О МУСОРЕ И НЕ ТОЛЬКО

Общественная палата под руководством Валерия Фадеева придумала создать для решения мусорной проблемы новую российскую структуру. Двадцать лет назад назвали бы РАО «Мусор», согласно веяниям времени предложили назвать публично-правовой компанией (ППК).
В ответ на поручение президента ОП создала Доклад о состоянии сферы обращения с твердыми коммунальными отходами в России. В пятницу в ТАСС состоялась пресс-конференция, посвященная презентации доклада «О состоянии сферы обращения с твердыми коммунальными отходами в России».
На пресс-конференции выступили: секретарь Общественной палаты РФ Валерий Фадеев, председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов, зампред Госдумы, сопредседатель Центрального штаба ОНФ Ольга Тимофеева, председатель комиссии Общественной палаты РФ по экологии и охране окружающей среды Альбина Дударева и председатель постоянной комиссии СПЧ по экологическим правам Сергей Цыпленков.
Зная наперед, как проходят обсуждения мусорной темы и кто приходит задавать вопросы, я был приятно удивлен и разочарован одновременно. Новое для меня тут было и по пяти моментам: Доклад ОП, а в нем – национализации полигонов и ППК.
Пятый момент касался журналистов. Подавляющее большинство вопросов были по делу, а вовсе не популистские, как обычно. И тем не менее вызвали реакцию неадекватную.
Фадеев признался, что не рискнул бы выйти к «экологам», они все равно не поверят. Тимофеевой, видимо, пришлось наобщаться с агрессивной прослойкой активного населения. По ее словам, половина обращений граждан по мусорной теме – коммерческая история. Надо думать, зампред Думы разделяет тех, кто живет на месте и защищает свою территорию, и неких профессионалов протеста, циркулирующих от свалки к свалке.
Можно сказать, Тимофеевой повезло немного больше, чем, например, Элле Памфиловой. По теме выборов много лет одна и та же картина: настоящие безобразия никак не отражаются в жалобах и в то же время Россию мочат из-за рубежа, отбирая сфабрикованный протест, протест против искусственно созданных проблем или просто кому-то что-то показалось.
Самое печальное, что борьба с мусором началась с запретов. Уже запрещено выбрасывать батарейки. Обязанность по их утилизации возложили на управляющие домами компании, они отказываются, потому что переработка остановлена. В Москве единственный пункт приема батареек в Битце.
Со следующего года будет запрещена к выводу на полигоны большая группа отходов, включая бумагу, шины, стекло. Запрет свалок вылился в появление новых свалок в самых неожиданных местах.
Тимофеева говорила о саботаже мусорной реформы. Осталось 2,5 месяца, и ничего не понятно, как регионы намерены выполнить закон и какие в результате будут тарифы. Переносов больше не будет. Первый раз перенесли из-за угрозы повышения в тридцать раз. Перенесли, тарифы все равно принялись расти. Напрягает разнобой, то есть суммы явно берутся с потолка.
И Тимофеева и Фадеев не скрывали, что их задача погасить протест. Мусорный вопрос не они должны решать, а сами регионы. Надо понимать, участники пресс-конференции не эксперты и не специалисты по технологиям переработки мусора. Тем не менее Фадеев знает, если сжигать при 700 градусах, образуются боевые отравляющие вещества. При 1500 все разваливается на атомы.
Негодование Тимофеевой и Фадеева связано с тем, что какие-то криминальные структуры выстроились в очередь за деньгами граждан через завышенные тарифы. Инвестировать в бизнес переработки никто ничего не собирается.
Работает только сбор и транспортировка, переработки и сжигания нет.
Фадеев нарисовал образ некой ответственной ППК, в которой не должно быть прямого бюджетного финансировании. ППК должна не раздавать деньги, а расшивать узкие места. Помогать создавать концессии. Заказывать оборудование. Нам нужно современное российское оборудование. Рабочие места будут создавать, это нормальная отрасль экономики. Нужно создавать технопарки по переработке отходов. Возможно, национализировать свалки. Сформировать национальный проект «Ресурсосбережение».
Он считает, что строить объекты переработки мусора можно на деньги Фонда ЖКХ, который плохо справляется со своей прямой задачей капремонта.
Почему мусором занимается Федотов, непонятно. Тем не менее СПЧ занимается мусором давно. Организовали автобусный тур по 15 регионам. Федотову было важно коллекционирование хорошего опыта, и нашли такой опыт в Ингушетии, Татарстане, Саранске. В стране существует 14 тыс. полигонов, они занимают площадь 4 млн га. А можно было бы хлеб выращивать. Отходы должны стать сырьем. Оборотная тара. Все мы помним пункты приема бутылок с небритыми личностями: «Принимаете ли бутылки из-под виски?» – «Тары нет, сэр!»
Федотов делит мусор на чистый и грязный, то есть смешанный. На полигоны свозится 95% отходов.
