Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЧТО СКАЗАЛ БРАУДЕР БЫВШЕМУ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ПРОКУРОРУ НЬЮ-ЙОРКА

ЧТО СКАЗАЛ БРАУДЕР БЫВШЕМУ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ПРОКУРОРУ НЬЮ-ЙОРКА

Пять лет назад в Москве состоялся уникальный процесс – над умершим человеком. Тверской районный суд вынес посмертный приговор Сергею Магнитскому и заочный – гражданину США Уильяму Браудеру.

Браудера за уклонение от уплаты налогов в бюджет РФ заочно осудили на 9 лет колонии общего режима, а Магнитского признали виновным в организации схемы по уклонению от уплаты налогов, но дело объявили прекращенным в связи с его смертью, последовавшей еще в 2009 году. Государственный защитник Сергея Магнитского назвал процесс незаконным, так как постановление Конституционного суда РФ разрешает судить умерших граждан только по настоянию их родственников или для реабилитации подсудимого.
Напомним полузабытое: Уильям Браудер был самым крупным инвестором в экономику РФ, актив его фонда в России составлял 5 миллиардов долларов. Он же впоследствии инициировал «Акт Магнитского», на который мы ответили запретом на усыновление российских детей-сирот американскими гражданами. Это были первые американские и наши антиамериканские санкции.
Это интервью прозвучало 25 октября 2017 года в сети на подкасте Прита Бхарары – известной политической фигуры в США. В 2009-2017 годах он был федеральным прокурором Южного округа Нью-Йорка, признанным борцом с мафией.
После отставки Бхарара стал… журналистом, создал свой подкаст, где ведет беседы с общественными деятелями. Здесь мы печатаем лишь небольшие фрагменты интервью Уильяма Браудера – без указания конкретных компаний и лиц.
«Я родом из весьма необычной американской семьи. В 1920-х годах мой дед был организатором профсоюза в городе Вичита, штат Канзас. Он был настолько хорош в этом деле, что однажды его заметили коммунисты и сказали: эй, парень, если тебе нравится профсоюз, ты наверняка полюбишь коммунизм. Поезжай-ка ты в Россию и убедись в этом сам. И вот в 1927 году мой дед приезжает в Москву и… знакомится с русской девушкой, которая позже станет моей бабушкой. Пять лет спустя, в 1932 году, он вернулся в Америку и стал Генеральным секретарем Американской коммунистической партии. Он баллотировался в президенты США от Коммунистической партии США в 1936-м и 1940 годах.
Я родился в 1964 году. В 1970-е я пытался найти подходящий способ восстать против моей семьи коммунистов… и придумал идею протеста – стать капиталистом.
Однажды меня осенило – если мой дед был главным коммунистом в Америке, мне надо попытаться стать крупнейшим капиталистом в Восточной Европе. Я переехал в Москву и создал там большой инвестиционный фонд, этот фонд инвестировал деньги в большие компании…
И тут я начал замечать, что управляющие этими компаниями, их мажоритарные акционеры крадут миллиарды долларов, идет монументальное воровство на уровне, который вы даже не можете себе представить где бы то ни было в остальном мире.
Мы начали исследовать поглубже, и узнали, как они воровали. Например, перемещали отделения больших нефтяных компаний в баланс других компаний. Или делали перенос цены – продадут нефть по одному доллару за баррель своей частной компании, а потом эта компания будет продавать нефть по 50 долларов за баррель. Или не продают, а просто дают часть акций своим друзьям, бесплатно. Они усовершенствовали эту технику до уровня высокого искусства…»

Прервем здесь монолог Уильяма Браудера и напомним: это интервью прозвучало в сети на подкасте Прита Бхарары. Беседа их была посвящена широкому кругу вопросов, в том числе относящихся в обстановке в США. Но здесь мы даем небольшие фрагменты, опуская также вопросы и рассуждения самого Бхарары. Однако отметим, что в этот момент он как бывший прокурор не мог не спросить: каким образом Браудеру и его сотрудникам удалось расследовать, выявить систему махинаций, они ведь не работники правоохранительных органов, а гражданские служащие, без каких-либо государственных полномочий.
