Андрей Поляков – знаток древностей и почитатель новейших технологий

Андрей Поляков, исследователь древних цивилизаций, востоковед, журналист, режиссер, готовится отметить очередной юбилей. За его плечами – богатый творческий и исследовательский опыт. Как выяснилось, наиболее удачные экспедиционные проекты ему удавалось воплощать именно в юбилейные годы. Но самое интересное, что более 10 лет Андрей Поляков не давал интервью коллегам-журналистам и общался с ними исключительно на производственные темы. Мне удалось одним из первых прервать это странное молчание.

– Вы известны в России и за ее пределами как исследователь древних цивилизаций, востоковед, журналист, режиссер. А сами вы себя кем считаете?

– Это все взаимосвязано и нельзя оторвать одно от другого. В юности и молодости я еще был музыкантом. И многие люди воспринимают меня в той ипостаси, какая им ближе.

– Экспедиция – стиль жизни. Почему это для вас так?

– Экспедиции – это взрослое продолжение детского любопытства. Когда мне было 9 лет, умер мой дедушка Тимофей Клавдиевич. Его смерть привела в смятение мою душу. Я не мог поверить, что человек проживает довольно короткую жизнь и потом исчезает в никуда. Внутренний мой голос, моя душа, подсказывал мне, что человек бессмертен. И я стал искать подтверждение этому. Никто из взрослых, хорошо образованных людей, к которым я обращался, не могли дать точный ответ, хотя от них я узнал многое о строении материального мира. Но согласно их знаниям человек, то есть тело, либо превращалось в прах, либо переходило из одного состояния материи в другое. Я же был почему-то уверен, что буду жить вечно. И я начал самостоятельные поиски. Мой отец, Борис Тимофеевич, выписывал множество газет и журналов. Я, как правило, прочитывал их все, от корки до корки. Несмотря на совсем юный возраст я зачитывался статьями в «Науке и жизни». Кроме того, отец брал для меня из библиотеки книги по определенной тематике. Примерно к 12 годам у меня сложилось довольно стойкое представление о развитии нашей цивилизации, но было много загадочных явлений – пирамиды Египта и Америки, английский Стоунхендж, Бермудский треугольник и многое другое. Примерно в 16 лет я поставил себе цель – понять суть явлений, которые происходили на Земле, особенно – роль человека в становлении и падении древних цивилизаций. После службы в армии я поступил в Институт стран Азии и Африки Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова на историко-филологический факультет на отделение тюркской филологии. Поскольку отношения с Турцией в 1985 году были непростыми, нам еще кроме турецкого языка добавили персидский (фарси), зная который было легко отправиться на войну в Афганистан. Но с началом так называемой перестройки мир начал меняться, турецкий язык стал востребованным, и я после второго курса, толком не зная языка, стал работать переводчиком в свободное от учебы время. Турция, как известно, страна, в которой берут начало реки Тигр и Евфрат, где, как повествует Ветхий Завет, находился рай, там же находится гора Арарат, куда причалил Ноев ковчег и многие другие места, связанные с зарождением и процветанием некоторых древних цивилизаций. Я довольно много общался с турками-мусульманами на эти темы и некоторые были довольно неплохо просвещены и даже знали об экспедициях на гору Арарат. А свои собственные экспедиции я начал проводить с 2003 года и это действительно стало частью меня.

– Вас сравнивают с известным киногероем Индианой Джонсом – это констатация факта или красивая легенда?

– Это сравнение сделал священник Алексей Уминский во время прямого эфира в программе «Православная энциклопедия» на ТВЦ. Наверно, со стороны виднее, тем более такому образованному человеку. Но Индиана – выдуманный персонаж, а у нас все приключения реальные и документально подтвержденные. Примерно 15 лет назад один сейчас уже известный кинорежиссер предложил снять художественный фильм, основанный на наших экспедициях. У меня к тому моменту уже был готов сценарий, но он не получил финансирование.

– Больше не было предложений от кинематографистов?

