ШОД МУЛАДЖАНОВ — О ВРЕМЕНИ И О ГАЗЕТЕ

Главный и бессменный редактор газеты «Московская правда» Шод Муладжанов дал интервью Евгению Беню, ведущему программы «Перекресток времен» на ресурсе Mediametrics. Публикуем выдержки из этой беседы.

— Поговорим о журналистике как о форме жизни. «Московской правде» в этом году исполнится 100 лет. Шод Муладжанов именно тот случай, когда вся журналистика – это и вся его жизнь. Начнем с современности, и хотелось бы вот какую тему обсудить. Дело в том, что «Московская правда» уже полтора года не выходит на бумаге. Главный редактор принял решение: только электронная версия и плюс множество приложений на бумаге.
— Не совсем так. Дело в том, что отчасти эта ситуация соответствует знаменитой поговорке «Не было бы счастья, да несчастье помогло», но в какой-то момент мы решили серьезно менять не просто формат газеты, а формат своей жизни, отношений с партнерами. Стало понятно, что опираться надо не на какие-то субсидии, не на разовые коммерческие, издательские заказы, а на другую концепцию построения издания в современном мире.
Я начну с самого главного, с того, что «Московская правда» выходит раз в неделю на бумаге, все эти полтора года. Ее нет в подписных каталогах на почте, но она есть в розничной продаже в киосках, в ряде бесплатных рассылок, в авиакомпаниях и аэропортах. Раньше было соотношение такое, что бумажная газета основное, а электронная ее версия – это приложение, дань времени. За последние полтора года мы поменяли эти направления местами. Сделали электронное издание главным направлением, а бумажная версия – это отчасти отражение электронной газеты, а отчасти коммерческая ипостась. Нам надо было найти баланс потому, что в бумажной газете и до сих пор есть спрос на рекламу — бумажная газета нам помогает жить, зарабатывать, но опора в творческом и издательском плане делается сейчас на электронную газету. Она работает круглые сутки, опирается на журналистов, в том числе которые не работают и не работали никогда в «Московской правде» штатно, но сотрудничают с «Московской правдой», то есть мы даем разные точки зрения, большой спектр событий и политических мнений, обладая высокой степенью свободы. Абсолютно уверен, что независимой прессы вообще не бывает, а в России — тем более, но степень свободы разная и самостоятельность — тоже разная. Современная «Московская правда» — это нечто абсолютно не похожее на то, что было, скажем, 10 лет назад. Это другая редакция и другая «Московская правда». Но у нас нет никаких задач или целей лезть на баррикады. Мы остались спокойной, серьезной московской газетой, и в этом смысле ничего не изменилось.
— Неужели в совокупности реклама плюс приложения вам позволяют плыть и жить? Тогда это просто замечательно.
— Приложений как таковых у нас сейчас мало, есть немножко другая форма, которую я назвал бы «спецвыпуски». Мы работаем с ДОСААФ, например, и делаем спецвыпуск, который называется «Вести ДОСААФ». Работаем с регио­нальными структурами, в том числе и с муниципальными собраниями, это система не дает прибыли, но она позволяет финансировать основные производственные затраты. Мы собрали некий пакет заказов, который позволяет снимать помещения, иметь редакцию, технику, информационные пакеты, которые надо покупать, систему распространения и т. д. Производственные затраты компенсируются основными издательскими заказами.
— Я понимаю, что есть опыт ведения самоокупаемых изданий, перейти на такую форму существования, при этом двигаться вперед – это подвиг. Это говорит о высочайшем профессио­нализме вашей команды и вас.
— У меня очень сильная команда и всегда была такой. После известных событий в августе 1991 года мы пережили момент, когда победившая демократия закрыла «Московскую правду», а потом она же и позволила нам ее возобновить, как газету, принадлежащую редакции. Я был избран главным редактором, с тех пор и возглавляю эту команду. Она всегда была высокопрофессио­нальная, так получилось, мне повезло.
Ко мне приходили и говорили, что, может, вот это попробовать, а почему бы нам это не сделать, это перспективно, — то есть команда готова не просто исполнять, но и генерировать идеи. Она идеальная, на мой взгляд, потому что иметь одних креативщиков, которые все придумывают, — бессмысленно. Я сам могу много чего напридумывать, а кто исполнять будет? Иметь только исполнителей тоже плохо. А когда есть команда, которая может и придумать, и реализовать, — вот это идеально. К тому же «Московская правда» всегда была объединением идейных людей, идейных в том смысле, что основу составляли и составляют фанаты «Московской правды». Я продолжаю традиции, я их не придумывал.
— Маховик гласности, который был запущен в 1985 — 1986 годах, был раскручен до августа 1991 года, были определенные сложности, были откаты назад, были рывки, но работать было интересно и работать было вольно. Все время происходило открытие новых горизонтов. После августа 1991 года, хотя вы находились на капитанском мостике, начались большие сложности, шло полное переформатирование прессы, все стало политизированным. История, культура, традиции мало кого интересовали. Сплошная политика, причем в прикладном, популистском варианте. Очень жестоком.
— В августе 1991 года нам было очень сложно начинать и придумывать, как зарабатывать деньги, но опять-таки «Московская правда» часто шла – надеюсь, и дальше будет идти — на острие атаки, впереди, мы если не первыми, но одними из первых в советской журналистике придумали платные приложения, и первым из них была «Биржевая газета». Она начала выходить, как это ни странно, еще при советской власти. Это было для нас хорошим опытом, когда поняли, что это один из путей, как зарабатывать на жизнь. Потом система платных приложений сопровождала нас, и мы до сих пор пользуемся этим методом, потому что это не совсем реклама, а издательский ход, совмещение коммерческого и творческого интереса, и политического в том числе. На мой взгляд, это очень эффективный подход и система.


