Семья и государство в России одно и то же

Международная выставка-ярмарка интеллектуальной литературы «non/fictioN Весна» пополнилась адекватными представлениями о семье и патриотизме. Выставка проходила с 4 по 7 апреля 2024 года в Гостином Дворе на Ильинке.

В прошлом тематика семьи и патриотизма присутствовала на книжных выставках в основном за пределами публичного сегмента этих мероприятий и исключительно в негативной модальности. Весной 2024 года изменилась не только модальность, но и ментальный состав обитателей-завсегдатаев выставки.

Кроме отмеченного, практически ничего особенно не изменилось. Если просто бродить меж прилавков в растерянности от красочных обложек с привлекательными названиями, в составе книжной продукции изменений не заметишь. Некоторые издательства, которые в прошлом делали погоду и задавали тон в ассортименте литературы, отказались от участия – дорого и неэффективно. Ярмарку используют, чтобы сбыть завалы, что не всегда плохо из-за множества малопонятных ограничений для книжных магазинов и даже интернет-продаж. Для этого устроен специальный пятачок со столиками без лишних выгородок и дизайнерских прибамбасов «буксток».

Непреодолимая тяга к англицизмам у русских путается с интеллектуальностью.

С интеллектуальной литературой проблемы. Доминируют книги для детей, научпоп англосаксонского формата и обучающие издания в стиле коучинга для интеллектуалов с подростковым недовольством своим положением в мире.

Среди детских изданий обнаружилась книжка с обучением инверсии полового поведения и с целью сепарации детей от родителей. Якобы если мальчик играет в куклы, а девочка в футбол, нормально и даже хорошо. А ты знаешь, что папа иногда бьет маму? А почему девочка может легко найти себе одежду в отделе для мальчиков, а мальчик в отделе для девочек – нет? Книжка зарубежного автора (фамилию не указываем, чтобы не рекламировать), называется «Девочки и мальчики: стереотипы». То есть половая принадлежность стала стереотипом? Очень интересный подход. Вопреки законодательному запрету, пропаганда гомосексуализма и трансгендерства все равно просачивается ради общей цели сокращения человечества. Такая вот жесткая «мягкая сила».

Как всегда, очень много мероприятий. Заметна тенденция общения с читателями в формате диспаритета из схемы интеракционных моделей Эрика Берна, причем выступающие испытывают отвращение к сущностным вопросам.

Вместо ответа по существу автор принимается рассказывать о десятках книг и сотнях статей РИНЦ. Подробно объясняет, что такое РИНЦ, а за своими судьбоносными книгами о современной семье посылает на стенд издательства «Молодая гвардия», показывая направление его местонахождения рукой.

Это издательство не принимает участия в выставке, а единственная книга данного автора обнаруживается на букстоке, очень старая и почему-то про Сталина. Пришлось разочаровать продавцов, Сталин нас не интересует. То есть сам феномен Сталина, конечно, интересует, но не современного идеального с точки зрения издателя автора, готового писать на любую тему, раскручивая беспроигрышные проверенные прошлым временем стереотипы.

Исключенных из универсального правила «Я мастер – автор, ты дурак – читатель» становится все больше – Юрий Поляков, Александр Дементьев, Маша Трауб, Вячеслав Дубынин, авторы новоиспеченного жанра сентиментальной литературы. Способствует сама обстановка книжной выставки. Присутствуют в достаточном количестве волонтеры, обученные адекватному диалогу без всякого Берна. Подавляющее большинство посетителей приходят на встречу с книгой как в театр, соответствующим образом одетые и воспитанные. Конечно, как всегда и везде теперь, в основном женщины, и у каждой есть собственный стилист в голове. Немногочисленные мужчины, как правило, старше и не очень приветливые, потому что в обществе нарастает напряжение. Но на книжной выставке так не принято.

Появились признаки переворота в сознании, проведенного в СССР в шестидесятых-семидесятых годах через прессу, литературу и кинематографию с той же задачей, которая поставлена перед исполнителями нового национального проекта «Семья». Возможно, ускорение пинка под зад постмодернистской идеологии добавил «Бесогон» Никиты Михалкова.

Бороться с зависимостью русских от англосаксов бесполезно. Но обойти ее именно в России нетрудно. Профессор Дубынин занялся представлением эволюции на примере птиц. Он представил книгу, которая еще не вышла, об эволюции птиц, об их строении и о том, как они приспосабливаются к условиям избранной их предками среды, требующей полета. Организатор презентации «Аванта». По словам профессора Дубынина, птицы вынуждены экономить вес на всем, включая мозг. Их мозг лишен коры и имеет развитый мозжечок, настолько плотный, что его эффективность не уступает человеческому.