И вот что ответил Браудер:
«Разобраться в этом нетрудно. Россия — самая бюрократическая страна в мире, там все зарегистрировано. Грубо говоря, вы идете в туалет, а там при входе висит листок, где вам положено расписаться. А потом этот листок копируется в четырех экземплярах и рассылается в четыре разных министерства. Так обстоит дело с информацией повсюду. И, что важно, эту информацию легко купить… собрать данные для анализа. И я это сделал.
Когда мы поделились нашей информацией с газетами — Wall Street Journal, Financial Times, меня выслали из России, в ноябре 2005 года. Я стал думать: что еще они могут мне сделать? Они могут захватить все наши активы, арестовать моих людей. Первым делом я срочно эвакуировал из России свой персонал, семьи, мы быстро продали наши ценные бумаги в России, вывели деньги из России.
Я продолжал держать офис в Москве, думал, авось когда-то этот шторм пройдет, и я смогу вернуться в Москву.
Почти через два года, 4 июня 2007 года, мне звонит секретарь из этого офиса в Москве: тут сейчас 25 полицейских в нашем офисе, что мне делать? Я звоню нашему адвокату в Москве. А он говорит: я не знаю, что тебе посоветовать, у меня тут сейчас тоже 25 полицейских, они ищут документы о твоей фирме.
Потом мы узнаём: пользуясь документами, изъятыми полицией, наши компании обманным образом перерегистрировали с нашего имени на имя человека… Я был в ужасе не потому, что боялся потерять деньги, к тому времени у нас не было денег в этих компаниях — я был в ужасе потому, что бог знает что еще они могут сделать.
Поэтому, решил я, надо положить этому конец. Нашел умного молодого адвоката — ему тогда было 35 — по имени Сергей Магнитский. Сергей раскрутил большое расследование, и сказал мне, что все понял, и шокирован тем, что узнал. Те, кто инициировали эти рейды, говорил Сергей, пытались сделать две вещи. Во-первых, украсть ваши деньги, но вы вывели свои деньги быстрее, чем они действовали, и им ничего не досталось. Однако, продолжал Сергей, они сделали нечто второе — и это, пожалуй, самая циничная вещь, которую я когда-либо видел в России, а я видел много циничных вещей.
Когда мы обращали наши акции в деньги, чтобы срочно вывести их из России, мы продали все наши активы, у нас была огромная прибыль, около миллиарда долларов, и мы заплатили российскому правительству налог в сумме 230 миллионов долларов. Сергей обнаружил, что когда эти плохие парни украли наши компании, перерегистрировали их на себя, они обратились в налоговые органы и сказали, что этот налог, 230 миллионов долларов, которые мы заплатили, был уплачен по ошибке, и они хотят подать налоговую декларацию на исправление этой ошибки, на возврат этого налога.
Заявка на возврат 230 миллионов долларов была самая большая заявка о возврате налога в истории России. Эта заявка была подана 23 декабря 2007 года, и была сразу утверждена, и выплата была произведена на следующий день!
Подумав, мы решили – эта операция не могла быть санкционирована российским правительством. Чиновники крали деньги у своей же страны. Смотрите, это очень важно — деньги, которые они украли, были не мои деньги, они украли деньги из казны России.
И тогда мы решили: если мы сообщим эту историю на самый высокий уровень российского правительства, то хорошие люди разберутся с этими плохими людьми, и это будет конец истории…
К этому моменту были открыты уголовные дела в России против меня и моих коллег, в отместку за то, что мы расследовали их преступление. Было ясно, мы не можем просто махнуть рукой на эти уголовные дела против вас. И так как этим ребятам уголовные дела против нас нужны были, чтобы прикрыть их мошенничество, то, решили мы, если мы разоблачим их мошенничество, все судебные преследования против нас отпадут, и тогда я смогу жить спокойно и счастливо.
Мы подали жалобу в систему. Сергей дал показания под присягой в Следственном комитете, это их вариант нашей ФБР. И мы стали ждать ответа. Мы ожидали, что теперь хорошие парни разберутся с плохими парнями. И тут…
Вместо того, чтобы арестовать тех, кто совершили кражу у российского правительства, чиновники и офицеры, которым Сергей Магнитский дал показания, пришли к нему домой в 8 часов утра 24 ноября 2008 года, арестовали его и посадили в место предсудебного содержания, где его пытали, чтобы он отказался от своих показаний. Они также хотели заставить его подписать ложное признание, что он сам украл те 230 миллионов долларов – по моему поручению.
