МАНСУР ГИЛЯЗИТДИНОВ: ТО, ЧТО ЗРИТЕЛЬ ВИДИТ НА ЭКРАНЕ, – ЭТО ТОЛЬКО ВЕРШИНА АЙСБЕРГА

Если вы любите смотреть телевизор и хотите знать все о своем здоровье, то вы наверняка знакомы с Мансуром Гилязитдиновым – ведущим, медицинским обозревателем утреннего канала «Настроение» на «ТВ Центре». О том, как из кругосветки попасть на экран, он рассказал «Московской правде».

– На обложке вашей книги написано, что вы – основатель стиля «популярная развлекательная медицина». Как вообще медицина может быть развлекательной?
– Впервые этот стиль и проект в его рамках под названием «Домашний доктор» был запущен на ижевском телевидении в 1995 году. Основу программы составляли практические советы, которые преподносились весело, интересно и позитивно. Именно с этим телевизионным проектом я был номинирован в 1998 году на ТЭФИ как «Лучший ведущий развлекательных программ».
Когда я засветился таким образом, телеканал «ТВ Центр» пригласил меня на работу в Москву. К тому времени я уже успел получить второе высшее образование как режиссер документального и художественного кино. Для телевидения я был уникальным специалистом: мог заниматься медициной, режиссурой, вести программы и писать сценарии. Проработал в программе «21 кабинет» на «ТВ Центре» два года, сделал больше ста выпусков. Потом появилась возможность перейти на утренний канал «Настроение» и стать автором своей собственной рубрики, а потом и ведущим. Доктор Неболит, который замышлялся в Ижевске, а реализовался в Москве, – это эксцентричный врач, который пытается весело, просто и доходчиво рассказать людям о проблемах, которые их беспокоят.
– Книга «Советы от Доктора Неболита» – это своеобразный итог медицинской телевизионной деятельности?
– Можно сказать и так. Эта книга – подарок не только тем, кто интересуется вопросами здоровья, но и для журналистов, которые пишут на медицинскую тему. Ее можно просто брать, ставить, экранизировать, дополнять. Дело в том, что наши граждане окончательно запутались в совершенно противоречивой информации, касающейся их здоровья. Многие темы, о которых мы начали говорить, поднимаются впервые. Например, мы критиковали поливитамины, назвали их «аферой века», когда никто об этом еще не говорил. Первые поставили под сомнение сам термин «чистка шлаков», лечение гипердозами витамина С, досталось и БАДам. Сейчас предостерегаем рьяных спортсменов-любителей от чрезмерного увлечения кроссами и самой, пожалуй, разрушительной для организма методикой тренировки – кроссфита…
– Вы родились во Владивостоке в семье врачей. Получается, ваша профессия была предопределена или были варианты?
– Скорее всего, предопределена. Я с младых ногтей обитал на медицинском факультете Дальневосточного университета, где папа начинал писать кандидатскую диссертацию, был на экзаменах по анатомии, среди студентов и учебных пособий. Мама тоже врач, поэтому все это было для меня обычным делом.
– Какое оно – детство ребенка, у которого родители – врачи-патологоанатомы?
– Мое детство прошло в морге. Но, вы знаете, работа патологоанатома – это не только вскрытие, это высокоинтеллектуальная работа патоморфолога. Мои родители были специалистами высочайшего класса, которые определяли, злокачественная опухоль или нет… Сам я работать начал в 8-м классе, санитаром бюро судебно-медицинской экспертизы, и поскольку готовился поступать в медицинский институт, мне все это было интересно.
– По ту сторону экрана вы себя совсем не представляли?
– Даже мысли такой не было! Я хотел стать моряком, потому что у меня папа – бывший офицер, подводник, он принимал участие в качестве судового врача в корейской войне.
– История с отцом повлияла на то, что вы стали судовым врачом?