В плане понимания феномена человека, птицы интересны чрезвычайным разнообразием своих развитых брачно-семейных отношений. Практически все варианты птиц, закрепленные у них генетически, встречаются у человека на уровне перепрограммирования пластичного поведения.

Профессор показал картинку исключительного варианта семейства скворцовых в Африке: ярко окрашенные самки конкурируют за невзрачного самца. В дикой природе обычно наоборот. А у человека тоже наряжаются и привлекают к себе внимание самки. То есть, простите, женщины. Подбирают себе пару мужчины, как у некоторых африканских скворцовых. Победившая самка становится мамой и сбрасывает потомство на отца, чтобы улететь на поиски новых любовных приключений. Для дикой природы это правильно, чтобы яркой окраской не привлекать хищников к потомству.

У птиц есть и такие виды, потомство которых нуждается в постоянном присутствии обоих родителей. Если самец мухоловки-пеструшки завел две семьи, погибают обе, одна мама просто не выкормит птенцов даже с половиной папы. А есть вариант, когда птенцов вообще не выкармливают кровные родители, пробавляясь гнездовым паразитизмом. Это не только кукушки.

По словам профессора Дубынина, певчие птицы своим пением обозначают захваченную территорию. И действительно, соловьи сменяют друг друга в пространстве вне пределов взаимной слышимости. Кенар поет дважды – для подруги и затем чтобы показать пример детям.

Издатели немного промахнулись с возрастом аудитории. Не всем присутствующим детям было понятно и соответственно интересно. Малыши еще не очень умеют воспринимать материал в формате лекции, с ними надо работать в интерактивном режиме.

В продаже на выставке присутствовали три книги той же серии «Большая наука детям»: Вячеслава Дубынина и Игоря Сергеева «Тело человека» и «Мозг и нервная система», а также «Солнечное нейтрино» Дмитрия Наумова, чья лекция состоялась в день закрытия выставки 7 апреля. Вот так получилось, что нейрофизиолог занялся эволюцией и объединил ею две новые темы книжной выставки, одинаково острые для человека, – семья и патриотизм.

«Мы делаем одно дело», – сказал на прощание профессор Вячеслав Дубынин. Книгоиздатели пошли тем же путем, каковой был избран для спасения института семьи и отцовства в постсталинском СССР. Оба подхода, выплаты пособий по линии нацпроекта «Семья» или с помощью пропаганды через литературу и кино, что уже делается, могут быть отмечены признаками нелепости. Не ошибается только тот, кто валяется на диване и никуда не ходит.

Вот так и мы, наевшись чернухой, ненавистью к матери, убийством отца и коучингами по сепарации от семейного ада, решили было завязать с книжными выставками. Однако в России один день проспишь – и рискуешь проснуться в другой стране.

Начало было положено обсуждением сентиментальной литературы «50 оттенков розового: почему романтика сегодня стала одним из самых популярных жанров». Инициатива одного из издательств собрала молодых авторов женской романтики: Ана Шерри, Джулия Вольмут, Натали Марк и Ава Хоуп.

Говорили о растущем тренде на любовные романы, заместившем чернуху. В издательстве появился специальный редактор по сентиментальной романтике, естественно, тоже женщина – Екатерина Дмитриева, которая выступила в роли модератора дискуссии. Было представлено пять книг на разные темы с обязательным присутствием любовного сюжета. Авторы наперебой рассказывали, как их тексты пишутся сами, диктуя свою линию. Например, автор намеревалась в следующей главе поссорить своих персонажей, а они влюбились. Очень мило.

Мы выбрали единственную книгу с русским названием и угадали. Сентиментальный роман Натали Марк «Двойные листочки». Ваня – романтичный юноша из небогатой семьи, сумел поступить в элитную школу по стипендии. Петя – сын крупного бизнесмена и староста класса. Вика Вольская вносит хаос в распланированную жизнь будущего золотого медалиста. А что ответит учительница Яна?

Автор рассказала, что история сочинена на основе ее восьмилетней работы в разных школах. Разговоры и шутки старшеклассников взяты из класса.

«Достаем двойные листочки» – такое же топовое выражение учительской лексики, как «Закрыли рты, открыли тетради», «Оценку тоже будете делить пополам», «Завтра с родителями в школу» или «А голову ты дома не забыл?». Двойные листочки вырывают из тетрадей для проверочной или контрольной работы.

