КАРТЕЛИ КАК ТОРМОЗ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

По мнению аналитиков Федеральной антимонопольной службы, российский госбюджет мог бы экономить 20% выделяемых средств, если бы картелизация торгов не приобрела в последние годы угрожающих развитию экономики масштабов.

Масштаб проблемы

Чтобы осознать масштаб проблемы, проще всего обратиться к статистике. Как сообщил на пресс-конференции, специально посвященной этой чрезвычайно злободневной теме, начальник Управления по борьбе с картелями ФАС Андрей Тенишев, за 2017 год ведомством было возбуждено 423 дела об антиконкурентных соглашениях: 360 из них — картели, 310 — сговор на торгах; 204 дела по антиконкурентным соглашениям с органами власти.
«За каждой из этих цифр стоит сговор десятков хозяйствующих субъектов, участвующих в сотнях аукционов в десятках регионов, — подчеркнул Андрей Тенишев. – Есть примеры, когда один картель действовал на торгах в 20 — 30 субъектах РФ. При этом практика показывает, что около 1/3 антиконкурентных соглашений проходит при участии органов власти. Деятельность многих картелей сопряжена с должностными преступлениями со стороны чиновников, и у нас есть целый ряд приговоров по таким делам».


По данным ФАС, абсолютным лидером по количеству выявленных за прошлый год фактов картельных сговоров стала строительная отрасль (строительство, ремонт и обслуживание дорог) – 24,8% от общего числа. На втором месте находится медицина — торги лекарственными препаратами и медизделиями (19%). За 2 года возбуждено более 100 антимонопольных дел в сфере закупок лекарств и медицинских изделий и оборудования в 82 субъектах РФ, в результате незаконных соглашений получен доход в размере более 23 млрд рублей.
«Финансирование здравоохранения растет с 2015 года. В то же время, по данным пациентских организаций, снабжение медикаментами ухудшается. Спрашивается, куда уходят деньги? Параллельно мы у себя отмечаем рост числа картельных сговоров на этом рынке. То есть все дополнительное финансирование, выделяемое из нашего дефицитного бюджета, уходит в руки картелей», — уверен замглавы ФАС Андрей Цариковский.


В качестве примера он привел случай обнаружения в декабре 2017 года в офисе одной крупной фармацевтической компании более 20 флешек с электронными подписями-ключами, использовавшимися для участия в торгах. Эта компания использовала фирмы-пустышки, которые формально отвечали признакам субъектов малого бизнеса, а на деле были просто электронным носителем, чтобы создавать видимость конкурентной борьбы на проводимых конкурсах.
Особую озабоченность, по его словам, вызывает отмечаемое в последнее время развитие антиконкурентных соглашений на рынке поставки продуктов питания в детские соцучреждения (8% от общего количества выявленных правонарушений). По итогам проверок, проведенных при поддержке ОНФ в различных субъектах РФ, уже возбуждено более 40 уголовных дел.
«Кроме того, в 2017 году было много дел по картелям, связанным с поставкой персональных компьютеров. Мы начали копать после обращения в отношении поставки компьютеров для системы ГАС «Выборы», и стало ясно, что таких случаев много — десятки эпизодов. При этом госзаказчики всего этого не замечают, что сомнительно», — отметил Андрей Цариковский.

Картели перешли «в цифру»

Развитие современных технологий, по словам Андрея Цариковского, изменило качество фиксируемых ФАС правонарушений: «Все нововведения, актуальные тенденции и современные технологии немедленно перенимаются создателями картелей. Вследствие этого полностью изменилось содержание самих картельных дел. Картели уходят в виртуальную реальность, уже нет бумаги, уже нет встреч людей, часто уже о картельных нарушениях договариваются не люди, а, как мы их называем, роботы-программы. Этот новый вид преступлений уже недоказуем старыми способами. При таком уровне автоматизации нет живых свидетелей. Кого признать виноватым когда сговорились два робота?».
Однако, как видно по выше приведенной статистике раскрываемости преступлений, антимонопольная служба в освоении современных технологий и виртуального пространства от правонарушителей не отстает. Ведь каждый преступник, даже самый «продвинутый», волей-неволей оставляет за собой «виртуальный след», по которому идут «трасологи» из Федеральной антимонопольной службы.

Ожидаемые изменения законодательства

Учитывая особенности сложившейся ситуации, ФАС рассчитывает на внесение весной текущего года на рассмотрение Госдумы законопроекта о борьбе с картелями.
«Пакет документов сейчас находится на согласовании с заинтересованными госорганами, многие уже согласовали. Ожидаем весной его внесения в Госдуму», — сообщил Андрей Цариковский.
По его словам, предлагаемый законопроект включает в себя нормы по корректировке так называемой программы смягчения ответственности, которая предусматривает освобождение от ответственности того, кто первый пришел «с повинной» и предоставил достаточные доказательства для уличения в картельном сговоре своих бывших партнеров. Подобная инициатива объясняется сложившейся порочной практикой злоупотребления этой «программой смягчения»: так, только за 2017 год таким образом от ответственности было освобождено 98 компаний. Причем некоторые нарушают закон и «каются», сдавая партнеров, регулярно: в качестве примера Андрей Цариковский привел случай, когда одно лицо воспользовалось смягчением наказания 17 раз. По его мнению, участник рынка использует эту программу как способ устранения конкурентов.
ФАС также намерена добиваться двойного повышения «порогов привлечения к уголовной ответственности за картельные сговоры». Речь идет о «порогах» по доходам компаний и ущербу для государства, полученным в результате незаконных договоренностей. В результате этих нововведений, как отметил начальник Управления по борьбе с картелями ФАС Андрей Тенишев, «крупные картели будут преследоваться более жестко, а наказание мелких ограничится штрафом».
Кроме того, в 2018 году ФАС намерена добиваться удвоения размера штрафа за рецидив. Соответствующий законопроект вскоре будет внесен в Госдуму РФ.
В качестве примера, иллюстрирующего эту проблему, Андрей Тенишев привёл дело в отношении поставщиков МВД, которые уже через год после признания виновными в картеле и назначения административных штрафов реализовали новый картельный сговор. Причем новый картель был даже больший по количеству участников, объёму закупки и, соответственно, размеру дохода картеля, который составил почти 3,5 млрд рублей.

Сергей ИШКОВ.

Фото автора.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x