– Конечно. Но я стал судовым врачом еще и потому, что в этом была романтика. Я поступил в медицинский институт и сразу же организовал студенческий театр эстрадных миниатюр, который назывался «Ризориус» (от названия мышцы смеха). Я был там ведущим актером и режиссером-постановщиком на протяжении почти десяти лет. Окончив институт, по распределению мне предложили должность врача-терапевта в исправительно-трудовой колонии общего режима. Потом проработал детским врачом три года. Там я также был инструктором по плаванию и преподавателем аэробики у воспитательниц. Отработав положенный срок, отправился в Новороссийск в судовой отдел, где поступил на должность судового врача загранплавания.
– Какие обязанности у судового врача на корабле?
– Судовой врач со стороны экипажа считается главным бездельником. Он сидит в своей амбулатории, где есть все на свете – операционная с полным комплектом инструментария для полостных операций, аптека, бормашина, рентгеновский аппарат, микроскоп, прибор для определения группы крови и так далее. Любое обращение в иностранный порт – это огромные деньги, а здесь специально обученный человек может оказать любую помощь.
– Сейчас бы поехали еще раз?
– Да, более того, я рассматриваю такие варианты. У меня есть план – совершить переход на яхте через Атлантический океан. Именно в качестве судового врача. Море мне иногда снится. Море – это состояние души, это борьба с обстоятельствами, а они бывают разные – люди погибают, падают за борт.
– Как получилось, что судовой доктор стал «Домашним доктором» на телевидении?
– В одном из рейсов капитан предложил мне попробовать себя рулевым. Представьте, стоишь на вахте, ночь не спишь, думаешь, как сложится жизнь. И я задумался: а что у меня получается лучше всего? Ответ был очевиден – лечить и развлекать. Но как бы мне объединить эти два занятия? Пять лет в море – срок достаточный, чтобы почувствовать себя моряком. Дальше есть опасность перестать жить сейчас. Я подумал, что так жизнь и промелькнет в созерцании. Решил – море будет моим фундаментом, но надо строить следующий этаж. Вернулся на берег. Попробовал себя в бизнесе, потом работал два года переводчиком на Ближнем Востоке и все это время параллельно не терял связи с родным театром и телевидением. Когда образовывался новый телеканал в Ижевске, мне предложили попробовать себя ведущим.
– Как вы чувствуете себя непосредственно в роли ведущего программы, а не только медицинской рубрики? Были какие-то сложности?
– Сложности есть и сейчас. Но мне помогает вся бригада, с которой мы знакомы не один год, руководство и особенно моя соведущая – Ирина Сашина. Она настоящий мастер слова. Работая в паре, мы должны не просто реализовывать свои возможности, а стараться соответствовать общему духу программы. Думаю, нам удалось с Ириной настроиться на общую волну.
К тому же за нами стоит огромная команда, которая работает и помогает нам, – шеф-редакторы, корреспонденты, редакторы, режиссеры, монтажеры, звукорежиссеры, операторы, технические службы. Об этом надо всегда помнить, ведь то, что зритель видит на экране, это только вершина айсберга.
– Кроме телевидения и медицины, чем увлекаетесь?
– Философской литературой, эзотерикой, пишу стихи и рассказы, виндсерфингом, горными лыжами, а еще мое хобби – ремонт автомобилей. У меня есть легендарный английский внедорожник, на таких по Африке ездили в свое время. Недавно я освоил покраску автомобиля, могу это сделать теперь профессионально. А так, разобрать-перебрать, – все это запросто, только ремонт двигателя пока делать не могу, а все остальное вполне.
– Вы же еще стихи пишете… Где их можно почитать?
– Моя гордость – клип с гимном «Настроения». Я написал стихи, принес образец музыки, и это превратилось в гимн:
Настроение твое – и успех, и удача,
Настроение – жизнь и никак не иначе.
Настроение наше уловить постарайся,
«Настроение» в эфире, с нами не расставайся!

Инна Шкарбанова.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x