На мероприятиях «non/fictioN Весна» тема семьи раскрывалась в позитивном исследовательском ключе разными способами: на себе, своих фантазиях и мужьях, на птичках и царской семье.

«Российская газета» организовала дискуссию «История семьи – в истории страны. По материалам журнала «Родина». В анонсе указано, что за свою 145-летнию историю журнал опубликовал сотни семейных историй, которые прочно переплетены с ключевыми событиями истории России. Царские династии, дворянские гнезда, потомственные военные, ученые, промышленники и мастеровые создали отечественную летопись.

Заместитель шеф-редактора журнала «Родина», доктор философских наук Семён Экштут рассказал, что великий реформатор Пётр Первый своим решением о праве царя оставить престол тому, кому считает нужным, вызвал череду династических кризисов. В то же время традиции устойчивой семьи в сословиях были залогом их благополучного существования. А вот когда царская власть рухнула, рухнул и институт семьи. То же произошло и после распада СССР.

Когда подданные превратились в граждан, семья главы государства перестала служить эталоном для народа.

Наша позиция расходится с оценками классиков. Россия приступила к импорту западных кризисов с генетических экспериментов по гибридизации монархов разных национальностей. Возможно, ген гемофилии царевичу Алексею достался от бабушки Европы, английской королевы Виктории. Но не это было наиболее неприятным. У последней нежно любящей друг друга царской пары налицо признаки не только инбридинга, но и гибридного дизгенеза. Неуверенность и дефицит лидерских качеств, уничижительное заигрывание с Распутиным ускорило крушение монархии и соответственно всей империи.

Основным фактором было все же другое, и об этом шла речь в теме эволюции. Однако, мы думаем, Семен Экштут в основном прав. Он слишком велик, чтоб слушать чужие мероприятия, а то бы, может, узнал, что на выставке «non/fictioN Весна» обнаружились признаки закольцовки кризиса семьи, запущенного решением Петра.

Коучи и тьюторы пришли с Запада позже генетического кризиса монархии того же рода и распространились на ту страту населения, которой обещали свободу от работодателя и от власти. Пример их концепции – название книги «Как научиться не работать и зарабатывать». Это чисто коммерческое предприятие основано на том же дефиците лидерства и неспособности самостоятельно принимать ответственные решения. Оно дало надежный доход именно тем, кто сам к этому не способен.

В отличие от медиатора, коуч не будет искать причину личных проблем и помогать ее убрать, начиная с личной ненависти к партнеру. Тут, наоборот, тебя убедят, что если ты в чем-то ошибся, то только в том, что не с тем связался. А вот послушаешь меня, и перед тобой откроется лучезарное будущее.

Лекция «Семья что надо: из утопии в реальность» согласно анонсу: «Нина Зверева, бизнес-тренер, автор книг по ораторскому искусству и коммуникациям, учредитель и директор тренинг-центра. Ее уроки связаны не только с искусством публичных выступлений, но и с умением создать счастливую семью. Население России сокращается, а статистика разводов удручает. Счастливая семья сегодня – это утопия или реальность? Можно ли ее создать и сохранить на долгие годы? Нина Зверева отвечает на этот вопрос «Можно!» и доказывает личным примером. Она считает, что главные ценности крепкой и дружной семьи – это правила и традиции, а еще – умение оказываться рядом с близкими в трудной ситуации, но не пытаться их контролировать. На встрече мы поговорим о том, как строить доверительные отношения, чтобы всем членам семьи было комфортно вместе, как выпускать детей во взрослую жизнь и заново ее строить в опустевшем гнезде».

Автор анонса написал все правильно. Нина Зверева прекрасно говорит и дает правильные установки на примере собственной семьи. Семья большая, дочери успешные, пять внучек, и одна скоро сделает бабушку прабабушкой.

Тематика проблем крутилась по известному набору полустанков семейной трассы – недостаток денег, выбор приоритета детей или родителей, социофобия ребенка в детском саду, муж зарабатывает меньше жены и комплексует, проблема семейного авторитаризма, жажда сцены у ребенка и болезни родителей в зрелом возрасте. В прошлом Нина Зверева работала журналистом и затем продюсером на телевидении. Фактически речь идет о том, как сделать в целом благополучную семью совсем счастливой.

Сегодня она считает, что ее бесценный опыт в виде книги «Семья что надо. Как жить счастливо с самыми близкими. Книга о любви» надо дарить молодоженам в ЗАГСе. Она уже почти и договорилась об этом, но, к сожалению, не получилось.

