Таблица умножения для бюджета

Произошло очередное судьбоносное событие в истории парламентаризма на пленарном заседании Государственной Думы при затянувшемся на два часа обсуждении законопроекта «Об исполнении федерального бюджета за 2023 год».

Государственная Дума
Фото Ольги Давыдовой

Я четверть века парламентский корреспондент на Охотном Ряду, и вот вторник, 26 июня, меня удивил. Других журналистов он даже и не особо заинтересовал. Кроме одной девушки, оставленной на дежурство слушать председателя комитета по бюджету Андрея Макарова. Нам надо быть осторожными, и самим журналистам, и особенно если вдруг кто-то прочтет наш продукт. По обе стороны океана происходит одно и то же до степени неразличимости в описаниях. Это равно истина и иллюзия. Дефект изложения на основе эффекта положения. Кто занимался генетикой в семидесятые-восьмидесятые, меня поймет. Наша наука опередила события в мире, пропустив будущее сначала через себя. Отсюда мой специфический интерес к событиям в Думе.

Забавно раз этак двадцать пять входить в одну и ту же реку. Там пиявки разные и планктон радиоактивный. Дефект изложения состоит в извращении сути эффекта положения. На самом деле эффект положения определяет зависимость фенотипического проявления гена (цистрона) в зависимости от генного окружения при транслокации.

Сегодня как бы поздновато реализовывать перестроечные идеалы размывания государства, но именно это и происходит в том числе через законодательство. Законы об исполнении бюджетов рассматриваются в одно чтение подобно ратификации пакетов из федерального бюджета и бюджетов государственных внебюджетных фондов. На этот раз рассматривали три закона вместо четырех после слияния Пенсионного фонда с Фондом соцстраха. Отдельно остался ФФОМС.

Образование единого Социального фонда вопреки обещаниям сокращения административных расходов к оным не привело.

Минтруда Антон Котяков заверил, что экономия подтверждается, а рост расходов связал с распространением деятельности Социального фонда на новые регионы.

«В конце 2022 – начале 2023 года мы вели активную кампанию по развертыванию отделений фонда на новых субъектах Российской Федерации, то есть здесь мы нанимали персонал, приобретали технику, приобретали оборудование, безусловно, это сказалось и на росте расходов на перспективу. При этом, уверяю вас, что та экономия, которая сегодня прозвучала из уст моих коллег, она подтверждена документально, мы сможем ее предоставить», – пояснил министр Котяков. Из его слов непонятно, вроде есть долг по ТСР перед инвалидами и вроде бы нет.

Практически весь парламентский день звучали обвинения в адрес исполнительной власти в неумении работать и нежелании уметь.

Исполнение статей бюджета не выдерживает критики даже по кассе. Качественный результат и деньги гуляют независимо друг от друга. Большие суммы остаются неизрасходованными и Минфин не может объяснить причину. Финансирование идет неритмично. Гигантские усилия Думы под управлением Володина по сдвигу финансирования ближе к началу года обернулись обратным эффектом, деньги сваливаются на последнюю неделю года и использовать их невозможно. Отраслевые министерства подгоняют отчетность под снижающийся результат, сокращая показатели. Административные расходы Социального фонда растут. Сан-кур снижается. Долг государства перед инвалидами по предоставлению ТСР растет.

Депутат КПРФ Евгений Бессонов называл проценты исполнения госпрограмм и вопрошал, где результат: «Но, коллеги, 88 процентов исполнения программы «Космическая деятельность», ну это никуда не годится. И мы еще в этом году добавляем на группировку для высокоскоростного интернета. 80 процентов – развитие электронной промышленности. А где российские процессоры, даже не последнего поколения? Но это же все необходимое для автомобилестроения и для военной промышленности. 77 процентов – исполнение программы «Развитие авиационной промышленности». Где авиационные двигатели и где дальнемагистральные и среднемагистральные самолеты? 80 процентов – защита населения во время чрезвычайных ситуаций. И у нас что, стало меньше пожаров?»

