ДЕТИ – ЗАЛОЖНИКИ ВЗРОСЛЫХ ПОРОКОВ

В Совете Федерации в пятницу состоялось заседание временной рабочей группы Совета при Президенте РФ по реализации государственной политики в сфере защиты семьи и детей, посвященное вопросам формирования системы воспитания подрастающего поколения.
Открыла заседание председатель Комитета СФ по науке, образованию и культуре Зинаида Драгункина. Провела руководитель временной рабочей группы Совета, президент мастер-классов «Школа искусств и медиатехнологий» Арина Шарапова.
Приняли участие уполномоченный по правам ребенка при президенте Анна Кузнецова, уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович, президент Российской академии образования Юрий Зинченко, замминистра просвещения Ирина Потехина, директор Института развития Интернета Сергей Петров.
Стратегия развития воспитания до 2025 года размещена на сайте СФ, и почитать может каждый http://council.gov.ru/media/files/41d536d68ee9fec15756.pdf
Драгункина начала с безрадостной констатации: «Удается не так много». Глава комитета СФ обратилась к собравшимся с просьбой посмотреть, чтобы стратегия по детям заработала. Преодолеть вызовы, которые стоят перед страной.
По мнению Юрия Зинченко, традиционный межпоколенный конфликт сейчас обострен. Есть АЭС и есть бомба, надо, чтобы Интернет был электростанцией. Закон важный и нужный, но он ограничительно наказательный. Не учитывается специфика современной информационной социализации.
Замыслы подростков и молодежи направлены в сторону успешности. Под успешностью сейчас понимаются больше зарплатные вещи. Причем даже не зарабатывать деньги в итоге труда, в новой системе ценности модно иметь деньги.
Зинченко надеется на информационную социализацию и подъем медиакомпетенций учителя. Если страна многонациональная и многоконфессиональная, это тоже необходимо учитывать.
Поздно, для борьбы со страной многонациональность и многоконфессиональность давно учтены.
Анна Кузнецова начала с критической констатации: то, что документ реализуется, можно сказать с большой натяжкой. Уполномоченная запустила мониторинг воспитательных программ. Пилотный проект в Псковской области показал, что воспитательные программы устарели. Как измерить качественный воспитательный процесс?
Кузнецова продвигает Дни милосердия и тему наставничества. Предлагает договориться о понятиях, какую личность мы воспитываем. Сетует на то, что педагоги скептически отнеслись к инициативе выступлений в школе. Считает недопустимым сокращение количества детей, обучающихся бесплатно в рамках дополнительного образования.
Уполномоченная говорила о собственных наработках, среди которых, как она считает, есть очень серьезные.
Евгений Бунимович рассказал, что делает он сам для поиска контакта с подростками. В 90-х выпускник механико-математического факультета МГУ стал крестным отцом моего курса информатики, который по прошествии лет оказался уникальным. Несколькими фразами Бунимович перечеркнул практически все, что прозвучало.
Он ни с к кем не спорил, просто сказал. Мы создали Движение школьников, но это мы его создали. А они должны видеть результаты своих предложений. Сегодня любой авторитарный подход не работает. Подростки больше слышат друг друга, чем нас. Рейтинги ОГЭ и ЕГЭ отвлекают от воспитательной работы. Советская система – учет минусов, сейчас важно работать в плюс.
Приходя в школу, Бунимович пугает директоров, отказываясь читать лекции и предпочитая разговаривать с подростками. То есть фактически реализует тот же подход, что и зампред Думы Петр Толстой.
Толстой общается со специфической публикой политически продвинутой молодежи, включая молодежный парламент. Они транслируют вопросы, проверенные в риторической борьбе старших товарищей, чтоб не ошибиться в борьбе за место под солнцем. Большая проблема современного мира – преодоление межпоколенческого разрыва. Понятно, подростков надо спрашивать, коль диктовать им невозможно. А им откуда взять формулировки собственной повестки? Известный факт: за людей это делают специально обученные товарищи по обе стороны океана, конкурируя за охват влияния. Подогревают остроту быстрые и непредвиденные перемены. Лексика с риторикой меняются все быстрее, а семантика почти молниеносно в историческом измерении. Пропаганда ценностей постмодернизма через Google-культуру для современных подростков по степени назойливости догоняет моральный кодекс строителя коммунизма. В души людей вернулся тренд Homo soveticus.
Материализация призрака напугала всех, кто претендует на власть по обе стороны океана. Невозможно представить смельчака, выступающего с идеей моральных ценностей, выброшенных в помойку с начала 90-х.
