ПЕРВАЯ РУССКАЯ ОПЕРА ВСЕМИРНОГО ЗНАЧЕНИЯ

1 октября в Московском театре «Новая Опера» им. Е. В. Колобова состоялась премьера оперы «Жизнь за царя» М. И. Глинки.

Первая русская опера всемирного значения прошла много испытаний и изменений в советский период, но вновь вернулась в своем первозданном виде на российскую сцену, ошеломив, поразив, восхитив зрителя музыкальной стороной интерпретации. Опера, несмотря на концертное исполнение, поражает размахом и мощью, в каждом слове, в каждой ноте скрыт великий замысел, потрясающая ясность формы, прекрасная оркестровка, виртуозные арии и ансамбли, а также проникновенность и патриотизм!
Уже в увертюре оркестр мгновенно привлекает к себе внимание, безупречная слаженная игра музыкантов и большая работа дирижера видна невооруженным глазом. Каждое действие и сцену музыкальный руководитель и дирижер Андрей Лебедев проживает вместе с певцами, музыкантами и каждым зрителем в зале. Также хочется особенно отметить замечательный хор, удивительно преображающийся то в радующихся крестьян, то в грозных «ляхов».
И разумеется, главным украшением вечера стал Владимир Кудашев, исполнявший партию Ивана Сусанина. От самого первого действие вплоть до четвертого певец все сильнее раскрывается, как и его персонаж, ибо если в начале его несколько затмевали Ирина Костина в роли Антониды и Александр Богданов в роли Богдана Собинина, то в третьем действии все внимание зрителей устремлено только в его сторону. Знаменитая ария «Чуют правду…» получилась у Кудашева очень драматично. Ты ждешь именно этого: мощного надрыва, кома в горле… — и с благодарностью получаешь. Зал рукоплескал, оркестру и исполнителю пришлось ждать, пока зрители не успокоятся.
Порадовала зрителей и Александра Саульская-Шулятьева, исполнительница партии Вани (очень приятное меццо-сопрано и красивый тембр), эмоциональной арией в четвертом действии, у нее получился настоящий «Божий посол», ты буквально видишь этого юного, но не по годам смелого и отважного юношу.
Владение итальянским бельканто Глинка требует от Антониды, чья партия предполагает драматизм образа и колоратурное пение, прежде всего в трагической песне-романсе «Не о том скорблю, подруженьки…». Ирина Костина, исполнявшая партию дочери Сусанина, спела хоть и несколько неровно, но образ передан с удивительной точностью, за что прощаются даже мелочи.
Сложная ария Богдана Собинина «Братцы, в метель» у тенора Александра Богданова была исполнена с технической точки зрения очень профессионально и точно, с эмоциональной – отважно и глубоко.
В представлении использовались эскизы Дарьи Синцовой, которые замечательно подошли для оперы в концертном исполнении. Видеоряд не отвлекает от пения исполнителей и основных событий, лишь сопровождает. В некоторые моменты к тому же они (эскизы) были очень точны. Особенно запомнилось визуальное сопровождение в третьем действии.
Сцена с ворвавшимися поляками сама по себе интересно была поставлена: мужской хор выставили по обе стороны от В. Кудашева (Сусанина), отчего действительно складывалось ощущение, что враги, визуализированные в эскизах угольными коршунами, окружают протагониста. За что отдельный поклон режиссеру, Алексею Вэйро.
В целом опера оставила после себя приятные чувства: и сильную волну патриотизма, и истинное удовольствие от выступления артистов.

Регина Францкевич.