Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > К 85-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АНДРЕЯ ТАРКОВСКОГО

К 85-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АНДРЕЯ ТАРКОВСКОГО

4 апреля исполнятся 85 лет со дня рождения Андрея Тарковского. К этой дате телеканал «Россия К» показывает документальный фильм «Осколки зеркала».

Андрей Тарковский вписан в летопись мирового кинематографа как самый известный и мощный русский режиссер, по отношению к которому эпитет «великий» может показаться пошлостью и глупостью. Его первый полнометражный фильм «Иваново детство» принес стране венецианского «Золотого льва». Его «Андрея Рублева» Ингмар Бергман назвал лучшим фильмом из всех, которые когда-либо видел. А про самого режиссера знаменитый швед говорил: «Тарковский для меня самый великий, ибо он принес новый, особый язык, который позволяет схватывать жизнь как сновидение». Так долго, такими длинными планами до него еще никто не снимал. В них не просто всматриваются, но смотрят, находят – и каждый, действительно что-то свое. Это и невероятные, красивые сцены, снятые сразу, когда монтаж – уже внутрикадровый. Тарковский каждую травинку в кадре укладывал сам, изобразительный ряд был для него все. Ему подчинялась и музыка, и это был либо Бах, либо ничего. Непонятный многим и многими непонятый, Тарковский стал легендой и классиком еще при жизни. Он задал планку, соответствовать которой очень непросто. Его фильмы уже давно изучают, ему подражают, гадают над образами.

Документальный фильм «Осколки зеркала» – это рассказ сестры режиссера, Марины Тарковской о трех поколениях семьи; и, собственно, воспоминания – пронзительные, живые, печальные эпизоды о времени и о необыкновенном роде Тарковских. «Когда я стала вспоминать, это превратилось в странное разматывание нити, – говорит Марина Арсеньевна. – Как кинопленка, которая все время прокручивается, прокручивается. Получились осколки – маленькие рассказы о каких-то событиях, смешные и грустные истории». В них сохранилось не только исчезающее время, но и чувства и переживания всех Тарковских: непростой диалог отца и сына – Арсения и Андрея, история взаимоотношений родителей, двух сильных личностей, о Юрьевце, где проходило детство, о том самом городе, который Андрей называл «потерянным раем». Марине Арсеньевне удалось выбрать не только правильную интонацию для фильма, но и создать такую «правду жизни», которая, безусловно, поможет зрителям постичь правду искусства Андрея Тарковского. «Я когда смотрю фильмы Андрея, так много сразу всплывает в памяти из жизни в Юрьевце. Впечатления накапливались и не забывались. Ведь многие увидят и сразу забудут или даже не заметят. Андрей все замечал, все видел и все помнил. Мама очень любила цветущую гречиху. У гречишного поля мы всегда останавливались. Мама нам говорила: «Помолчите, послушайте, как оно гудит!». Мы слушали, как гудят пчелы в бело-розовом море. И Андрей это все запомнил и использовал затем в картинах «Андрей Рублев» и «Зеркало», – вспоминает Марина Тарковская.

От первого полного метра Андрея Тарковского до последнего фильма – 24 года, семь картин, как и семь выбитых в мраморе ступенек у его могилы на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа в Париже. Это великий «Андрей Рублев»; интимное, исповедальное «Зеркало»; разрушившее все стереотипы кино о войне «Иваново детство»; выстраданные «Сталкер» и «Солярис»; «Ностальгия» о самой русской болезни, которую режиссер описал даже раньше, чем ей заболел. Только потом примет решение – не возвращаться в Союз. Свой последний фильм «Жертвоприношение» (8 апреля) Тарковский снимал уже смертельно больным в Швеции. Он назвал эту картину своим завещанием. Это кино, которое редко показывают, его трудно смотреть, но еще труднее разгадывать загадки, которые Тарковский задал в каждом из планов. Выход последнего фильма Тарковского сопровождали удивительные и мрачноватые совпадения с сюжетом фильма: всего за две недели до мировой премьеры, назначенной на 9 мая 1986 года в Стокгольме, аварийная система Швеции зафиксировала радиоактивный чернобыльский выброс. Место, где Тарковский снимал эпизод войны, стало местом убийства шведского «голубя мира» – премьер-министра Улофа Пальме. Это, конечно, не мистика. Это просто кино, в котором невозможно поставить точку. Кино, которое Тарковский создал только потому, что осознал: «Человеку перестали быть нужными Душа, Чудо и Бог».

Инна Шкарбанова

Добавить комментарий

Loading...
Top