Уже во вступлении к книге написана неправда, потому что кризис института семьи начался не пять лет назад, а как минимум в позапрошлом веке, когда отсутствие семьи матери-одиночки было фатальным. Но уже тогда вступление в брак не считалось обязательным.

«Когда бы жизнь домашним кругом Я ограничить захотел; Когда б мне быть отцом, супругом Приятный жребий повелел…» – написал Пушкин в 1833 году для своего персонажа Евгения Онегина. Гений, чей талант и вклад в литературу, культуру, эволюцию языка не подлежит критике, имел множество внебрачных связей и соответственно детей.

Мы считаем, что именно Пушкин, а вовсе не Шекспир написал лучшее о любви. Конечно, это прежде всего сказки, но и не только.

Что произошло в XXI веке? Инверсия половых ролей с ростом авторитарности и безответственности женщин, которую по инерции привычно приписывают мужчинам.

Нина Зверева на прямой вопрос завела многословную речь подобно депутату в Думе с лоббистской задачей, когда и сказать по сути нечего, и промолчать нельзя согласно взятой на себя роли. Оборвать поток слов невозможно, но реплику «Вы не отвечаете на вопрос» она услышала и заявила, что такой проблемы не видит.

Есть лучше способы, чем коучинг. Например, на круглом столе ВГИКа «Книги, кино и цифровое искусство» заведующий кафедрой анимации и компьютерной графики Станислав Соколов произнес целую речь о роли в жизни людей представителей искусства. Они могут как приподнять человека над реальностью, так и бросить его в бездну.

«Бросал в бездну», а сначала в кровать, с восемнадцати лет щедрыми рифмами ректор ВГИКа Владимир Малышев. Его творчество было представлено двумя книгами: «Дорог уж пройдено немало… Стихи, рассказы, мысли» и «Возвращение. Рассказы и стихи». Книга иллюстрирована студентами и преподавателями ВГИКа.

Стихи ректора Малышева пришлись очень кстати, чтобы разбавить пафос «Родины» и розовые оттенки сентиментальных романтиков: «Ты недурна своей фигурой, Еще была бы так умна, Ну а пока ты дура дурой, И мне такая не нужна». Правда, автору на момент написания этого стихотворного опуса было лет 18, но романтика – дело молодых, не так ли?

Очень хочется сказать об ответственности человека искусства, но если подумать, то оба варианта профессора Соколова одинаково хороши. Тут и трагедия «Ромео и Джульетта» сгодится. Переживешь собственную смерть, чтоб так не делать в своей жизни.

Как ни странно, и такой способ был представлен на выставке.

Например, человек организовал и провел собственные поминки. Или бабушка, которая хотела стать деревом, спланировала свои похороны и чтобы на могиле выросло дерево. На семейном совете решили, что ей надлежит стать туей. На елку она категорически не согласилась. Бабушка вовсе не фрустрированный нытик, но вполне жизнелюбивая женщина. Судя по рассказам писательницы Маши Трауб, все это было бы смешно, если б это не была твоя мама.

История мамы писательницы стала основой приятного обсуждения. «Родные, близкие, любимые в историях Маши Трауб. Презентация книги новелл о семье «Бабушка, которая хотела стать деревом».

Маша Трауб – талант особого рода. Книги ее жанра по своей воле на глаза не попадаются ни на книжной выставке, ни тем более в книжных магазинах. Спрашивать продавцов бесполезно, мы пробовали – посоветуйте, пожалуйста, книгу без эксцессов, магии и сверхспособностей, без расследований и убийств, самоотверженной борьбы с кем-то или чем-то, не о великих людях, вампирах, маньяках, наркоманах, трансвеститах и прочей нечисти. Что-нибудь просто о жизни, нашей жизни сегодня, а не в прошлом, за океаном, на Луне или в зазеркалье небытия. Продавцы не понимают, чего же ты хочешь.

Однако вот, пожалуйста, литература Маши Трауб. Она приносит читателю первый вариант профессора Станислава Соколова, и о втором мысли не возникает. Совершается настоящее открытие: наша-то собственная обычная жизнь – это и есть самое интересное, захватывающее и фантастичное.

Маша Трауб невольно учит жизни без насилия над ней.

В аннотации к книге написано: «Маша Трауб виртуозно соединяет трагическое и комическое, с легкостью и юмором говорит о самых серьезных вещах и заставляет читателя то смеяться до слез, то грустить.