Конец цитаты.

Дума как всегда оказалась перед одной и той же дилеммой. Счетная палата подтверждает сбалансированность кассового исполнения бюджетов. Никто ничего не украл. Отклонить законы об исполнении бюджетов оснований нет. Но нет и результата.

Тут новое может быть в том, что отраслевые министерства научились по-джентльменски, а не по-русски менять правила игры в зависимости от результата. Новая проблема с исполнением региональных бюджетов, возможно, связана с попыткой федерального бюджета по замещению коммерческих кредитов бюджетными с последующим их сокращением. Для регионов начало года составляет мертвый сезон без доходов и они лихорадочно набирают коммерческие кредиты для новогодних радостей.

В советское время население на тех радостях бежало в магазин и все сходилось, а сейчас получается черная дыра финансовая, на мой взгляд.

В поверхностном восприятии ничем не отличается от ситуации в США с той разницей, что там ставка низкая и печатный станок на все финансовые дырки. В США федеральный бюджетный год начинается с 1 октября. В 46 из 50 штатов он начинается 1 июля. Это при том, что там тепло и строить можно без перерыва на зиму. Ну и никто не парится. Кроме тех, кому в предвыборных целях надо друг друга уколоть.

Для России даже незначительная подгонка отчетности под результат может оказаться фатальной.

Вячеслав Володин открыл дискуссию настойчивым предложением сдвинуть рассмотрение итогов исполнения бюджета на начало года. И вот тут глава профильного комитета едва ли не впервые возразил председателю палаты, причем довольно жестко.

«Вячеслав Викторович, итоговая отчетность налоговая не может появиться у компаний раньше 31 марта. И в данном случае речь идет о взаимоотношении бюджетов, бюджетов, связанных с налоговой отчетностью компаний. Для того, чтобы поменять сроки, надо поменять системно практически не только вот дату рассмотрения, а о том, вот как это происходит. Иначе если мы будем серьезно сокращать сроки, серьезно сокращать сроки, мы не получим реальную картину состояния бюджетов регионов. Вот что касается федерального бюджета, это можно рассматривать в феврале, реально, а вот что касается получить картину по региональным бюджетам – позже. Поэтому, если можно, мы проработаем этот вопрос (вот ваше поручение) очень серьезно и представим соображения о возможностях», – пояснил Андрей Макаров.

Макаров конечно же напомнил, раньше рассматривали осенью. Что так же верно, как и то, что в каменном веке не было ни бюджетов, ни Минфина, а люди жили и рыба в Каме была.

Володин и сам понял, что из его идеи ничего не получится, кроме наращивания фиктивной отчетности. Сдвинуть можно только весь бюджетный год относительно календарного. Почему этого нельзя сделать в России? Наверное, потому же, что вообще России ничего нельзя. В том числе и вернуть советскую модель двухконтурной экономики для защиты от количественного смягчения США и прочей токсичности вроде спекулятивного капитала.

Володин переключил внимание на манипуляции отраслевых министерств с отчетностью. Поскольку их в Думе не было, крайними оказались председатели комитетов. Конкретно досталось главе комитета по просвещению Ольге Казаковой.

Тут председатель абсолютно прав. Ради комфортных отношений с правительством думские комитеты отказываются от критики. По замыслу Володина, министерства не могут менять критерии исполнения без согласования с думскими комитетами.

Представить невозможно, как это осуществить. Андрей Макаров при прямой поддержке председателя Думы – и Володина, и до него Нарышкина, – ведет постоянный бой с Минфином. Купировать проезд бюджетирования мимо думского шлагбаума удается не всегда, и для этого требуется применять весь его адвокатский талант кнута, пряника, угроз, грубой лести и измывательства над коллегами по палате по принципу «бей своих, чтоб чужие боялись».