– У меня был написан сценарий по пресловутому 2012 году. Как мне нескромно кажется, довольно интересный. Но в этом фильме главный герой смог предотвратить всемирную катастрофу, в конце концов, в реальности она так и не случилась в отличие от очень слабого фильма «2012». Самое интересное, что мой сокурсник помог мне зарегистрироваться в Гильдии сценаристов США, но этот сценарий остался невостребованным.

– Ваша уникальная электронная библиотека древних и современных книг по лингвистике, археологии, антропологии, географии, палеонтологии, геологии – предмет гордости или «производственная необходимость»? Сколько «экземпляров» в вашей библиотеке и какая конкретно книга положила начало собирательству?

– Это произошло как-то само собой, и какая была именно первой, сказать трудно. Сейчас некоторые книги исчезли из интернет-пространства совсем. По мере необходимости прибегаю к тем или иным. Но основное – это источники в разных переводах месопотамских текстов.

– С чего начался ваш путь в журналистику?

– Это произошло спонтанно. На пятом курсе университета мы должны были проходить языковую практику. Мне предстояло работать на Международной книжной ярмарке, которая тогда проходила на ВДНХ. Однако турки по какой-то причине не приехали и на меня пришел запрос из академии общественных наук, но мне не понравились условия. Отказываться от такого предложения тогда было смерти подобно, и я попросил в институте, чтобы мне подыскали альтернативу. Выяснилось, что на иновещание (знаменитое «Радио Москвы» Гостелерадио СССР, которое осуществляло радиовещание на зарубежные страны. – В. С. ) в турецкую редакцию требовалась диктор-девушка. Я позвонил главному редактору и предложил себя вместо девушки, он обалдел от моего напора и уже через полчаса я был у него в кабинете на Пятницкой, 25. Он решил проверить мои знания и предложил перевести статью из турецкой газеты, на это он отвел мне час. Но я ему сказал, что могу сделать это с листа. По окончании теста он начал меня допытывать, почему я все-таки решил прийти именно к ним. Я сказал, что всю жизнь мечтал стать или журналистом-международником или дипломатом, что было полнейшей правдой. Меня приняли на месяц, остались довольны моей редакторской и корреспондентской работой, а также уровнем языка. Но, честно говоря, у меня уже на тот момент были отличные предложения из Турции, однако им был необходим только дипломированный специалист. А через месяц меня пригласили знакомые дипломаты на официальный прием в посольство Турции по случаю очередной годовщины провозглашения республики. В то время я постоянно общался с кем-то из турецких дипломатов, бизнесменов, деятелей культуры.В какой-то момент на приеме ко мне подошел сам посол, мы пожали друг другу руки и начали беседовать, в этот момент главный редактор, увидев эту картину, едва не поперхнулся, поскольку по тем временам студенту было не по статусу так общаться с послом, с которым до этого момента мне неоднократно приходилось встречаться на разных мероприятиях и даже переводить. Мой потенциальный работодатель-журналист подошел ко мне и сказал: «Андрей, возьму тебя в штат хоть с завтрашнего дня». В результате со второго полугодия я начал работать выпускающим редактором, а уже в момент окончания университета у меня была собственная программа на турецком языке о рок-музыке, которая мгновенно стала популярна в Турции. В момент саммита Горбачёва и Буша в 1991 году корреспондентка из популярного турецкого журнала «Tempo» приехала в Москву и взяла у меня интервью. Еще через месяц оно было опубликовано на двух разворотах, и мои бывшие преподаватели вывесили его на кафедре турецкой филологии, посчитав за предмет гордости за бывшего студента. Попало оно и на стол моего уже нового главного редактора, которому моя наглость явно не понравилась. По его словам, он около 30 лет проработал в редакции, и никто у него интервью никогда не брал, а тут какой-то выскочка стал популярнее папы римского. После этого пришлось покинуть иновещание, которое уже начинало загибаться в условиях новых реалий. И я ушел на телевидение, работал на Первом канале, как он сегодня называется, на НТВ, ТВЦ, ЦТВ в качестве обозревателя, комментатора, режиссера, продюсера и главного редактора.