Эта книга – сборник новелл о семье. О том, что каждому обязательно нужны близкие – те, с кем не надо притворяться, кто станет прощать нам неудачи и терпеливо слушать, когда мы захотим поделиться мечтами, пусть и такими странными, как стать после смерти деревом».

Действительно, юмор Маши Трауб – это нечто особенное. Она сама считает, что пишет лучше, а рассказывать не умеет. Но это не так. Ее мальчика бросила девочка. А ведь она их кормила две недели. И даже ее не отравила! Потом была девочка – искусственный интеллект. Теперь художница, и сын даже научился отличать Куинджи от Караваджо.

Был такой в советском Ленинграде писатель совершенно улетной литературы «Жизнь удалась» Валерий Попов, великий мастер советского сюрреализма, который жил тогда обычной, в общем-то, жизнью. Уже само это казалось фантастикой. Одна только игра словами, которой Валерий Попов владел в совершенстве, придавала скучной повседневности налет чарующей ирреальности. В чем новации этой жизни? Вызвал сантехника и ждешь скандала, а он приходит в такой же шапочке, что и ты. Вот так не перестаешь удивляться.

На выставке организовали презентацию новой книги Валерия Попова «Выдумщик».

В аннотации указано, что «Валерий Попов – прозаик, мемуарист, представитель петербургских шестидесятников. Новая книга «Выдумщик» – сборник мемуарной прозы писателя, полотно которой поражает пестротой узоров. Тут и воспоминания об известных писателях и поэтах второй половины двадцатого века, и семейные истории, и гротескные происшествия, а также отрывки из своих и чужих произведений. Всё это богатство сюжетов и многообразие форм мастерски сведено воедино. Через весь роман проведена мысль: волшебство жизни творит литературу, а магия литературы меняет жизнь».

Мы горячо согласны с автором этих строк. Сам Валерий Попов нам признался, что ничего не выдумывает, описывая события реальной жизни, он сочиняет интерпретации.

Среди писателей есть мэтры, а есть кило-мэтры и даже мега-гига это самое слово. Вырвавшийся на свободу патриотизм представил Юрий Поляков на творческой встрече «Детектор патриотизма». Поляков выдергивал живьем закопанный патриотизм собственноручно, как дед репку, причем без пособников от бабки до мышки. Но при непременном участии злопыхателей, кои приписали заслугу себе, когда из-за Кремлевской стены потребовали отчета о непроделанной ими работе.

Понятно, традиционный русский антипатриотизм – товар ликвидный со времен князя Андрея Курбского. Его письма Ивану Грозному вошли в литературные памятники.

А что он дает писателю, поэту, драматургу, журналисту, публицисту и общественному деятелю?

Ответ известен. Это закрытые спектакли и порезанные костюмы. Несколько лет эмбарго на участие в книжных выставках. Советского времени незабываемые произведения Полякова оставляют впечатление антисоветчины. И не только у цензора, но и у читателя, что особенно привлекало. В результате они произвели животворный эффект конструктивной оппозиции, вынудив руководство уже другой страны устранить описанные им отдельные недостатки.

Если Российская армия побеждает, в этом есть немного заслуги и писателя Полякова.

Вопросу о пользе патриотизма Юрий Поляков удивился и, возможно, немного растерялся. Он привык бороться с маргинальными проявлениями антипатриотизма. Например, пионервожатые пьют кровь своих воспитанников. Или как минимум сожительствуют с молодчиками в порядке пропаганды нетрадиционных ценностей.

А когда патриотизм вытащили за ушко да на солнышко, оказалось, что в исполнении самого Полякова или обожаемой им Татьяны Дорониной это далеко не одно и то же.

Он был бы не он, если б не вывернулся, и объяснил, что патриотизм – это как хороший цвет лица, признак здоровья в организме. Если такой популярный писатель с хорошим вкусом и чутьем на естественно-научную истину сумеет привить читателю свою позицию, он придает стране силу, которой у государственной машины нет по определению. Потому что она действует как инструмент подавления и выбраковки отклонений, то есть в роли санитара человеческой природы.

Естественный отбор и в дикой природе действует весьма своеобразно. А у человека в моде не естественный, но его антипод отбор центрифугальный, если такие люди, как Юрий Поляков или Вячеслав Дубынин, с риском политической смерти должны сами доказывать, что нужны человечеству для его выживания.

