НИКОЛАЙ ГОГОЛЬ РУКУ ПРИЛОЖИЛ…

Возвращаясь к напечатанному

Сотрудничая с «Московской правдой» с 1994 года автор этих строк попал в коллектив внештатных авторов, сгруппировавшийся вокруг Наталии Александровны Балашовой (1921  –2013), заведовавшей отделом культуры. Она была прекрасным редактором – внимательным, деликатным, но принципиальным и работать с нею было легко и интересно. А еще интереснее было слушать ее воспоминания о людях отечественного театра, с которыми она была знакома лично, об около-театральных битвах «лемешисток» и «козловисток» (она была в числе первых). Она писала прекрасные рецензии на все текущие спектакли, и была блестящим знатоком истории русского театра (ее огромный и очень ценный архив передан на хранение в музей).
…Однажды роясь в дореволюционном пятитомнике Гоголя, я натолкнулся на пьесу, которая не публиковалась в советское время. Чувствуя свою недостаточную компетентность, я поделился находкой с Наталией Александровной. И надо же, она не только раскопала всю историю пьесы, но написала прекрасную статью, которую опубликовала в «Московской правде». Она свежо читается и сегодня, особенно призыв к современным режиссерам, ноющим про недостаток хороших пьес и подвергающим вивисекции классику, обратить внимание на пьесу, на афишах которой будет написано: перевод Н.В. Гоголя!
Олег Торчинский.

 

НАТАЛИЯ БАЛАШОВА «ВЫ, НЫНЕШНИЕ, НУ-ТКА!»

10 августа 1840 года актер Малого театра М. С. Щепкин получил из Вены письмо от своего друга и поклонника Н.В. Гоголя.
«Ну, Михаил Семенович, любезнейший моему сердцу! – писал Гоголь, – половина заклада выиграна: комедия готова. В несколько дней русские наши художники перевели. И как я поступил добросовестно! Всю с начала до конца выправил, перемарал и переписал собственною рукою».
Что за заклад? И о какой комедии идет речь? Явно не о «Ревизоре» и не о «Женитьбе». Впрочем, никаких особых загадок нет. А для нас любая мелочь, касающаяся Гоголя интересна, тем более речь идет о какой-то малоизвестной комедии, к которой он весьма основательно «руку приложил».
…18 мая 1840 года С. Т. Аксаков, М. П. Погодин и М. С. Щепкин провожали Гоголя в Рим. И Николай Васильевич обещал другу-актеру представить для бенефиса две комедии. И тут ему попалась– так кстати! – наскоро переведенная русскими художниками, жившими в Риме «в рассуждении чего бы покушать» комедия в трех действиях Джиованни Жиро «Дядька в затруднительном положении», которая и помогла ему выиграть «заклад». Пьеса была выслана Щепкину вместе с пространным письмом, где Гоголь подробно объяснял какими должны быть характеры героев, и даже их костюмы – вплоть до башмаков и шляп. Ссылаясь на успех комедии в Италии и Франции и на собственные впечатления от виденных спектаклей, Гоголь горячо ратовал за комедию и даже подсказывал имена возможных исполнителей. А главную роль сулил самому Щепкину. Однако же, хотя и потрудился Гоголь немало, сделанный наспех перевод оказался тяжеловатым. Со значительными исправлениями комедия была поставлена в Малом театре уже после смерти Гоголя, а потом и вовсе забыта. И зря. Ее сюжет дает основания для постановки весьма забавной комедии положений и характеров одновременно.
Судите сами. Живет в Риме в собственном доме некий взбалмошный престарелый маркиз Джулио Антиквати, отец двух сыновей. Старшему Энрико уже 25, младшему Пипетто – 19. Сурово воспитанный своим отцом, поздно женившимся, маркиз считает необходимым столь же сурово воспитывать и своих сыновей, не выпуская их за порог дома, не допуская общения с внешним миром. Тем паче с женщинами. Сыновья для него – все еще малые дети, за которыми нужен глаз да глаз. Этим глазом – «недреманными оком» служит у маркиза вот уже 10 лет дон Грегорио, гувернер Энрико и Пипетто, внешне суровый, но на деле добрейшей души старикан, искренне сочувствующий сидящим под замком юношам. И невдомек сумасбродному папе-маркизу, да и старику Грегорио, что вот уже более года как затюканный Энрико не только ухитрился тайно обвенчаться с очаровательной юной Джильдой, живущей в доме напротив, но и стать счастливым отцом крошки Бернардино. Супруги видятся украдкой, чуть не с риском для жизни. и страшно боятся признаться во всем маркизу. Действие разворачивается именно в злосчастный день, когда Джильда.воспользовавшись отсутствием маркиза , пришла на свидание к мужу. А папаша возьми да и вернись не ко времени домой. Боже мой, что тут начинается! Джильду перепрятывают из комнаты в комнату, Грегорио становится главным спасителем молодой пары, мужественно приняв на себя вину за наличие женщины в доме, маркиз мечет громы и проклятия, молодые исходят слезами и стонами, а старая служанка Леонарда, ревнующая Грегорио за расположение хозяина, усугубляет положение коварными вылазками. И тут еще внезапное заявление Пипетто, что он тоже хочет жениться на… Леонарде. Одним словом, Содом и Гоморра. Но комедия не имеет права на плохой конец, поэтому маркиз прощает ослушников и раскрывает объятия невестке с внуком. А младшего олуха отправляет под присмотром верного дона Грегорио набираться ума в чужие страны.
Такая вот история, которая, судя по всему, Гоголю очень нравилась, недаром он ее так горячо рекомендовал Щепкину. Может быть, стоит вернуться к ней сегодня. Конечно, текст требует редактуры и сокращений, ведь в наши дни монологи в полстраницы не в чести, а может получиться изящный веселый водевиль, которых так сейчас не хватает. Только должна предупредить: в советских изданиях Гоголя комедии Д. Жиро нет. Она опубликована 120 лет назад, в 1889 году в знаменитом пятитомнике Сочинений Н.В. Гоголя–Яновского, изданном Николаем Тихонравовым, где все тексты «сверены с собственноручными рукописями автора и первоначальными изданиями его произведений».
Итак, налицо забытая неплохая комедия и «Гоголь руку приложил» Дерзайте, режиссеры, стонущие, что нет интересных пьес. Вы, нынешние, ну-тка!

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x