– Вы работали на телевидении, а теперь в интернете. В чем принципиальная разница, если она есть, конечно?

– Для меня вообще разницы нет. Работаю во всех современных форматах и по текстам, и по фото, и по видео. Наш потоковый телеканал API TV на YouTube был единственным и самым популярным танцевальным каналом с 2015 по 2023 год. Его «убили» завистники, но мы поменяли формат и запустили новый с тем же названием.

– В начале 2000-х вы создавали первое в России и второе в мире цифровое автомобильное телевидение в формате DVB-T – что это такое и с чем его едят?

– Технически его создали программисты, а моя задача была создать принципиально новый контент. На дворе стоял 2003 год, интернет и цифровая связь только-только набирали обороты. И формат DVB-T для телевидения был революцией, то есть переход с аналогового на цифровое вещание. Он не только предлагал принципиально новое качество видео, но и звука. Нашу аудиторию на тот момент составляло высшее руководство страны, бизнесмены и просто богатейшие люди. Им надо было не просто что-то показывать, контент требовался совсем иного рода. Поскольку проект находился под патронажем тогдашнего заместителя министра печати и информации всем каналам было предписано выдавать мне любой контент по первому требованию. Но качество, которого требовала цифра, попросту не было, особенно проблема была со звуком, мы могли подавать в лимузины 5.1, а в аналоге и со стерео было не все в порядке. Много пришлось создавать самим, в том числе и мне, как режиссеру, это было очень интересно. Я быстро наладил контакты со всеми основными звукозаписывающими компаниями, с кинопрокатчиками, с шоу-бизнесом. И вскоре мы сделали принципиально новое телевидение. Примерно два года развивался проект, но потом его решили продать. Мне устроили пышный уход, подарили приставку, которая тогда стоила 8 тысяч долларов, но самое главное – давала определенный статус. В этот момент я понял, что привычное телевидение сильно отстало не только от реалий, но и от технологий. Тогда и пришлось «нырнуть» в интернет уже профессионально. В 2005 году мы открыли Агентство популярной информации API TV, которое существует и по сей день. Сегодня интернет стал более востребован, а телевидение, кстати, перешло на DVB-T формат только несколько лет назад. Так мне и приходится путешествовать то в будущее, то в прошлое.

– Ваша первая экспедиция «В поисках Ноева ковчега» на Арарат принесла ли ожидаемые результаты и какими они были?

– Она принесла результат в том плане, что сюжет о ней посмотрел практически весь мир. Благодаря знаменитому зарубежному информационному агентству его посмотрела аудитория, сравнимая с аудиторией чемпионатов мира по футболу. Из-за погодных условий и проблем со здоровьем одного из участников мне не удалось попасть в заветную точку. Это все уже многократно рассказывалось и описывалась. Ноев ковчег – это не просто легендарный корабль, это символ спасения или смерти человечества. Наша экспедиция стала своеобразным предупреждением о грядущих тяжелых событиях для всего мира, но поскольку по-настоящему верующих людей в мире не так много, то и ситуация сейчас развивается не по самому худшему, но тоже весьма неблагоприятному сценарию. Кстати, напомню, что, согласно легенде, когда Ноев ковчег откроется миру, то настанет последняя, самая трагическая фаза Апокалипсиса.

– В 2004 году состоялась уникальная экспедиция в Нахичевань «По следам Ноя». Это там вы нашли место захоронения библейского Ноя?