Риторические таланты депутата Макарова обостряются в предчувствии опасности. Он как никто другой понимает правоту критиков бюджета и видит угрозы еще более неприятными для будущего и Думы, и страны. Остаются сомнения, является ли гигантский экономический рост 3,6% реальным ростом или статистической погрешностью. Насколько правильно или опасно отсутствие признаков переключения экономики на мобилизационные рельсы.

Дума даже отвлеклась от бюджетного правила. Воспользовавшись паузой внимания критиков к традиционному раздражителю, министр финансов Антон Силуанов вернул себе козырь лучшего в мире своего предшественника Алексея Кудрина. И по ходу пьесы легко отбился по другим вопросам обратного акциза нефтянке и государственных заимствованиях.

Приведу цитату, как отчитывался Силуанов.

«Если говорить об итогах макроэкономической ситуации, то в 2023 году действительно бюджет, несмотря на все сложности и условия, в которых он исполнялся, а мы видели расширение санкционного воздействия, тем не менее экономика показала хорошие результаты, об этом мы с вами говорили. Темпы роста экономики составили 3,6 процента, а если напомнить, как мы планировали бюджет (планировали мы его исходя из снижения экономического роста) – на 0,8 процента. Рост промышленного производства составил 3 с половиной процента, что стало самым высоким результатом за последнее десятилетие.

Но что главное (что главное), что в этих условиях нам удалось достигнуть роста реальных заработных плат и реальных доходов населения. Реальная заработная плата прибавила 8,2 процента, а реальные доходы населения – 5,8. Это самый главный результат прошлого года.

Бюджет. Во многом исполнение бюджета было связано (устойчивое исполнение бюджета), благодаря тем институтам, которые мы создали. А это именно бюджетные правила, которые обеспечивали устойчивость государственных финансов и сбалансированная денежно-кредитная политика. И главное было взаимодействие бюджетной и денежно-кредитной политики», – рассказал Силуанов.

В комплекте прозвучало практически все уже надоевшее про пенсии, материнский капитал, существенное снижение уровня бедности в стране. Кого ни послушаешь, все это сделал именно он.

Вопрос о заимствованиях из арсенала Оксаны Дмитриевой на сей раз задал депутат СРЗП Александр Ремезков.

«Расходы на обслуживание госдолга с 2019-го по 2023 год увеличились в 2,4 раза, при темпе роста расходов бюджета в 1,8 раза, а расходы на его обслуживание уже в 2023 году составили 1,7 триллиона рублей, что на 206 миллиардов рублей больше утвержденного законом и на 393 миллиарда рублей больше, чем в 2022 году. Это связано прежде всего с увеличением объемов привлечения долгосрочных госзаимствований, доля которых в общем объеме госдолга увеличилась до 98 процентов. И в этом году расходы на обслуживание госдолга составят более 2 триллионов рублей, а в 2026-м дойдут уже до 3 триллионов. Прогнозирует ли Минфин России отказаться от таких расточительных расходов и предложить иные источники финансирования целевых инвестиций?» – спросил депутат Александр Ремезков.

Силуанов ответил без затей: «Но мы заимствуем на рынке почему? Потому что у нас дефицит бюджета, да, дефицит бюджета складывается, поэтому очень важны бюджетные правила, которые говорят о том, что дефицит может формироваться только в пределах объема расходов по обслуживанию долга, то есть мы имеем первичный баланс.

В предыдущие годы мы отходили от бюджетных правил, в предыдущие годы мы больше занимали на рынке, поскольку требовалось больше расходов. Поэтому в этих условиях, и мы видим, что возникли у нас и где-то… Последствия, ставки увеличивались, сегодня тоже ставки достаточно высокие, но для того, чтобы профинансировать расходы, нам, помимо доходов, нужно еще и, значит, заимствовать на рынке.