В этом году «Московской правде» 18 июля исполнится 100 лет, и сейчас мы думаем о том, как будем отмечать. Понятно, что надо книжку выпустить, мы ее делаем, и я уже позвонил многим тем, кто давно не работает в «Московской правде», они еще при советской власти трудились. Очень интересные разные реакции. Одни с благодарностью: хорошо, что вспомнили, с удовольствием напишем, даже финансово предлагают поучаствовать, а есть другие реакции. Даже те, кто получил квартиры от редакции, начал свою серьезную карьеру с «Московской правды»: ну а что «Московская правда», да, неплохо мы тогда пожили, да, молодые времена, ничего особенного, — то есть люди все-таки очень разные. И память у них очень разная. Готовим книжку, и вторую часть того, что хотим сделать, прорабатываем сейчас — это оцифровать газетный архив за 100 лет. Если не удастся сделать все к юбилею, то хотя бы выбрать самые интересные исторические периоды. Меня очень греет эта идея, потому что за последнее время посмотрел подшивки, в том числе старинные, 1928 год, 1935-й, 1937-й — это потрясающе, красиво, такие заголовки, тексты, фотографии. Например, дискуссия в «Рабочей Москве» по поводу повышения на 1 копейку проезда в трамваях Москвы — это другая жизнь, совершенно другой дух, журналистика, нет нынешних размышлизмов, яканья, очень коротко, сжато и очень остроумно.
— Вы не только интересно рассказываете, вы чрезвычайно интересно работаете. Какие новые горизонты ждать еще от «Московской правды»?
— Первое и главное для нас — это продолжать свою интеграцию в интернет-пространстве. Мы очень неплохо освоили интернет-радио. Честно признаюсь, за границей нас слушают больше, чем в России. Многие слушатели — это наши соотечественники и те, кто учился или работал по какой-то причине в СССР. Хотим серьезно заняться видеоканалом, он у нас есть, мы хотим его развивать и превратить в достаточно серьзный ресурс с московским акцентом.
Полную версию интервью смотрите https://mospravda.ru/2018/01/22/63861/

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x