– Мы его не нашли, нам его показали. Во время съемок музея ковров его директор продемонстрировал нам собственную книгу, посвященную временам Всемирного потопа и местам в Нахичевани с ним связанных – там есть гора Геми Гая (гора Корабль), куда согласно местным легендам и причалил Ноев ковчег. Там вообще очень много уникальных изображений на скалах и все они в той или иной степени отражены в книге. Неожиданно автор показал на рисунок и фотоснимок, которые изображали подобие надгробия и сказал: «Это могила Ноя». Как выяснилось, она существовала до середины 1980-х годов, а потом ее снесли. Видя мое недоумение наш сопровождающий сказал, что место совсем рядом, и мы пошли туда. Теперь там просто ровное место. После моих публикаций в российских изданиях в Азербайджане разразилась настоящая компания против меня, хотя я всего-навсего пересказывал гипотезу директора. Прошло лет десять с тех пор, и в Нахичевани решили собрать научную конференцию, на которой обсуждали возможность захоронения Ноя в этом месте. После того, как она закончилась, мне позвонил азербайджанский журналист и попросил прокомментировать эту конференцию, я ему ответил буквально следующее: «Лучше бы взяли лопаты в руки и копнули. Все вопросы сразу бы были решены». Видимо, так и рассуждают, а не копают до сих пор.

– Следы цивилизации Бронзового века, которые вы нашли на Байкале, это историческая сенсация или очередной кирпичик в летописи цивилизации?

– Сенсации не было. Нашли мы фрагмент керамики, который ученые в Москве действительно отнесли к эпохе Бронзы. Возможно, если бы туда отправилась научная экспедиция, то мы бы узнали об этом мистическом месте намного больше. Но место на самом деле завораживающее. В этом году, если даст Бог, мы опять там побываем, спустя 19 лет.

– Экспедиция в Хакасию в 2007 году ознаменовалась тем, что вы впервые в мире, сопоставив научные факты, заявили о существовании иной цивилизации на Земле. Есть ли другие подтверждения этой теории?

– Не совсем так. Я об этом и раньше заявлял. В Хакасии находится грандиозный Салбыкский курган – мегалитическое сооружение, которое сравнивают с английским Стоунхенджем. Его стены составляют огромные плиты весом 50-70 тонн, которые каким-то образом добывали примерно в 20 километрах от места возведения и доставляли к месту возведения, как утверждают ученые на основании радиоуглеродного анализа, в первой половине VII века до нашей эры. Думаю, что на самом деле курган намного древнее. Но главное – ученые не могут объяснить, как и при помощи чего плиты перенесли на такое огромное расстояние. Слаба пока наука. Еще в 2005 году я сделал предположение, что где-то совсем недалеко должен быть древний город, вполне возможно, некий центр металлургического производства. С тех пор в Хакасии и сопредельных регионах нашли десятки небольших сталеплавильных печей, а в 2019 году один из ученых, который нас сопровождал в экспедиции «Цивилизации юга Сибири» сказал мне, что город действительно нашли. Он нам даже дал координаты, но мы не смогли туда попасть из-за дефицита времени. Думаю, у нас все впереди.

– Что такое Агентство популярной информации и для чего оно было создано?

– Агентство популярной информации API TV было создано в 2005 году и нескромно скажу, что аббревиатура АПИ состоит из моих инициалов – Андрей Поляков, а буква «и» предполагала ряд проектов, например, API NEWS (популярный интернет-портал с таким названием существовал до 2011 года. – В. С.), то есть Андрей Поляков и новости, и танцы, и так далее. Ну чтобы уж совсем это не выглядело наглым, я и придумал альтернативное название – «Агентство Популярной Информации». Все эти годы мы снимаем много видео – фильмы, концерты, танцевальные турниры. Любители танцев знают, что наш потоковый телеканал APITVDANCE на протяжении 7 лет оставался законодателем танцевальных мод, о чем я упомянул ранее. А основной информационный портал API TV.Ru по-прежнему освещает новости в области культуры, искусства, международной политики, туризма, технологий.

– Присутствует ли спорт на ваших каналах, и почему футбол – игра миллионов?

