ВИКТОР ТРЕТЬЯКОВ: «БОГ ПРИДУМЫВАЕТ СУДЬБЫ, Я ПРИДУМЫВАЮ ПЕСНИ»

Виктор Третьяков – один из наиболее любимых и известных в стране авторов-исполнителей. Он шесть раз удостаивался национальной премии «Шансон года», является почетным гостем Грушинского фестиваля авторской песни.
Заслуженный артист России неоднократно выходил на сцену Кремля. Каждая новая программа неизменно приходится по душе зрителям и поклонникам талантливого автора, исполнителя и музыканта в одном лице.
И вот снова долгожданная встреча со зрителями! На этот раз в Малом зале Кремля состоится юбилейный концерт, посвященный тридцатилетию творческой деятельности Виктора Третьякова. В концерте 17 ноября вместе с уже полюбившимися песнями прозвучат и новые произведения.
В канун этого музыкального события с Виктором Третьяковым встретился наш корреспондент.

— Виктор, какие ваши ожидания от встречи со зрителями?
— Для меня очень важно общение с залом, обычно в первом отделении пою то, что сам придумал, а во втором – обязательно отвечаю на вопросы зрителей.
— Тридцать лет на сцене – это огромный творческий путь и огромный труд…
— На сцене я с 1988 года, но на самом деле всю жизнь пою, вырос на Высоцком, как и многие мои ровесники. А начиналось все прозаично: закончил электромеханический техникум в Риге, где был участником вокально-инструментального ансамбля, затем ушел в армию, там тоже занимался в свободное время музыкой. Музыка меня нигде не отпускала.
А предстоящий юбилейный вечер станет, конечно, и своеобразным итогом: вспомню ретроспективу, хотя свои старые песни на социальные темы уже практически не пою.
— Однако в начале вашего творческого пути их было очень много.
— В конце 80-х — начале 90-х страна жила на изломе, я был молод, боролся с режимом. Первая пластинка, которая вышла на фирме «Мелодия» в 1990 году состояла из 13 социальных и одной лирической песни… Тогда я был востребован на телевидении: пять раз принимал участие в программе «Взгляд», участвовал в других популярных передачах: «Споемте, друзья!», «Шире круг».
Так вот, страна стремительно менялась. В 1993 году, после расстрела Белого дома, мне стало вдруг неинтересно заниматься политикой.
— А Вас, как сейчас говорят, за убеждения «не привлекали»?
— Ни разу! Думаю, что этому способствовало мое появление во «Взгляде»: раз там можно, значит – можно!
— Вы ведь первую песню во «Взгляде» исполнили про Афганистан…
— Да вот тут как раз все и сошлось… Я был в Останкино, и шел по длинному коридору со своим тогдашним директором Валерием Петковым. Поднялись на 12-й этаж, смотрим куда дальше идти, а нам на встречу – «взглядовец» Сергей Ломакин. Разговорились, и он познакомил меня с музыкальным редактором Юрием Бершидским. Бершидский отвел меня к режиссеру программы «Взгляд» Максиму Иванникову. Короче, слово за слово, он попросил меня спеть, у меня гитара была, я исполнил песню про Афган, и уже на следующий день был в эфире программы «Взгляд».
— Ну, думаю, туда не каждый мог попасть, тут действительно все совпало, но главное ведь не оказаться в нужное время в нужном месте. Тут роль играет талант человека, его харизма. Итак, ушло время протеста и борьбы, а что было дальше?
— А дальше – песни на социальные темы, лирические, философские, про жизнь, про Бога, про любовь.
— У вас и сборник стихов есть, который называется «Сто песен»…
— Ну, я всегда говорю, что я нисколько не поэт, я пишу не стихи, а песни, это совсем иной жанр.
— Но вы и к бардам себя не причисляете. Все же как определяете сами жанр, в котором исполняете собственные сочинения?
— Я пишу для людей, и отвечаю за каждое свое слово. Мне очень нравится быть разным. Поэтому и рождаются интонации от крика до шепота, от смеха до слез: «Бог придумывает судьбы, я придумываю песни». А жанр свой я бы определил так: «умные песни для умных людей».
— Думаю, поэтому зритель и ценит это Ваше к нему отношение.

Нина ДОНСКИХ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x