Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > КРИЗИС ПОДГОТОВКИ ЖУРНАЛИСТОВ

КРИЗИС ПОДГОТОВКИ ЖУРНАЛИСТОВ

Традиционная ежегодная научно-практическая конференция «Журналистика в 2018 году: творчество, профессия, индустрия» прошла 6 – 8 февраля 2019 года на Журфаке МГУ при участии Национальной ассоциации исследователей массмедиа (НАММИ), Института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ, Федерального учебно-методического объединения (ФУМО) и Союза журналистов России.
В этом году встреча на Журфаке омрачена потерей: ушел из жизни профессор кафедры периодической печати Александр Тертычный, человек на редкость добрый и мягкий в отношении студентов, с точным и справедливым юмором в отношении коллег и соратников. Тертычный посвятил жизнь одному из важнейших направлений в исследовании и преподавании журналистики – жанрам.
Прежде всего заметно – на Журфаке стало лучше с акустикой.
Второе – заметный рост уровня дискуссии. Преподавательский корпус стал ближе к реальности. Замдекана Ольга Смирнова подтверждает и связывает с высоким уровнем студентов, на Журфак поступают с высоким ЕГЭ.
Доцент Татьяна Фролова отметила, что «регионы подросли». По ее словам, самая многочисленная секция конференции – по стилистике. На втором месте секция «Контент-стратегии российских СМИ», которую провела Фролова. Прислали 27 тезисов, и все опубликованы.
Доклады показали широкий охват заявленной тематики, может быть даже излишне широкий. Проблемной в этом плане оказалась тема преподавания журналистики. Исчерпывающего решения вопроса не дает ни одна из трех сторон: профильное министерство науки и высшего образования, практики и преподавателей.
Споры вокруг подготовки журналистов не принесли ни удовольствия, ни удовлетворения. Докладчики секции «Преподавание журналистики как профессия» не выявили ключа к тайне. Профессор из Петербурга Сергей Корконосенко риторически спросил: почему никто не написал учебника о преподавании журналистики?
На просторах России журналистов готовит множество вузов, факультетов и кафедр. В МГУ приходят люди не просто с высоким ЕГЭ, многие уже определились и работают. Учеба дает престижный диплом и оставляет на всю жизнь место встречи. ВШЭ ставит иные задачи, в значительной степени идеологические, и это касается не только журналистики. В эти же дни там проходит своя конференция, с Журфаком МГУ пересечения ВШЭ минимальны. Как и с Высшей школой журналистики МГУ.
В ИСИ другой контингент и есть своя особенность: студенты работают с первого дня обучения, причем весьма профессионально, освещая всевозможные мероприятия Института, конференции и постановки учебного театра. С трудоустройством у них, как правило, нет проблем.
То, о чем говорили на Конференции Журфака МГУ, это все в духе времени. Только гордиться тут особо нечем. На практике журналиста все больше заменяют роботы, то есть компьютерные программы, генерирующие новости. Татьяна Фролова выделила признаки автоновостей: отсутствие ссылок на живые источники, использование клише, обилие цифр и повышенная точность с большим количеством цифр после запятой, стилистическая сухость.
Конкретно на секции Фроловой «Контент-стратегии российских СМИ» выделялось исследование доцента кафедры периодической печати Александра Колесниченко. На основе анализа посещаемости сайтов десяти изданий автор выделил 18 жанров.
В набор анализируемых изданий попали как информационные, так и mainstream media: Ria.ru, Lenta.ru, Rbc.ru, Rg.ru, Aif.ru, Kommersant.ru, Ura.ru, Vedomosti.ru, Novayagazeta.ru, Znak.com.
18 жанров идентифицировались сами собой благодаря стремлению авторов дистанцировать свой продукт от других подобных: Короткая новость, Расширенная новость с элементами аналитики, Аналитическая статья, Колонка, Интервью, Подборка, Рекомендация, Портретный очерк, Репортаж, Расследование, Профайл, Обзор, Трендовая статья, Житейская история, Рецензия, Мультимедийный лонгрид, Онлайн-трансляция и Опрос.