Поэтому когда вы говорите, почему такие длинные заимствования? Потому что мы так распределяем объем расходов по погашению долга с тем, чтобы не было «горбов» у нас на среднесрочной перспективе, с тем, чтобы не было такого, что сегодня пусто, а завтра густо, что называется, и тогда нужно будет еще больше заимствовать на рынке. Создается такая пирамида, которая требует дополнительных объемов заимствования, а это, соответственно, и повышаются процентные ставки на рынке».

Конец цитаты.

Я не понимаю, почему Дума это съела без возражений. Вячеслав Володин почему-то поощрял Антона Силуанова и Андрея Макарова. Хотя данные одного не вызывают доверия, а второй постоянно переходит на личности. В Думе вообще-то запрещено нападать друг на друга.

Что касается цифр. По просьбе Володина Силуанов сказал, что у нас бюджет в этом году по сравнению с 2019-м, доковидным, вырос в два раза. Был 18 триллионов по расходам, сейчас 36,7. Лично я охотно верю министру. За прошедшие пять лет на те же деньги я могу себе позволить в два раза меньше.

Благодаря ведению Володина, вся тяжесть ответственности упала на разрушителя спокойствия.

Роль согласился сыграть Михаил Делягин, ему не привыкать. По словам депутата Михаила Делягина, фракция СРЗП очень хотела бы поддержать отчет об исполнении бюджета на 2023 год, но лишена такой возможности Минфином, который превратил его в бюджет стагнации и разрушения, цинично именуемым «перегревом экономики».

Делягин отметил игнорирования необходимости предложений по трансформации из бюджета закрепления положения России как экономической колонии в бюджет обретения нашей Родиной свободы и независимости и в экономической сфере.

Дальше цитата с оценками и отражением диалога депутата с министерством.

«Прежде всего, приоритетом Минфина и всей бюджетной политики в 2023 году оставалось дотирование за счет наших избирателей финансовых спекулянтов при помощи заведомо ненужных займов под оглушительные проценты. Да, в 2024 году от этой политики начали отползать, скорее вынужденно, чем осознанно, но в 2023-м она не только была закреплена в бюджете, но и продолжалась.

Расходы на обслуживание госдолга превысили утвержденные нами на 13 с половиной процентов. Конечно, и при привлечении Фонда национального благосостояния.

Конечно, есть смягчающие обстоятельства. Прогнозы Минэкономразвития, на основе которых разрабатывается и исполняется бюджет, как и всегда имеют мало отношения к реальности. О качестве, о реальных целях как минимум Минэкономразвития свидетельствует то, что на четвертый квартал этого года в качестве прогнозной задачи намечено полное прекращение экономического роста.

В самом деле, если рост первого квартала 5,6 процента, в целом за год 2,8, ниже статистической погрешности, кстати говоря, то в ситуации плавного развития или, вернее, методического удушения экономики под безумным предлогом ее перегрева на четвертый квартал намечено прекратить экономический рост вовсе.

Но Минфин не возражает против этого и своими действиями усугублял последствия Минэкономразвития. Счетная палата отмечает нарушения Минфином даже разработанных им же общих требований к методике прогнозирования доходов и скромно указывает, что, цитирую: «как и в предыдущие годы актуальными остаются нарушения законодательства в сфере учета федерального имущества и регистрации прав на него».

Фирменный почерк Минфина – вопиющая неравномерность исполнения бюджета, спасибо Борису Юрьевичу (председатель Счетной палаты Ковальчук – Л. М.), что отметил это. Расходы декабря в 2,3 раза выше, чем в среднем в остальные 11 месяцев, включая январь, когда правительство впервые правильно провело масштабное авансирование расходов на весь год. Это наглядная иллюстрация неэффективной, непрофессиональной работы именно Минфина, на мой взгляд.

Предельно неритмичное финансирование страны дестабилизирует ее не хуже враждебного внешнего воздействия. Почти половина декабрьских расходов – 2,7 триллиона, что превышает среднемесячные расходы января-ноября, осуществлена в последнюю неделю 2023 года. В последнюю неделю, я не оговорился.

