ЦЕЛЬ И КОНЕЦ ПОДВИЖНИЧЕСТВА

Если даже не знать, что именно сопутствовало рождению этой книги, то одного, пусть беглого взгляда было бы вполне достаточно, дабы оценить тонкий художественный вкус, с каким выполнен ее дизайн; дивные иллюстрации, из которых иные выглядят, как цветы, некогда собранные в саду или в поле и теперь, сухие и хрупкие, хранящиеся между страниц; чудесные, где сравнительно нового письма, а где и с ощутимой патиной древности изображения икон и фресок; фотографии, запечатлевшие и еще живых, но, по большей части, уже ушедших от нас, а среди них – игумению Варвару (Трофимову), сорок три года управлявшую Пюхтицким Успенским ставропигиальным монастырем.

«Добротолюбие» от руки

Она родилась в 1930-ом, отошла ко Господу в 2011-ом, и снимки, как верстовые столбы, отмечают разные отрезки ее жизненного пути. Вот она в юности, с косами, в расцвете своей девической прелести, вскоре после войны и возвращенияts1 из вятской деревни в Лугу; вот уже в связочке, пюхтицкая послушница, а вот уже и монахиня в Марие-Магдалининском вильнюсском монастыре – уже не Валентина, а Варвара. Тогда то и было положено начало этой книге, рассказывая о которой я прежде всего хотел бы, чтобы у возможных ее читателей возникло чувство изумления перед несовпадением событий, от которых мир трясся, будто в горячке, и никому не ведомым трудами, какие помимо всех послушаний день ото дня совершала Варвара.

В 1959 году она взялась за основательное изучение «Добротолюбия», и своим ясным, отчетливым почерком записывала в особенную тетрадь наиболее тронувшие ее высказывания святых отцов. В эту же пору мир сходил с ума от куклы Барби с ее мертвыми, ярко-синими глазами, Фидель окончательно победил Батисту, СССР создал добровольные народные дружины, и в гости к Хрущеву пожаловал император Эфиопии Хайле Селассие. Как бы ни занимали эти (и многие другое) события их современников, они были, если воспользоваться выражением Хайдеггера, тем «ничто», через которое надо было пробиться к «сущему» человеческого бытия. И если от философского «ничто» перебежать к «ничто» в широком его толковании, то мы увидим, что кукла Барби погребена в сундуках, Остров Свободы, спасаясь от социалистической нищеты, открыл двери Америке, добровольные народные дружины, как фантомные боли, тревожат бесплодное воображение нынешних государственных мужей, а Никита Сергеевич, прогуливаясь где-то в окрестностях ада, встретился с императором, который пожаловался на эфиопских коммунистов, задушивших его подушкой прямо на больничной койке.ts4

В мешанине истории, сумбуре внешних событий, мишуре соблазнов человек мыслящий ищет дорогу к сущему. Для Варвары такой дорогой стало монашество, а более глубоким его осмыслением – «Добротолюбие». Она начала с 4-го тома и со свойственной ей в любом деле основательностью пометила: «1959 г. С 15\ III, ок. 21\Y». Я еще не сказал, скажу теперь: «Цветособрание» (так названа эта книга) – издание факсимильное, точь в точь повторяющее выписки матушки Варвары из «Добротолюбия». Почему, кстати, «Цветособрание»? 20 января 1961 г. Варвара принялась за 5-й том, и записала о размышлениях пресвитера Илии: «Название главанфологион, цветословие или цветособрание, наводит на мысль, что они были составлены при чтении св.Отцов…» Вот и она: ходила путями великих религиозных мыслителей и подвижников и прилежно собирала с вечно-цветущих лугов наиболее приглянувшиеся ей цветы. «…старец Божий.., желая сохранить для себя, записывал, выражая их иногда отеческим словом, а иногда своим». 

ts2

В книге сохранено и каким-то замечательным образом приумножено ощущение подлинности, словно открывающиеся перед тобой чуть тронутые налетом желтизны страницы,– те самые, по которым бежало перо будущей игумении. За три десятка лет по разным поводам я получал письма из Пюхтицы. И, держа в руках еще нераспечатанный конверт, я уже видел по почерку – это от нее, от матушки. Письмо могло быть о чем угодно – поздравлением, напоминанием, вопросом или необременительной просьбой, но, право же, само по себе оно доставляло мне радость – как несомненный знак присутствия в нашей жизни человека не только мудрого и доброго, но и воплощавшего то, что, мне кажется, лучше всего назвать избранничеством. И эта книга, «Цветособрание», написанная тем же почерком, стала для меня и – я уверен – для многих, многих других словно бы посланием матушки, ее напоминанием, сколь важно не бросать на произвол судьбы свою духовную жизнь. «Много по истине добродетелей совмещает в себе углубленная память о смерти. Она есть родительница плача, руководительница ко всестороннему воздержанию, напоминательница о геенне, матерь молитвы и слез, страж сердца, источник самоуглубления и рассудительности, которых чада сугубый страх Божий и очищение сердца от страстных помыслов – объемлют много владычных заповедей». Это преподобный Филофей Синайский. Когда жил, когда умер – неведомо; был игумен, пас на Синае словесное свое монашеское стадо, думал о жизни, размышлял о смерти, и духовная его мудрость оказалась в собранном Варварой цветнике. Для кого она старалась? Неужто полагала, что ее заветные тетрадочки когда-нибудь собраны будут отдельной книгой и станут всеобщим достоянием? Хотела ли с помощью своего краткого рукописного «Добротолюбия» показать людям, что есть в мире ценности, несравнимые с теми, которыми привык дорожить человек? Нет, конечно. Всю свою жизнь она шла к Богу и, вчитываясь в творения святых отцов, взыскующим взором искала в них опору на этом пути. Искала – и нашла. И уж потом, после ее кончины, стараниями ее преемницы, игумении Филареты (Калачевой), появилась эта книга – как память о ее духовных исканиях и как протоптанный ею для нас краткий путь к источникам вечной мудрости.

На последнем развороте, на одной странице – она, уже в схиме, погруженная в мысли о предстоящем ей великом переходе; на другой – тоже она, игумения Варвара (Трофимова) , где-то на озере, в лодке, с веслом в руках. И слова: «Цель и конец подвижничества – цель – чистота сердца, конец – Царство Божие».

Александр Нежный.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x