ВИТАЛЬНОСТЬ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Уведомление на обложке книги авторства Даниэля Орлова предупреждало: «Подобное хулиганство должно особенно раздражать верлибристов и выпускников литинститута». Автор настоящей статьи не относится ни к тем, ни к другим, поэтому, кажется, ничего не мешало взять издание в руки без каких бы то ни было предубеждений. Правда указанный жанр «роман в стихах» наводил на мысли о возможном стилизаторстве. Масла в огонь подливал тот же Орлов, говоря на обложке об «издевательской имитации стихов».
Стоит сразу сказать, что параллелей с другим романом в стихах избежать не удастся. «Я муки моего героя, / На ниве страсти и греха, / Решив, что ничего не скрою, / Облек в причудливость стиха», – так начинает Игорь Литвак своего «Циника». Его задача показать нам героя сегодняшнего дня, человека богатого и влиятельного, вращающегося в сферах, знакомых Литваку не понаслышке, но вместе с тем далеко не всегда счастливого. И то, что автором избран инструментарий «Евгения Онегина», с одной стороны выглядит вполне оправданным, а с другой, погружает нас в стихию литературной игры, гротеска и карнавала.
В центре сюжета любовные похождения Виталия, так зовут главного героя, вплетенные в картины современной московской жизни, свидетелем которой Виталий является. Портрет главного героя нарисован в самом начале книги все тем же старым добрым ямбом: «…Хотя и отроду ему, / Уж сорок восемь отсчитали, / Он холост был, и, потому, / С собой в подобные курорты, / Возил девчонок для забав. / Чуть утро, оправляя шорты, / И чуб седой со лба убрав, / Бежал Виталий, бодрой рысью, / Вдоль ровно стриженых дерев, / И на открытом солнцу мысе, / Шесть километров одолев, / Упорно занимался йогой…»
Мы застаем Виталия в состоянии некоторого внутреннего кризиса. Со своими спутницами он находится в доме отдыха в Завидово. На четвертый день пребывания там девушкам Тамаре и Юле становится скучно. Виталий, чтобы развлечь их, рассказывает о любовном приключении, которое очень сильно повлияло на нашего героя. Во многом потому, что дама сердца вдруг куда-то пропала. Здесь происходит завязка дальнейшего сюжета. Случайно Виталию удается узнать, что произошло: «…Тебе, как лоху, / Проверку с девкой учинили, / Перед посылкой за рубеж, / В испытанном «конторском» стиле!» Шпионский мотив добавляет произведению динамики и держит читателя в напряжении.
Далее история начинает изобиловать прихотливыми поворотами, почти всегда отвечая ожиданиям читателя. Несмотря на это, следить за развитием событий не просто интересно. Выше уже говорилось о моменте литературной игры. Читателю предлагается стать ее соучастником. Современность предполагает пересмотр многих канонов. Именно это происходит в «Цинике» с пониманием жанра «романа в стихах». Мы вольны прочитать подзаголовок книги по-разному: как формальный элемент стилизации, как ироничное обозначение лав стори и, собственно, как современное прочтение романа, где эпичность уступает место пресловутой клиповости сознания, а фрагменты произведения напоминают наезды камеры. Но: остается изображение характеров, показано влияние условий жизни на человека, верно схвачены характерные черты нашего времени. Для гурманов есть даже «Пушкин». Ресторан. Еще раз следует отметить, что «Циник» карнавален. Ренессансные влияния можно прочувствовать в нем, порой, очень сильно. Каждый новый персонаж, появляющийся в «Цинике», как правило не является проходным. Он остается в повествовании и играет достаточно важную роль.
Кроме того, автор не замыкает себя всецело в рамках четырехстопного ямба. Иногда появляются фрагменты, написанные, например, ямбом пятистопным: «Он нынче – обязательный герой / У блогеров, великосветской прессы. / Всем страшно важен брюк его покрой, / Его друзья, подружки, интересы». Это портрет сына Галины (исчезнувшей, но потом снова появившейся возлюбленной Виталия). И использование своего стихотворного размера для введения нового персонажа идея, заслуживающая внимания. Так в симфонической сказке Сергея Прокофьева «Петя и волк» каждому персонажу соответствовал свой музыкальный инструмент.
Или вот совершенно прекрасное о Москве амфибрахием: «Субботнее летнее утро вскипело. / Проснулся Виталий на кипе перин. / Москва приходила в себя, то и дело, / В лазурь погружаясь и аквамарин. / В «Волконском» толпа разбирает багеты, / Машины шумят, проносясь вдоль пруда…» Можно сказать, что Москва является еще одним героем книги.
Финал книги воистину прекрасен, так как включает в себя сразу несколько пластов. Тут и подсознательный эдипов комплекс, и Онегин с Ленским, поменявшиеся местами. В общем, прочитайте сами и получите удовольствие.

У «Циника» есть вся шансы разойтись на цитаты. Удачно выбранные приемы, с опорой на русскую классику, узнаваемость реалий, внимание к деталям и напряженный сюжет обещают увлекательное чтение. Отдельно следует отметить иллюстрации Дмитрия Лигая, органично дополнившие текст книги и безукоризненное полиграфическое исполнение.

Евгений Таран.

Автор иллюстраций Дмитрий Лигай.