В последнюю неделю года на закупки товаров, работ и услуг направлено более 770 миллиардов. Вдумайтесь, как успеть их использовать? В последнюю неделю года Социальному фонду перечислено более 360 миллиардов межбюджетных трансфертов, которые надо еще до регионов довести. Почти 130 миллиардов было в последнюю неделю года отправлено на капитальные вложения. Что можно построить на эту сумму в последнюю неделю года?

При этом не исполнены бюджетные ассигнования на 614 миллиардов рублей.

Спрашиваю у Минфина, почему? А они вопроса не понимают. Целый начальник департамента, глядя в компьютер на ВКС, заявляет: НДС составляет 3,7 процента. На вопрос, от чего исчисляются эти проценты, что они значат, потому что мое воображение это объять не в состоянии, обещает прислать письменный ответ, мы его ждем до сих пор. Может быть, Антон Германович сумеет пояснить, раз у его начальника департамента нет времени.

Но на вопрос о причинах неисполнения бюджетных ассигнований ответ пришел: 613 миллиардов, они не исполнены, потому что (внимание!) малый бизнес не выбрал субсидий на 9 миллиардов, эти 9 миллиардов пришлось перебросить на другую статью. Я попытался объяснить, что 9 миллиардов меньше 613, если их потратить по другой статье, общие расходы не уменьшатся. Опять-таки пообещали письменный ответ, но в этом случае дали.

Значит, повторюсь, первое. Почему не использовали 614 миллиардов?

Второе. По каким статьям? Письменный ответ, исчерпывающий в стиле Минфина: а мы их и не использовали (точка). До свидания. Все свободны.

Слава богу, то, чего не хочет знать о бюджете Минфин, знает Счетная палата, спасибо ей. Среди понятных причин неисполнения бюджетной росписи, потому что, ну, это в жизни всегда есть отклонения, она называет отсутствие решений правительства об использовании зарезервированных средств на 160 миллиардов рублей. Не избыточность этих денег, не невостребованность – отсутствие решений. А почему нет решений правительства? Потому что Минфин должен был их подготовить, но не подготовил? И вы хотите, чтобы мы это утвердили?

Дальше. В ходе исполнения бюджета Резервный фонд правительства был увеличен в 24 раза до 4,3 триллиона рублей. Вот такая замечательная таблица умножения, в 24 раза отклонение. Мы говорили, мы криком кричали, что Резервный фонд, установленный в 180 миллиардов, это издевательство над бюджетом, здравым смыслом и страной. Нам даже не возражают, для Минфина голоса избирателей, судя по всему, не существуют. И всерьез они ждут, что мы отчет об этом примем? Но, может быть, для Минфина не пустое место, хотя бы приоритеты правительства, в которое он вроде бы входит.

Премьер-министр, премьер Мишустин объясняет главные приоритеты: станкостроение, электроника, тяжелое машиностроение. Госпрограмма номер 16, в которую входит реализация станкоинструментальной продукции на 4,9 миллиарда рублей. Не знаю, как удалось достичь такого выдающегося результата, когда какие-то заводы вроде бы работают и неплохо работают, результат ноль исполнения этого дела. Программа предусматривала выдачу льготных гарантий станкоинструментальным предприятиям на 3 миллиарда рублей. В реальности выдано в 100 раз меньше, на 30 миллионов. Льготными гарантиями на 3 миллиарда рублей предполагалось увеличить выпуск станкоинструментальной продукции на сногсшибательную сумму, на один миллион рублей. Вдумайтесь, какая прекрасная таблица умножения. Ну правда не срослось, не вышло.

Другой приоритет правительства – развитие электроники. Возможно, именно проявлением ее приоритетности стало сокращение бюджетной росписи по госпрограмме «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности» по сравнению с бюджетом более чем на 20 процентов с последующим недофинансированием еще более чем на 15 процентов. В результате выделено на треть меньше.