Жанры приведены в порядке падения популярности почти до нуля. С большим отрывом лидирует короткая новость. Жанровая палитра онлайн-аудиторий различных СМИ в значительной степени совпадает.
Исследование не может считаться исчерпывающим, но очевидность результата несет приговор: старания журналистики разнообразить контент особого смысла не имеют. Причина требует отдельного изучения.
Татьяна Фролова поставила ключевой вопрос: зачем вообще нужны жанры? Вопрос оказался риторическим. По нашему мнению, ответ очевиден. Дело в том, что как писать или снимать хорошо, словами, как правило, не учат, хотя примеры известны. А вот как испортить журналистский продукт, тут нет проблем, достаточно жанровой контаминации. Жанровая чистота выдерживается буквально на ощупь.
Вестернизация журналистики и ее преподавания подменила жанры форматами, которые можно продать. На Конференции прошло несколько сообщений, свидетельствующих о хаотизации с признаками намеренности. Заголовки не соответствуют тексту и по сути могут быть фейками. Неформальное общение преподавателей журналистики от года к году показывает усиление давления. Особенность 2018 года состоит в обилии фейковой тематики. Но за ней стоит совсем другая проблема, которой на Конференции коснулась медиапсихолог Елена Пронина, обозначив информационный вакуум, заполняемый фейками.
Преподавателю надо выживать, и поэтому Пронина себя искусственно ограничивает. Проблема значительно шире, потому что в информационном вакууме заинтересованы и чиновники, а авторы фейков в сети и сами журналисты. СМИ больше заинтересованы больше в нагнетании мистичности и алармизма, чем в исчерпании темы. Аудитория склоняется к коротким новостям, чтоб не тратить время на чьи-то рассуждения. В то же время короткие новости носят такой же промежуточный характер, как и информация чиновников. Как правило, самая поразительная breaknews несет собственно новость лишь в выборе сценария из числа тех, что готовились годами.
О доминирующей тенденции на Конференции говорили в основном в приватном порядке. В 2018 году окончательно сформировалась база хаотизации в виде критических изъятий на публичном информационном поле. Вакуум действительно заполняется фейками. Причем не только в журналистике, но и в ее исследовании. Практически повсеместно попадаются люди с шокирующими выводами далеко от реальности. Например, призыв не отделять виртуальность от реальность. Ссылка на источник не подтвердилась.
Тематика интернет-зависимости обсуждается в разных подходах на каждой конференции. Как и депутаты, преподаватели не знают биологии. Инструмент генерации виртуальной реальности современный человек получил от неандертальцев, он значительно снижает выживаемость. Так что нечего все валить на Интернет, это просто технологии двойного назначения. Все дело в контенте. Отмеченная на Конференции тенденция предложения выбора несет иллюзию выбора, исход жестко детерминирован.
Ребенок человека отличается от других животных возможностью перепрограммирования. С этой цифровой культурой из поколения Z мы получим другой вид приматов, точнее, группу видов. Обсуждаемый на конференциях вариант не умеет работать с информацией и вообще не умеет работать. Он некритичен в выборе. Его внимание фрагментировано, сконцентрироваться не может. Нет необходимой информационной гигиены и дисциплины, которые остро нужны в работе с информацией.
Преподаватели об этом говорят редко и согласно политическим установкам пренебрежительно относятся к русской Википедии. Журналисты относятся к рекомендациям преподавателей критически. По факту необходимая аналитика доступна за три-четыре часа в Рунете. В прошлом для того же результата приходилось проводить три-четыре месяца в Ленинке. Условие то же: надо знать, что ищешь.
Из множества конференций для исследователей и преподавателей журналистики в разных городах России форум МГУ по умолчанию считается главным. Журфак на Моховой на три дня становится местом встречи старых друзей и недругов, соратников и оппонентов, забронзовевших классиков и новичков, кто еще не утратил ракурс видения со студенческой скамьи. Именно на этой конференции практика встречается с университетским академизмом. Ну и наоборот, конечно. Два параллельных мира ищут контакты.