– Спорт остался только в виде спортивных танцев. Мы публикуем интервью с выдающимися спортсменами, освещаем иногда отдельные турниры. А футбол популярен у миллионов, потому что сравним с театром, но он еще интереснее, так как никто не знает, какой именно будет развязка в каждом конкретном матче. Я сам в детстве и юности играл в футбол с удовольствием, а когда мне исполнилось 10 лет, я начал самостоятельно посещать футбольные матчи. В 1977 году, когда «Спартак» играл в первой лиге, стал фанатом и клуба, и Константина Бескова. Затем, вплоть до 1982 года, почти не пропускал матчи «Спартака» в Москве, ездил, или, как сейчас говорят, «пробивал выезды» в другие города. Тогда это было на уровне геройства. 20 октября 1982 года я был на печальном матче с «Хаарлемом». После победного гола Швецова я уговорил своих товарищей не ломиться на выход, где уже начинался хаос, и мы остались смотреть на табло популярный тогда немецкий мультфильм, где звери играли в футбол. В результате остались живы. Сегодня тоже по мере возможностей посещаю матчи «Спартака» или смотрю футбол по телевизору.

– Что для вас искусство: театр, литература, живопись, музыка, кино – из чего состоите вы?  

– Читаю много, но художественную литературу почти нет – ничего меня не привлекает в современной. В годы обучения в университете мы по программе перечитали, именно перечитали, всю мировую англоязычную классику, мне как филологу-тюркологу пришлось еще и всю турецкую литературу читать, на старших курсах почти все – на оригинальном языке. Театр не люблю, хотя в 1990-е был практически на всех премьерах московских театров. Живопись воспринимаю только как любитель, люблю эпоху Возрождения, в Италии был во многих музеях, но больше всего меня поразила Сикстинская капелла, я – поклонник Микеланджело. В кинотеатр хожу нечасто, поскольку ежедневно просматриваю по несколько трейлеров киноновинок, которые приходят к нам в редакцию и уже по ним делаю свои заключения. Музыку люблю самую разную, в детстве знал многие классические произведения, меня можно было поднять ночью, поставить какой-нибудь фрагмент, и я мог точно определить автора и название, но уже когда учился в музыкальной школе, от классической музыки отошел полностью. В 12 лет самостоятельно научился играть на гитаре, позже играл в разных рок-группах, в 1988 году в последний раз выходил на сцену, а многие мои друзья до сих пор играют в разных профессиональных коллективах. В настоящий момент люблю слушать симфонические оркестры, но только вживую, причем не важно, каков репертуар.

– Почему в 2019 году вы возобновили свои изыскания и зачем поехали в экспедицию «Цивилизации Юга Сибири»?

– Это была, можно сказать, провокация одной моей знакомой. Но в последний момент она исчезла, а все уже было заряжено. В итоге получилось очень интересно, хотя в основное место мы попасть так и не смогли тогда в силу разных природных и мистических обстоятельств. Об истинной цели знали только непосредственные участники экспедиции.

– Если можно, немного о семье – жена, дети, я знаю, что у вас их двое.

– Жена – Светлана Мельникова, телеведущая, журналист, профессор Балканской академии геронтологии, международный телевизионный эксперт в области красоты. Мы с ней и познакомились в Останкино, когда оба оказались на телеканале «ТВ-Центр». Кстати, она была со мной во многих экспедициях. Сын Давид, 19 лет, учится на факультете зарубежной филологии в МГПУ, увлекается зарубежной литературой. Играет с детства в футбол, сейчас тренируется в университете, обладает феноменальными знаниями о футболе, сейчас с ним наблюдаем за североамериканской лигой MLS. Выезжает со мной в экспедиции. Два года назад мужественно отбивался от сибирских бандитов, которые напали на нас с вилами и топорами. Я за него спокоен. Дочь Дарья, 17 лет. Учится на дизайнера одежды в колледже имени Карла Фаберже. Здорово рисует, я поклонник ее художественного и дизайнерского талантов. Уже десять лет танцует, обладает всеми чемпионскими титулами по артистическому танцу, пока нет только титула чемпионки мира. Последний ее сольный номер на песню «Потерянный рай» близок мне не только по рокерскому духу и классному исполнению, восхищаюсь ее платьем, которое сама придумала и воплотила, в определенный момент из белого оно превращается в черное. Так что сплошное творчество у нас в семье.

Владимир Сабадаш.

Фото из личного архива Андрея Полякова

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x