В отличие от профессора Дубынина, писатель Поляков не затрудняется с квалификацией своих отношений к представителям власти. В прошлом он обличал Михаила Сеславинского. Поскольку от увольнения конкретного чиновника ничего не изменилось, на сей раз Поляков с подростковой непримиримостью заявил, что должны прийти другие, новые люди. Один человек не может вести пять передач в день, и хочется к нему батарейку подключить. По его мнению, литературу надо передать в Министерство культуры, и при этом он надеется, что Ольги Любимовой в новом составе правительства не будет.

О своей третьей книге из проекта «Совдетство» с подзаголовком «Узник пятого волнореза» автор почти не говорил. Он и сам понимает, что с воспоминаниями «о светлом прошлом» пора завязывать, но приходят отклики читателей, Поляков исправляет ошибки и готовит тысячестраничный том всей вышедшей трилогии. Кроме того, обещана четвертая книга, и она тоже должна выйти в свет, тут не отвертишься. Четыре книги распределены по возрасту автора в лице главного персонажа.

Тоже пример эволюции, описанный самим подопытным существом и потому весьма поучительный.

Забегая за окончание нашей документальной повести о «non/fictioN Весна», следует отметить, что правильно воспитанный человек должен спускать за собой воду, тушить свет и закрывать гештальт.

Это мы к тому, что нарисовать будущее человека сегодня нетрудно, и это уже сделано в dark-науке глубинного государства. Ученье – свет, а неученых тьма, и для нас наше будущее остается в тумане.

Тревожная новость за пределами русской научно-культурной жизни наползла незаметно. В сети чистят все, имеющее отношение к эволюции, что невозможно приписать заслугам «Теории Дарвина» с последующей заплаткой Джулиана Хаксли о «Синтетической теории эволюции». Прославление Чарльза Дарвина и Стивена Хокинга входит в систему международных правил США. За пределами допустимого остается не только Тимофеев-Ресовский со всей русской наукой, но и Эразм Дарвин с Жан-Батистом Ламарком.

На книжной выставке мы ничего подобного не видели. Видимо, смотрели в другую сторону.

Загадка природы: если антропный принцип намекает на присутствие человеческого фактора в косной природе, то эволюция человека использует самих людей для реализации одного из своих законов.

Эксперимент проводят над людьми сами люди. В этой лаборатории нет разделения на экспериментаторов и подопытных, есть центрифугальный отбор, сокращение рождаемости и усиление борьбы за существование с мобилизацией всех жизненных сил. Если пока не у всех, то это только начало. Просвещенное человечество возвращается к доисторическому формату существования с высокой гибелью.

Не хотите? Тогда ходите на книжные выставки, ищите и учите настоящую эволюционную генетику.

На закуску мы отложили сущий подарок для нас от «non/fictioN Весна».

Это презентация книги «Причуды эволюции». Создал такую книгу (глагол «написал» тут не слишком подходящий) журналист, астрофизик, философ, автор научно-популярного канала «Популярная наука» Александр Дементьев.

Можно ли представить, что когда-то у китов было четыре ноги и они охотились на суше, будучи похожими на большую таксу Как эволюция повлияла на человека и почему Дарвин уже не в моде. Как менялись человек и животные в процессе своего развития. Чем уникальна мадагаскарская фосса, симпатичная, как кошечка. У некоторых видов фоссы есть такое украшение, как ложный пенис самок. Тем же органом отягощены самки пятнистой гиены. Неудобно и при родах смертельно опасно.

Что касается кошек, они претерпели значительные изменения при доместикации, как и лисы или собаки. Консервативность экстерьера кошек не должна обманывать, действует принцип дополнительности. Система не может эволюционировать целиком, только по частям.

В понимании астрофизика, несчастные шизофреники могут быть полезны науке, потому что они умеют так концентрироваться на какой-то одной проблеме, что нормальному человеку недоступно.

В представленном издании важно то, что автор астрофизик. Он знает о роли синергетики в познании эволюции и что собой представляет такой эволюционный фактор, как структура динамического хаоса Эдварда Лоренца.

Весьма приятно, что эволюцией занялись, наконец, вменяемые люди в лице Дементьева. Он не ограничен биологическим образованием и не таскает на себе следов гуманитарщины в знак признательности эволюционной древности науки до вмешательства Тимофеева-Ресовского.

Астрофизик, к счастью, понимает, эволюция – проект космический, каким-то одним направлением науки не описывается.

Книжная выставка «non/fictioN Весна» принесла нам эффект «проснуться в другой стране», какой-то более солнечной.

Наталья Вакурова, Лев Московкин.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x