Эти люди не знали, с кем они имели дело. Сергей Магнитский — один из самых принципиальных людей, которых я встречал когда-либо в своей жизни. Он просто отказался это обсуждать.
Через шесть месяцев у Сергея начались сильные боли в животе, он потерял в весе 40 фунтов, ему сказали, что нужна операция. За неделю до операции тюремщики снова пришли к нему с предложением подписать ложное признание. Он опять отказался, и тогда они внезапно перевезли его из тюрьмы, где был медицинский пункт, в другую, под названием «Бутырка». В Бутырке не было медицинской помощи. Они отказали ему в какой-либо медицинской помощи.
Сергей и его адвокаты писали отчаянные просьбы во все отделения системы правосудия. Все прошения либо игнорировались, либо по ним было отказано. В ночь на 16 ноября 2009 года состояние стало критическим.
В ту ночь, не желая отвечать за него, тюремные власти перевезли его в другую тюрьму, где было медицинское крыло. Когда они прибыли в ту другую тюрьму, вместо того, чтобы отправить его в палату скорой помощи, они положили его в камеру-изолятор… до тех пор, пока он не умер.
Мы знаем, как и что произошло, потому что Сергей все это записал. За 358 дней в заключении он написал около 450 жалоб о жестоком обращении с ним. Раз в месяц он передавал пачку жалоб адвокату, тот направлял их куда положено, и русские власти либо игнорировали их, либо отказывали. У нас есть копии всех жалоб…
Я жил с чувством вины. Попробуйте представить себе — я просыпаюсь в солнечное субботнее утро, щебечут птицы, птицы щебечут для меня, когда Сергей сидит где-то в сыром подземелье в Москве. Думать об этом было нестерпимо.
Через его адвоката я уговаривал его подписать эту ложь. Но это был человек из стали, абсолютной честности, и он не хотел этого делать.
Звонок о смерти Сергея утром 17 ноября 2009 года была самым ужасным звонком в моей жизни. Когда я очнулся от этого шока, я отложил все дела – для того, чтобы восстановить справедливость для Сергея Магнитского. Сначала я думал, нужно попробовать в России. У нас был абсолютно подробный отчет о том, кто и что сделал в судьбе Сергея; все детали — где, как, когда и почему. С этой информацией, думал я, должна быть реальная возможность добиться справедливости в России. У нас не вышло ничего…
Эти люди пытались скрыть кражу 230 миллионов долларов. Когда люди в России крадут сегодня деньги, они не держат их в России, они хранят их на Западе. Они покупают квартиры в Лондоне и виллы во Франции или на горнолыжном курорте в Аспене. И тогда меня осенило: а что если мы сможем запретить выдачу им виз и заморозить их активы? Это не будет той справедливостью, что мы хотели бы видеть, но это намного лучше, чем полная безнаказанность.
И я пошел с историей Сергея Магнитского к двум американским сенаторам — Бенджамину Кардину, демократу из Мэриленда, и Джону Маккейну, республиканцу из Аризоны. Я их спросил, можем ли мы заморозить активы и запретить визы людям, которые убили Сергея Магнитского. И они сказали — да, мы можем. В октябре 2010 года эти два сенатора внесли в Конгресс США проект Акта Сергея Магнитского. Как только новость о проекте разошлась, появились сведения о других жертвах, каждая со своей историей…
Эта инициатива захватила всех, и в ноябре 2012 года Конгресс проголосовал за Акт. Акт Магнитского стал федеральным законом США. Активы этих людей заморожены, и выдача им виз запрещена. Еще важнее, их имена входят в список санкций казначейства США, что означает – эти люди не могут открыть банковский счет нигде в мире.
Режим отдал под суд Сергея, через три года после того, как его убили. Это был первый в истории России суд над мертвым человеком. И суд объявил его виновным. В этом деле я числился его соучастником, они нашли меня виновным и приговорили к девяти годам русской тюрьмы заочно.
Тут интересно следующее: когда мы начинали, как раз в это время президент Обама выдвинул известную инициативу «Перезагрузка» (Reset) с Россией. Я понял, Белый Дом не захочет иметь с моей идеей ничего общего. Если бы Обама помог нам и издал свой указ, то сегодня ситуация с Актом была бы хуже, чем она есть. Обама заставил нас идти в Конгресс, и теперь только Конгресс может отменить Акт Магнитского. Не Трамп или кто-то другой.