Прошлый, 2018 год вслед за своими предшественниками отмечен переменами в сфере СМИ, уследить за которыми преподавателям не так уж и просто. Из привычной рубрикации окончательно ушла наука. Контент телевидения тематически сократился, увеличился объем сериалов и повторов. Стал традиционным рост к концу года критики новогоднего блока на федеральных телеканалах из одних и тех же имен. Резко увеличилось число политических ток-шоу с пропагандой против политики США. Пропаганда запоздалая, поскольку новые информационные поводы включая Стратегию кибербезопасности США оформляют в декларации давно состоявшиеся решения.
Мы представили на Конференцию тезисы по fake-news, мемам и меметике. Нашей мотивацией стал тот факт, что основной объем написанного о мемах оказался фейковым. Будто бы это какая-то злобная ерунда, изобретенная журналистами. Мемы изобрел ортодоксальный британский генетик Ричард Докинз, чья популярность в России превышает таковую в Британии. Англосаксонский мир сам что-то изобретает, навязывает миру и принимается с миром бороться по части собственного изобретения. Так вышло с вестернизацией образования, с мемами и фейками та же картина.
Уже после сдачи наших тезисов произошли новации. Отмечен общий тренд роста агрессивных проявлений в связи с деструкцией и фейками. Фабрикации непредсказуемо трансформируют семантику. Лингвистическая агрессия тем ярче, чем слабее аргументы и меньше знаний по избранному вопросу. Буквально в последние месяцы вырос накал русофобии, принимающей латентный характер. Без специального исследования идентифицировать практически невозможно, действие налицо. Подтверждаются слова председателя комиссии СФ по суверенитету Андрея Климова о «руке мастера» в работе против России.
Манипуляторы свели на нет позитивный эффект викиномики как инструмента социальной инженерии двойного назначения. Однако сам факт наличия резидентов-манипуляторов стал универсальным явлением сетевой глобализации горизонтальных связей. И на Конференции данный факт тоже отмечен.
Фактически еще до первого чтения законопроектов против заведомо ложной информации и оскорблений власти или народа к будущему закону подготовились заранее. Фактически законопроекты стали демонстрацией суверенных намерений в адрес внешних глобальных сил, воспитывающих поколение Z. Фактически против установок постмодернизма, заменивших нам коммунистическую идеологию. Достаточно сравнить Журфак в прошлом и теперь. Все другое, включая идеологию, которая по-прежнему царит. Говорить об этом неприятно и потому не принято.
Перед первым чтением в Думе произошло неожиданное проявление политической воли и законопроекты пришлось поддержать. Критики были вынуждены изменить позицию, кроме команды Михаила Федотова, усиленной при последней ротации СПЧ.
Роскомнадзор обнаружил готовность исполнять. Организаторы Конференции поставили первым в общей программе доклад на пленарном заседании замруководителя Роскомнадзора Александра Ижко. Чиновник говорил легко и без бумажки. Тезисно суть его выступления в том, что журналисты играют важную роль в развитии общества. Они должны проверять информацию. Рос­комнадзор поддерживает законопроект, но требуется уточнение формулировок.
Вопросов было много. Докладчик поплыл. Что характерно, Ижко в основном повторял те же аргументы, что прозвучали в думской дискуссии, но к ответу на вопрос зампреда Думы Игоря Лебедева не подготовился: как доказать связь между постом в Интернете и событиями на улице? Ижко мог бы просто повторить аргумент основного автора, председателя комитета СФ по конституционному законодательству Андрея Клишаса: в Уголовном кодексе уже есть такой критерий, как заведомость. Другой автор, зампред того же комитета Людмила Бокова считает, что для определения ответственности нужна экспертная оценка.
База для этого в России есть. В частности, мы приобрели на Конференции книгу «Крылья хаоса. Масс-медиа, мировая политика и безопасность государства» (М.: Издательство ИКАР, 2018). Авторы Игорь Николайчук, Марина Янглаева и Тамара Якова представили в легкодоступной форме глубокое репрезентативное исследование с наглядными примерами. К сожалению, тираж всего 500 экземпляров.
Людмила Бокова не решилась сказать журналистам то, как ей видится решение вопроса: переход на все отечественное, что обеспечивает киберпространство.
Надо отметить, что пока на Журфаке МГУ шла конференция, неподалеку в Думе комитет по информполитике Леонида Левина готовил к рассмотрению на палате законопроект, предусматривающий создание национальной системы маршрутизации интернет-трафика. Основной задачей является обеспечение надежной работы российской части глобальной сети, устойчивой в случаях сбоев в инфраструктуре Интернета за пределами России или целенаправленного масштабного внешнего воздействия. Комитет поддержал концепцию законопроекта и отметил, что значительный ряд его положений нуждается в конкретизации в части перечня угроз целостности, устойчивости безопасности, о которых идет речь в тексте документа.
Тема устойчивости к внешнему воздействию через Интернет бурно обсуждается в палатах Федерального Собрания с 10 декабря 2010 года, когда встал вопрос о произволе процессинга глобальных монополистов платежных систем США. Параллельно идет дискуссия о маршрутизации внутреннего трафика через границу и монополизме ICANN в части доменных имен.
Эти волны возмущения до Журфака не докатываются.
Работа комиссии СФ по суверенитету и ряд принятых решений против fake-news и вообще фейковой информации в разных сферах жизни не встретили понимания в журналистской среде, хотя и направлены они на защиту новостной журналистики. В какой-то степени непонимание связано с изоляцией журналистики от науки.
Новация в том, что поток fake-news вызывает аудиторную усталость сам по себе, а не только каждая отдельная фабрикация в отдельности. Растет роль профессиональной манипуляции в социальных сетях. Попала под удар викиномика как метод выявления истины или лжи. Соответственно снижается привлекательность сетей в роли площадки общения. Заметно сказывается отсутствие культуры удаленного общения, ставшее продуктом подавления информатики.
На журналистику давят даже не фабрикации fake-news и манипуляции, а отсутствие доступа к данным науки и адекватному экспертному заключению. В публичном информационном поле заметно растет шпиономания и страхи диверсифицированных видов оружия – биологического, кибернетического, социокультурного.
Идентификация реальных угроз является непреодолимой проблемой. Например, роль эволюции патогенов, атипичные пневмонии и рост антибиотикорезистентности. Массовое неконтролируемое применение антибиотиков фактически стало видом оружия, и вопрос его ограничения обсуждается, но только в среде узких специалистов. Доступом к информации СМИ не пользуются.
Наши экспертные опросы показали, что журналисты, сами попавшие под волну спровоцированного кризиса СМИ, подобные новости не транслируют. Вслед за кризисом печатной прессы 2015 – 2016 годов в 2017 – 2018-м проведен кризис телевизионной журналистики. В конце года в первую линию тематического набора парламентской дискуссии вышла попытка отключения от частоты региональных ГТРК якобы в связи с переходом на цифровое вещание. Аналогично два-три года назад обсуждались немотивированный рост цен на бумагу и аренду, сокращение дистрибуции. Рыночные аргументы провалились, источник решений не выявлен. Смысл очевидно деструктивный. Общий формат похож на изменения в сфере высшего образования.
Вопреки изменениям, на Конференции нет в прошлом традиционных общих секций ни по тележурналистике, ни по научно-популярной. Обе темы обсуждаются в профильных ракурсах.
Вместе с тем, несмотря на продолжающиеся деструктивные удары, российская журналистика остается ведущей в соответствии с главной темой конференции Журфака МГУ 9 – 11 февраля 2013 года. Вслед за журналистикой занимает свое место и отечественная подготовка журналистов.
Первый день конференции 6 февраля посвящен деятельности ФУМО по УГСН 42.00.00 «Средства массовой информации и информационно-библиотечное дело».
Завершающееся второе десятилетие нового века в связи с трансформацией закона об образовании на первый план выдвинуло достаточно неожиданную проблему высшего образования, связанную с насаждением и усилением образовательной бюрократии, которая стала самоцелью и существует отдельно от образовательного процесса, отнимая силы и время.
Роль Журфака МГУ в образовательной бюрократии незавидная, он является головным и вынужден транслировать несобственные решения из недр Минобрнауки, смысл которых никто объяснить не может.
Председателем ФУМО «Средства массовой информации и информационно-библиотечное дело» и председателем УМС по направлению «Журналистика» является декан Журфака МГУ Елена Вартанова.
В этом году форматы планирования и отчетности опять меняются. Первый день Конференции посвящен их представлению и обсуждению. Первое надо знать, второе бессмысленно. Ни эмиссары министерства, ни преподаватели, ни журналисты не могут адекватно описать титаническую борьбу за качество образования. По сути к существующим самостоятельным изолированным от реальности сферам жизни в виде банковской кредитной, пенсионной накопительной, медицинской страховой добавили еще одну – сферу бюрократического образовательного террора.
ФУМО почтил своим присутствием директор Департамента государственной политики в сфере высшего образования Мин­обрнауки Артемий Рожков. Он говорил, как у них в министерстве все сложно и ничего еще не устоялось. Ничего не говорил про стандарт, только о том, как Минобрнауки и Минпросвет делят нормативно-правовую базу. Все изменения связаны с разделением министерств. На вопросы Рожков отвечал, что Елена Леонидовна [Вартанова] лучше знает.
У министерства до 2020 года нет строгих норм, пока не закончится переходный период.
Понятно из его слов, Минобрауки выпустило методическое письмо о формировании ФГОС 3++, которые вступают в силу для поступающих в 2019 году. Из новаций с нового года вступает в силу целевое обучение, которое актуально для оборонной промышленности, транспорта и др. Для журналистики в меньшей степени.
Реорганизация министерства осуществляется в условиях реализации национальных проектов. Нацпроектов всего 9 по части Минобрнауки: Наука, Образование, Цифровая экономика и др.
По словам Рожкова, критерием эффективности деятельности вузов по-прежнему остается их присутствие в рейтингах. Рейтингование – главный критерий не только для телевидения.
После выступила Елена Вартанова. Отметила, что в реестр образовательных программ входит не только журналистика. Там пять направлений. Кроме журналистики, реклама и связи с общественностью, медиакоммуникации, телевидение и издательское дело.
Замдекана Мария Лукина представила примерную образовательную программу по журналистике как навигатор для проектировщиков. Программа с количеством часов вывешена на сайте rpoop.ru
Это было полезно и продуктивно, коль делать все равно придется, а как – никто не знает. Вартанова и ее команда выполнила за Минобрнауки его требования: найди то – не знаю что и принеси чего вообще не может быть.
Раньше из министерства давали названия дисциплин, теперь сами авторы вписывают.
Как оказалось, изменились названия практик. Вместо «учебно-ознакомительная», стала «профессионально-ознакомительная» (1 – 2-й курс). Были два вида производственной практики, стала профессионально-творческая (3 – 4-й курс). Преддипломная практика осталась. В Магистратуре свои четыре практики: профессионально-творческая, научно-исследовательская, педагогическая и, как у всех, преддипломная.
Общий вывод первого дня конференции – некомпетенция борьбы министерства за компетенции. Преподаватели отнеслись к мероприятию ответственно. Бывшая Большая коммунистическая Журфака заполнена до отказа с широким охватом географии по всей России в самом высоком ранге завкафедрой и деканов.
Елена Вартанова сообщила «МП», что УМО по пяти направлениям для журналистики из девяти разработан первым и Минобр­науки уже утвержден. Декан подчеркнула, что мы вынуждены делать быстро, потому что отрасль стремительно развивается. Последний, третий день Конференции 8 февраля начался с доклада декана Елены Вартановой. Она представила итоги исследования «От теории журналистики к теории медиа. Динамика медиаисследований в современной России».
Авторы исследования искали мейнстрим в отечественных работах, чтобы идентифицировать национальное в глобальной универсальной медиасреде.
Изучение контента диссертаций и статей научной периодики по специальности 10.01.10 «Журналистика» позволило сделать фундаментальный вывод о необходимости национальной теории медиа, к чему, собственно, и идет. Это позволит уходить от универсализации медиа.
Отвечая на вопросы «МП», