РЕЛЬСОТРОН ИЗ ШАТУРЫ ПРОТИВ ЭСМИНЦА «ZUMWALT»

В подмосковной Шатуре прошли первые испытания российского рельсотрона – электромагнитной пушки, которую называют оружием будущего. Его создал коллектив Объединенного института высоких температур Российской Академии наук (ОИВТ РАН).

 

 

А КТО ЖЕ АВТОР ИДЕИ?

Коротко: рельсотрон (railgun в американской терминологии) – не что иное, как электродинамический ускоритель массы, поэтому его часто называют еще электромагнитной или плазменной пушкой. Само понятие «рельсотрон» сформулировал в 50-е годы ХХ столетия советский академик Лев Арцимович, а впоследствии академик Андрей Сахаров придумал к нему вакуумный ускоритель. Принцип работы основан на законе Лоренца: «снаряд» помещен между двух «рельсов», по которым пускают ток невиданной силы. И под воздействием возникающего магнитного поля «ударник» выстреливает. Скорость метания 2-граммовой «пули» в лабораторных условиях Шатурского филиала ОИВТ РАН достигала 11 км/сек – то есть, второй космической скорости, при которой можно запускать спутники не только на околоземную орбиту, но и вокруг Луны!

В этом — главное преимущество рельсотрона перед обычным оружием, ведь пороховые пушки не способны придать снаряду скорость выше 2−2,5 км/сек. Снаряду рельсотрона не нужно нести взрывчатого вещества, поскольку благодаря огромной кинетической энергии при столкновении с мишенью происходит мощный взрыв – подобно взрыву, произведенному Тунгусским метеоритом.

И все-таки назвать эту идею исконно российской (то есть – советской) не совсем корректно. Как мне сказали в Шатуре, еще во времена Крымской войны (50-е годы XIX века) была запатентована тепловая плазменная пушка, ускоряющая снаряд примерно по той же схеме.

 

«НАЧАЛЬСТВО ПРИКАЗАЛО»

Мы в Шатуре. 12 июля, вторник – жаркий, душный день. Жители городка ожидают грозу. А здесь, на полигоне Шатурского отделения ОИВТ, РАН специалисты готовят рукотворную «грозу» с ударом молнии в миллион (!) ампер. Как скажет потом прибывший для руководства историческим экспериментом директор названного института, президент РАН В.Е.Фортов, «это в 30-40 раз превосходит удар хорошей молнии. Поэтому работать с такой силой тока, напряжением, плазмой – это некий вызов, стоящий перед наукой. Давление в рельсотроне – выше тысячи атмосфер, что почти аналогично давлению на дне Марианской впадины».

Смотрю на представленное миру чудо науки. Российский рельсотрон неказист, помещается на железном верстаке. Сделан из обычной стали, как токарный станок (он и напоминает его очертаниями).

Во сколько обошелся госбюджету этот проект, если иметь в виду, что наши ученые занимаются им уже не первое десятилетие? На этот вопрос журналисты получали примерно такой ответ: «Очень дорого». И что, не нашлось средств на сверхпрочные материалы? «Да, материалы – это еще одна наша проблема», — признал в своем выступлении Владимир Фортов.

IMG_1

И поведал собравшимся о том, о чем, собственно, все знали: 30 мая нынешнего года ВМС США: произвели успешный запуск рейлгана (railgun), установленного на новейшем эсминце «Замволт» («Zumwalt»). Вольфрамовый снаряд в алюминиевой оболочке (общий вес 10 кг) поразил цель на расстоянии 200 морских миль (свыше 300 км). Скорость снаряда – 3 км/сек, но главное, сказал В.Е.Фортов, американцам удалось сделать снаряд управляемым – он «рулит» к цели».

А что же мы?… Мы, похоже, «повелись», заторопились: по словам заведующего плазмодинамической лабораторией Шатурского филиала ОИВТ РАН В.П.Полищука (ответственный исполнитель проекта), испытания были запланированы на осень, когда все основательно подготовят. «Но начальство приказало: давайте сейчас», — сказал Полищук.

И дело тут, похоже, не только в том, чтобы поскорее ответить на выстрел с эсминца «Замволт». Осень – это выборы, не до рельсотрона будет тому, кому готовится рапортовать В.Е.Фортов.