Ирина Потехина рассказывала о растерянности педагогов. Они прямо говорят, что им страшно. Дети живут на другой планете, но наладить диалог с ними проще. Каждый день в класс входят 1,1 млн педагогов, и мы должны им помочь. С пятого по девятый класс интерес к учебе падает в два раза. В Интернете потоки информации, которую подростки не могут анализировать. Там обучают буллингу.
Слово «буллинг» употреблено ею не вполне адекватно.
Для обозначения технологий школьных расстрелов и демонстративно-ужасающих акций над детьми не подходит ни одно слово из триады самопроизвольного деструктивного поведения в коллективах: моббинг, буллинг, боссинг. Наряду с терминологией англицизмов, относительно новое направление распространяется из США искусственно наряду с уличными протестами и государственными переворотами. Все давно исследовано и изучено, до конкретных рекомендаций так и не дошло.
По словам Сергея Петрова, изучаемая в школе информатика не очень нужна. Сами умеют программировать.
Трудно не согласиться. Изучение того, что подается под видом информатики, это типа рекламы чудодейственных средств на телеканалах вместо реального лечения, чтобы дать фору болезни и отнять у жертвы золотое время. Умение работать с информацией и установка на информационную гигиену Евгения Бунимовича, все это тщательно вымарано из информатики.
Бунимович высказался и отбыл на Совет отцов.
Предлагают ли подростки что-то значимое или воспроизводят то, что в них вложили? За пределами официальной части Бунимович ответил на вопрос «МП»: «Для того чтобы предлагать значимое, они должны научиться оценивать возможности и риски. Мы их учим тому, как предлагать проекты. Вот в чем все дело. Но я могу сказать, что их анализ растет очень быстро. Они умеют это делать. Когда мы с Анной Кузнецовой собирали детские советы всего Центрального федерального округа, там шла речь именно о центрах одаренных детей. Мы думали, они будут предлагать содержание, они предложили содержание, какие должны быть центры. Правильно сделали. Но самое главное, они проанализировали бюджеты ЦФО и показали, что некоторые регионы имеют больше проблемы и дефицит, и тем не менее они открывают центры. Поэтому разговоры о том, что у нас нет денег, не работают. Это был шок для нас, в том числе для руководителя региона, который там был».
Откуда шок по поводу того, что давно доказано? Деньги давно потеряли смысл эквивалента ценности и сами стали бессмысленной ценностью.
В советское время придумали ряд мер позитивной социальной инженерии – массовое жилищное строительство, раздача садовых участков, проект «Юность» для выведения новых имен в культуре. Советская власть принялась спрашивать у людей, каким они видят будущее. Планы развития Москвы вывешивались на улице Горького для обсуждения. Так что Толстой с Бунимовичем не изобретатели, а восстановители.
А потом была исполненная предвидения повесть Стругацких «Хищные вещи века» с красочным описанием будущей жертвы постмодернистской Google-культуры.
У моего поколения разрыв с родителями был еще больше, и точно так же родители ничему не могли научить детей. Мне повезло, родители просто рассказывали, что они знают. В нашей аполитичной семье интерес к жизни страны избегал сакральных вопросов, что делать и кто виноват. Отец читал «Правду» и «L’Humanite Dimanche», пока во Франции не разгромили коммунистов. Он многое угадывал. Все ключевые вещи современности я знаю от родителей. Они же привили мне подход, который позже Владимир Прибыловский и Григорий Белонучкин назвали политической энтомологией.
Понять современную Россию достаточно просто путем сопоставления с собственным прошлым, также с событиями на Украине, в Сирии, Бразилии, Венесуэле.
В ту же пятницу на пресс-конференции МИА «Россия сегодня» при обсуждении попытки государственного переворота в Венесуэле научный руководитель Института Латинской Америки РАН Владимир Давыдов назвал биологическую причину. По его словам, многие страны больны комплексом неполноценности по отношению к США. Комплексом превосходства болен Вашингтон.
После наглых и циничных бомбардировок Югославии и затем Ирака, событий в Ливии и Сирии закомплексованный мир сформировал запрос к России по своему спасению. Соответственно в России сформировался неявный формат национальной идеи: спасать мир и терпеть самим. Смысл Венского конгресса и Гаагской конференции. Не меняется англосаксонская национальная идея, в целом инвертированная относительно русской. Этот мир стал простым и примитивно черно-белым. Отсюда все детские проблемы, словами в стратегиях и разговорах не решить.
Постоянно меняются лексика и семантика вслед программируемым изменениям в генетической конституции человека. Все остальное в общем не ново.

Лев МОСКОВКИН.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x