Поддержать и одобрить такое отношение Минфина к приоритетам правительства мы, увы, не в силах, к сожалению. Увеличение дебиторской задолженности – да, конечно, это объективно. Потому что авансирование, более долгосрочное планирование работ – это правильно. Почему Минпром сокращает дебиторскую задолженность, хотя вроде бы все должно идти через него, а Минцифры увеличивает чуть ли не в шесть раз? Понимаете, это не эффективный менеджмент, а это фиктивный менеджмент. Боюсь, его надо не утверждать, а лечить. Слава богу, Вячеслав Викторович назвал направление этого излечения».

Конец цитаты.

Вячеслав Володин так возмутился, что не сразу определился с ответом. В итоге ответ получился такой, что он переворачивает многолетнюю доминанту внутренней политики по работе с диссидентами. Если угрозы председателя сбудутся, станет выгодно Родину любить и на ее продаже не заработаешь.

«Вот в политике в первую очередь надо уделить внимание тем, кто поддерживает тебя, потом те, кто сомневаются, и только потом тратить время на тех, кто в тебя не верит. А у вас получается, вы время тратите на тех, кто не верит, тех, кто говорит, что это стагнация и так далее. А те кто в вас верит, они разочаруются и скажут: ну а зачем мы за них бьемся-то?

Поэтому вот, Антон Германович, не обогреть всех. И, Ирина Андреевна (замминистра финансов Окладникова – Л. М.), вы своим женским сердцем большим, добрым тоже не будете хорошей для всех. Поэтому у вас есть позиция, ее большинство парламента поддерживает, вот посмотрите по раскладу. А всем остальным, как разберутся и как поймут, где стагнация, а где нет, тогда уже другой разговор. Есть прихожане, есть захожане и есть прохожане. Правильно? Поэтому, Антон Германович, уделяйте внимание прихожанам. Ничего личного», – сказал Вячеслав Володин под одобрительные аплодисменты.

Сложилась поучительная красивая комбинациям, достойная изучения в рамках науки убеждать. С одной стороны, горькая правда прозвучала. С другой – решающее ядро палаты защищено от того эффекта, когда виноват не тот, кто напакостил, а кто об этом сказал.

Получилось так, что стагнация – это в зависимой Германии, а в суверенной России отчетность. Для сравнения. Приписанные Асанжу деяния в США считаются геройством и стало предметом соревнования, кто кого круче сольет.

Сказка ложь, да в ней намек. Нужен переход от поддержки тех, кто нам вредит, к тому, кто нас поддерживает. Я имею в виду не Китай с Турцией, а народ России. Но тогда надо менять кадровую политику и запретить приносить в парламент на утверждение такие бюджеты. Бюджетом дело не ограничится. Делягин еще и про медицину сказал. А вот это граждане чувствуют на своей шкуре напрямую.

Для завершении министр здравоохранения Михаил Мурашко поздравил фракцию КПРФ с юбилеем руководителя и пожелал долголетия так же, как и руководителю, и такой же мудрости. Министр поблагодарил всех тех, кто принял участие в сдаче крови, за социальную ответственность и за участие в поддержке пациентов личным участием сдачи крови.

Михаил Мурашко попросил предложения в законодательство по укреплению кадрового потенциала.

«Я настоятельно прошу, мы направили свои предложения, в том числе в рамках рассмотрения обсудили, пожалуйста, поддержите в полном объеме», – сказал Мурашко.

Подводя итог, можно удовлетвориться чашечкой кофе. Благодаря Вячеславу Володину, Андрею Макарову, Михаилу Делягину, Евгению Бессонову, Александру Ремезкову и многим другим в Думе, упомянуть всех не было возможности, позитивная роль парламента усиливается.

Дума в силу своих компетенций определяет гарантии в турбулентном мире.

Я четверть века наблюдаю, как меняется роль Думы, и за свои слова отвечаю.

Лев Московкин.

Фото Ольги Давыдовой

Государственная Дума
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x