— Недавно мы создали свои энергетические батареи, — говорит Полищук. — Обрели второе дыхание. У США национальный рекорд – 6,5 км/сек при весе «пули» один грамм, а мы достигли этой скорости полета снаряда при его весе в 2 грамма. Для нас, ученых, скорость – это главный показатель успеха. Мы не занимаемся оружием, мы люди мирные. К тому же наши технологии значительно дешевле.

— Это хорошо. Так, значит, мы скоро сможем снаряд с полезной нагрузкой – прибором каким-нибудь – на орбиту выводить? – спрашиваю Владимира Павловича.

— Нет, конечно. Не будет в скором времени такого снаряда. Что мы ожидаем сегодня? Ну, на «шестерку» — то есть 6 километров в секунду, мы не выйдем. Даже специально выходить не будем, хотя, наверное, могли бы. Но… Понимаете, перед телекамерами что-то может пойти не так. Рассчитываем на «четверку» — четыре километра в секунду. Важен сам факт успешного запуска. Вес «пули» при лабораторных испытаниях достигает 5 граммов. Сегодня мы «зарядим» двухграммовый снаряд. И подадим на рельсотрон не полную мощность электроэнергии – 1 мегаджоуль,  а поменьше – половинку. Не хотим рисковать, произведем пуск в щадящем режиме.

Владимир Фортов повторяет слова своего завлаба:

— Наша работа имеет отношение только к фундаментальной науке. Мы не занимаемся вооружениями. – Хотим с помощью рельсотрона узнать, как устроена вселенная. Изучать состояние тела под высокими давлением и температурой.

 

ИСТОРИЧЕСКИЙ ВЫХЛОП

Всех просят покинуть «полигон» — все готово к проведению эксперимента. Звенит протяжный звонок, а вслед за ним раздается оглушительный хлопок. Здание сотрясается, с потолка сыплется штукатурка.

Возвращаемся на полигон. Запах гари и озона. «Дуло» рельсотрона почернело от копоти. Сорвав резьбу, вылетели два крепежных винта. Невольно думаю: сколько вместе с ними (болтами) вылетело в эту «трубу» народных рублей? Миллиарды?

На мишени – тяжелой стальной болванке – выбоина (сантиметра четыре в диаметре и около двух-трех – глубиной). Это сделала крохотная поликарбонатная пулька…

Зафиксированная скорость — 3,2 километра в секунду. Владимир Полищук говорит вполголоса: «Это, конечно, не тот результат, на который мы рассчитывали. И все равно, хороший результат».

Полищук поспешно вставляет сорванные винты в отверстия – все шито-крыто. Ясно: повреждения хотят скрыть от В.Е.Фортова, благо он появляется на полигоне самым последним. Я стою по одну сторону рельсотрона, Владимир Евгеньевич – по другую.

— Эксперимент прошел в целом успешно, — объявляет Фортов.

Перегибаюсь через остывший рельсотрон, легко вынимаю из паза болтающийся крепежный винт (диаметр – около 3 см). После секундного замешательства В.Е.Фортов переводит неприятную ситуацию в шутку:

— Значит, мы движемся в правильном направлении! Работаем на пределе мощности.

Но мы-то с вами, уважаемые читатели «Московской правды», уже знаем со слов В.П.Полищука, что при запуске задействовали только половину мощности батарей. А если бы дали предельную, тогда что?

Примечательно, что все телеканалы, все информагентства и интернет-порталы – поголовно! – с восторгом сообщили: «Следующий шаг – запуск спутников на околоземную орбиту!»

Вот так. Оказывается, мы опять – «впереди планеты всей». А что если все-таки рискнуть, да и наплевать на модные игрушки и продолжать делать то, что у нас хорошо получается? Те же танки, зенитные комплексы, атомные и водородные бомбы, наконец… Ведь рельсотрон (даже тот внушительный, что на эсминце «Замволт») не что иное, как изящная плеточка… И ей не перешибить нашего ядерного «обуха».

Александр АННИН.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Дмитрий Николаевич
Дмитрий Николаевич
5 лет назад

Создание оружия развивает науку и производство. Неоспоримый факт.

Никола
Никола
5 лет назад

Круто!, Quake в реальности 🙂