Я не знаю, что делается в голове Трампа. Когда он говорит о России, невозможно понять, как он думает и что бы он сделал, и почему он это делал бы. Могу только сказать, что Дональд Трамп не может отменить Акт Магнитского, это не в его власти, потому что в США есть Конгресс. Это акт Конгресса. И еще важный момент – Канада последовала примеру США и Великобритании и приняла (5 октября 2017 года) канадский Акт Магнитского».
(Из интервью Уильяма Браудера бывшему федеральному прокурору Южного округа Нью-Йорка Приту Бхараре, подкаст Бхарары, 25 октября 2017 года.)

Послесловие
Уильям Браудер не сказал об очень важном моменте – о том, что отношение высшей российской власти к делу Магнитского не всегда было однозначным. После того, как история с заключением и смертью Сергея Магнитского стала достоянием гласности, президент Дмитрий Медведев поручил генеральному прокурору и министру юстиции разобраться в причинах его смерти. В ноябре 2009 года Генеральная прокуратура РФ возбудила уголовное дело.
В декабре президент отстранил от должностей начальника управления по борьбе с налоговыми преступлениями ГУВД Москвы и 20 высших руководителей Федеральной системы исполнения наказаний, включая заместителя директора ФСИН.
В январе 2011 года на Всемирном экономическом конгрессе в Давосе российский вице-премьер Игорь Шувалов призывал западных бизнесменов вкладывать деньги в нашу страну.
Немедленно выступил Уильям Браудер: «Я был крупнейшим инвестором в России, я пожаловался на коррупцию, и в итоге меня вышвырнули из страны, полиция обыскала офис, забрала документы, моего юриста Сергея Магнитского замучили и убили в тюрьме… Что вы скажете на это, Игорь?» – обратился он к Шувалову.
«Реакция президента на описанный случай была незамедлительной, – ответил российский вице-премьер. – 20 человек были под расследованием, и не то чтобы всё на следующий день забыли. Я сожалею, что так получилось, но мы должны работать все вместе в четкой кооперации… Мы должны сконцентрироваться на позитивном тренде в нашей стране».
В июне 2011 года президент Медведев отстранил от должности заместителя министра внутренних дел Российской Федерации — начальника Следственного комитета при МВД РФ, который был инициатором уголовного преследования Магнитского.
В начале июля 2011 года Совет по правам человека при президенте РФ представил главе государства и обнародовал предварительное заключение, в котором, в частности, говорилось:
«Перед гибелью Магнитский был полностью лишен медицинской помощи… Начальник СИЗО-99/1 ФСИН России И. Прокопенко и следователь СК при МВД О. Сильченко приняли решение перевести Сергея Магнитского в СИЗО «Бутырка» за неделю до проведения его планового медицинского обследования и операции в больнице СИЗО «Матросская тишина». Обоснованием перевода явилась якобы необходимость проведения ремонта, который так до смерти Магнитского и не начался… .К тому же имеются обоснованные подозрения полагать, что смерть Магнитского была спровоцирована его избиением… Кроме того, отсутствует медицинское описание последнего часа его жизни… Рабочая группа отмечает факты саботажа расследования и противодействия расследованию со стороны должностных лиц, причастных к расследованию дела о незаконной перерегистрации фирм… и последовавшим за этим незаконным возвратом налоговых поступлений в размере 5,4 млрд рублей».
В июле 2011 года по Первому каналу выступил официальный представитель Следственного комитета РФ: «В ближайшее время следствие, в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством, планирует привлечь к уголовной ответственности лиц, допустивших выявленные нарушения».
«Надо выявлять роли других ведомств, например, казначейства, минфина, потому что это отлаженная система», – заявил по телевидению глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.
Однако затем информации об интенсивном «выявлении» не последовало. Наоборот, ситуация стала меняться. Начальница и две сотрудницы налоговой инспекции № 28, с которой и началось оформление возврата налогов на 230 миллионов долларов, беспрепятственно выехали за границу и не вернулись. В ноябре Следственный департамент МВД России сообщил, что срок следствия по уголовному делу Сергея Магнитского продлен.
В 2013 году Тверской районный суд Москвы признал виновными Уильяма Браудера (заочно) и Сергея Магнитского (посмертно).

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top