По словам Тимофеевой, власть на местах не хочет разговаривать с людьми: будет только так, как мы хотим. Сегодня ряд моментов надо быстро донастроить, это то, что выводит людей на улицы. В повестке ОНФ проблема занимает одно из лидирующих позиций. Люди не понимают, что такое полигон, легальный он или нет, они видят мусор.
Отвечая на вопросы, участники пресс-конференции рассказали, что собирать макулатуру невыгодно. На свалке большая рентабельность. Очень политизированная тема, ее используют для провокации протеста. ОП намеренно повременила с публикацией доклада, пока волна схлынет.
Дударева отметила реальную проблему старых шламохранилищ с жутким запахом. Росатом научился перерабатывать ядерные отходы, может взять отходы 1-го и 2-го класса опасности.
По словам Тимофеевой, нужны огромные ресурсы, миллиарды. В Думе знают и пытаются найти решение.
Я не ожидал, что на мои вопросы ответят. Планида у меня такая, спрашивать про то, что остается за кадром.
Плохо то, что был отнесен к популистским вопрос Царьград-ТВ. Наши технологии отличаются от швейцарских, в несколько раз больше выбросы. Деревня Кудиново, Ногинский район, там идет строительство мусороперерабатывающего завода по швейцарской технологии. Колоссальная разница в проектной документации в Швейцарии и России, у них шесть степеней очистки, у нас три, а деньги одни и те же. Явное воровство.
Я не понимаю, что такое «экологические права», которыми занимается СПЧ. Не понимаю потому, что я знаю, что такое экология.
Мне непонятно, почему обсуждается исключительно промышленное загрязнение и твердые коммунальные отходы (ТКО)? Есть еще и жидкие, названные эвфемизмом «водоотведение», там тоже много искрения и непоняток.
В то же время специалисты Института географии РАН говорят, что обширные загрязнения требуют изучения без голословного обвинения ближайшего производства. Я сам работал в экспедиции Лаборатории биогеоценологии Вернадского на Южном Урале, там огромные территории отравлены металлами, медь, никель, кобальт. Люди и домашний скот болеют, дикие животные нет. Туда надо воду привозить или очищать, а не предприятия закрывать. Такие площади по силам загадить только США и китайцам, но не Россия. Вопреки стереотипам у нас культура выше. И некоторые территории выделяются из среднего уровня, например Татарстан. Там очень чисто и все раскладывается по полочкам.
За пределами представленных предложений можно сократить ТКО вдвое, а промотходы, наверное, еще больше. Традиционно в заколдованном круге обсуждается три варианта: сжигание, сортировка и переработка, полигон. Почему выпало главное: жизненный цикл продукции? В Думе об этом говорит только Галина Хованская и все вокруг делаются глухими. Она же рассказывала о заводе теплоизоляции в Калуге, работает вполмощности, потому что не могут собрать стекло.
Китай и США заинтересованы в коротком цикле, чтоб побыстрее на свалку. Я примерно половину купленного выбрасываю, включая такую экзотику, как китайская сковородка, которая портит пищу. Такую продукцию закупать преступно, если у китайских производителей совести нет, но есть сильная дипломатия. Сократить объем мусора можно несколькими мерами, включая стандартизацию для взаимозаменяемости. У меня два мешка всяческих зарядок и прочих устройств, которые уже ни к чему не подходят. Первое, что разрушили вместе с СССР, были даже не советы с КПСС, а стандартизация и кадастр.
Самое главное, на что мне пока никто не ответил: во всех этих действиях вокруг мусора есть ансамблевая согласованность, которая завершилась апофеозом выброса газа и принудительного закрытия полигонов в преддверии дикого повышения платы за вывоз. Из всей мусорной реформы сделали только повышение платы в ЖКХ, причем вдвое вместе с антитеррористической безопасностью. Остальное саботируется. Тем и привлекли криминал. Параллельно зарядили самопальных экологов и скупленных на корню журналистов. Больше никому ничего платить не надо, сами просигналят и опубликуют вдоль накатанной колеи.
Стандартный прием со времени убийства Павла Первого: включается событие и с опережением пресса, лондонская газета сообщила за день до убийства.
Россия была последняя в очереди за счастьем и в пенсионной реформе, и в мусорной. Можно сказать, мы долго держались. Эпидемия мусорного коллапса прошлась по Европе, а до этого Азии.
Иными словам, сама по себе мусорная проблема вне компетенции тех, кому она поручена. Это политическая проблема.
И вообще не надо душить производство, пугать население, трясти из него деньги и искусственно создавать невыносимые условия для жизни. В России есть грамотные специалисты, и она может с большим отрывом выйти вперед по всем фронтам.

Лев МОСКОВКИН.

Фото из открытых источнков.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x