большому счету за сто лет до Лукиана в Евангелии описана высшая раса на Земле.

Багоцкий полагает, что большевики не брали власть, просто подобрали, а вот удержать было сложно. Они столкнулись с всеобщим бардаком, половой распущенностью, таким же отношением к собственности, волной суицидов. И, в общем, справились. Свою роль сыграли теории структурирования Богданова. Член Президиума МОИП Борис Режабек считает Богданова убежденным и непримиримым социалистом. Резким он был с детства, в три года мог сказать «папа – дурак».

На свободе от политики Богданов увлекся идеей переливания крови от молодых старикам. Организовал и возглавил Институт переливания крови. Согласно официальной версии, Богданов умер в итоге неудачного эксперимента. Однако Режабек настаивал на том, что его отравили, и назвал фамилию сотрудницы Института переливания крови, которая это сделала – Комиссарук. Режабек уверен, что Богданов знал о факторах несовместимости и погибнуть от переливания крови не мог. Багоцкий считает версию отравления Богданова недостоверной, все это вилами по воде писано. Однако же, как говорят,  исследователя мозга человека Владимира Бехтерева тоже отравили. Он был антагонистом Ивана Павлова и оказалось, что собачек изучать можно, а человека нельзя.

Академик РАЕН Анатолий Харитонов настаивал на том, что в основе теории Богданова лежит гармония, и символ ее пятиконечная звезда. «Ваши фаланги пальцев построены по золотой пропорции. Вот так надо делить деньги общества. И Богданов это повторил, что символом этой гармонии конструкции человеческого тела является закон предустановленной гармонии. Символом является пятиконечная звезда, Богданов и Ленин предложили это для России. Вся генетика устроена по законам гармонии», – сказал Харитонов.

Завершилось заседание МОИП предложением Режабека установить на территории Московского университета бюст Богданова. Скульптора он обещал найти. Как почти всегда бывает после заседания МОИП, участники споров долго не могут остыть и переносят ощущения прошлого на современность, которая их волнует больше. Они ищут внимания и поддержки власти, сохраняя к ней типичное для интеллигенции негативное отношение. Среди прочего было отмечено, что дочь Путина занимается наукой в англосаксонском ключе.

Больше всего разногласий и сейчас, и век тому назад вызвала тема культуры, а не науки. Нашлась связь событий вокруг Богданова с давлением на Луначарского.

Я уверен, культура эпигенетически детерминирует поведение людей. С этим категорически не согласился Борис Режабек, однако своих аргументов, к сожалению, не привел. Услышав слово «генетика», возбудился и принялся агрессивным тоном описывать свои представления об этой науке Анатолий Харитонов. Оставлю их без комментариев. Про генетику я наслушался много чего еще в студенчестве. Британские ученые установили ген преступности. На буржуинский выпад ответили из редакции журнала «Под знаменем марксизма». Арбитром в таких случаях выступал Александра Малиновский.

Дуализм научного сознания заставляет усомниться в представленных умозаключениях. Если мы не можем договориться о том, что происходит сейчас, что говорить о событиях столетней давности. Сергей Багоцкий считает, что и я, и мой товарищ Вася Бабков неправы, на самом деле сторонников системности в России всегда было много. Однако точно сформулировать понятие «система» историк науки не смог.

По мнению Багоцкого, редукционизма на Западе больше, что безусловно верно. Российская наука вопреки кабальному коллаборационизму все же более свободна и сбалансирована.

Согласно Википедии, Александр Александрович Богданов (настоящая фамилия Малиновский) родился 10 (22) августа 1873 года, Соколка Гродненской губернии. Умер 7 апреля 1928 года в Москве. российский ученый-энциклопедист, революционный деятель, врач, мыслитель-утопист, писатель-фантаст, один из крупнейших идеологов социализма. Член РСДРП в 1898-1909 годах, большевик, с 1905 года – член ЦК. Организатор группы «Вперед» и партийных школ РСДРП на Капри и в Болонье. В 1911 году отошел от активной политической деятельности и сосредоточился на разработке своих идей о новых науках – тектологии и «науки об общественном сознании». Предвосхитил некоторые положения системного подхода и кибернетики. В 1918-1920 годах – идеолог Пролеткульта. В 1908 году Богданов опубликовал утопию о Марсе «Красная звезда», в 1912 году – роман «Инженер Мэнни». Отмечают их влияние на советскую фантастику, в частности на «Аэлиту» А. Н. Толстого и «Туманность Андромеды» И. А. Ефремова. В статье «Философия современного естествоиспытателя» (1909 год), А. А. Богданов ввел в оборот термин «техническая интеллигенция».

В трехтомной работе «Тектология», изданной в 1910-1920-х годах, Богданов объясняет процессы развития природы и общества на основе принципа равновесия, заимствованного из естествознания. Все развивающиеся объекты природы и общества представляют собой, по Богданову, целостные образования, или системы, состоящие из многих элементов.

Равновесное состояние системы Богданов рассматривает не как раз и навсегда заданное, а как «динамическое» или «подвижное» равновесие.

С 1926 года Богданов стал организатором и директором первого в мире Института переливания крови. Погиб, производя на себе опыт.

Лев МОСКОВКИН.

редукционизм
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x