ДМИТРИЙ ПЕВЦОВ: «ЛЮБОВЬ – ЭТО РАБОТА НА 98%»

О том, как работал фрезеровщиком и поступил в ГИТИС, как попал в «Юнону и Авось» и чему научился за 27 лет брака с Ольгой Дроздовой Народный артист России Дмитрий Певцов расскажет в понедельник, 27 августа, в 13.40 в программе «Мой герой» на канале «ТВ Центр». А пока – фрагмент беседы с ведущей Татьяной Устиновой.

Татьяна Устинова: Дмитрий, из какой вы семьи?
Дмитрий Певцов: Из спортивной. Мама – спортивный врач. В середине 90-х она возглавила первый в России центр иппотерапии и в течение 25 лет была его президентом. Папа – Заслуженный тренер СССР. Я с первого класса занимался гимнастикой, горными лыжами, дзюдо, карате, плаванием, конным спортом.
– Хватало времени на какие-то романтические увлечения вроде книжек и кино?
– Я любил читать. Весь Джек Лондон прочитан мной от корки до корки. И таких авторов много. В кино, конечно, тоже любил ходить. Глядя на экран, я думал: «Ах, какая там жизнь, какие люди!» Очевидно, потребность «оказаться в лучах» начала зреть в моем организме давно.
– И вы поступили в ГИТИС…
– Сначала я поступал в педагогический институт, который окончил мой старший брат, на биолого-химический факультет. На экзамене по химии у меня нашли шпаргалку и выгнали с позором, я не поступил. Пошел работать на завод – четыре месяца и двадцать дней фрезеровщиком у станка. Помню, что в цеху распространяли билеты в театр, и я пошел. На спектакле увидел на сцене молодых ребят, таких же, как я. А поскольку я тогда был очень высокого мнения о своей внешности и считал, что для актерской профессии это главное, решил попробовать. Я ходил по ночам и размахивал руками – репетировал Шолохова. На экзаменах не было никакого ужаса и боязни. Поступив, быстро понял, что нужно пахать, при этом я был старостой и мне приходилось быть безукоризненным, чтобы кому-то указывать на ошибки.
– После института вас приглашали в шесть театров. Как получилось, что вы стали актером Театра на Таганке?
– Анатолий Эфрос дал мне сыграть Ваську Пепла в спектакле «На дне», когда я еще учился в институте. А когда показывались, просто помогал нашим ребятам, потому что сам был «в шоколаде».
– Вы в профессии более 30 лет. Что вам сейчас особенно интересно?
– Сейчас мне особенно интересно говорить с людьми – при помощи роли ли, песни ли. У меня есть музыкальный спектакль «Откровения», где я просто выхожу и начинаю разговаривать со зрителем о себе, о том, откуда я, что такое любовь, потеря, смерть. Говорю об этом максимально откровенно. Это необычная история, и я даже не ожидал, что она будет иметь такой отклик. Для меня сейчас держать зрительный зал – это не вид упражнения. Я могу его держать, но дело не в этом, а в том, о чем я хочу и могу со зрителем поговорить. А мне есть о чем поговорить – и это, прежде всего, разговор с самим собой. Вы знаете, попав в храм, я понял, что самая большая проблема в моей жизни, – я сам.
– Заменив Николая Караченцова в спектакле «Юнона и Авось», вы практически спасли спектакль. Помните, как все начиналось?
– Это был такой трудный ввод для меня. Не в техническом, не в актерском, не в вокальном плане, а именно в психологическом, что я до сих пор волнуюсь. Это единственный спектакль в моей карьере, перед которым я волнуюсь. Хотя понимаю, что сейчас я – хозяин этого спектакля, и как бы его «дежурный режиссер», отвечаю за него.
– Дома вы тоже актер или перестаете им быть?
– Абсолютно нет. У нас закрываются двери – и мы перестаем быть актерами. Профессия не перетекает в наш быт.
– А семья – это праздник, который всегда с тобой, или это приложение усилий?
– Любовь – это, в принципе, работа на 98%. И, в основном, это работа над собой. С Ольгой мы 27 лет вместе. Со временем пришло понимание, что быть вместе – это работа.
– 27 лет – это достаточно продолжительная история. Не скучно вам вместе?
– Вот чего нет, того нет. С моей женой не соскучишься – она меня держит в таком удивительном тонусе! А потом, у меня есть желание, чтобы я ей не надоел, и оно не заканчивается. Мне хочется ее завоевывать, какие-то сюрпризы делать.
– Если ваш сын Елисей соберется в будущем поступать в ГИТИС, что ему скажет папа?
– Профессия моего сына не имеет значения для меня. Имеет значение, каким он будет человеком – с доброй душой, который не считается центром мира и понимает, что главное в этой жизни любовь. А любовь – это отдавать…

Инна ШКАРБАНОВА.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x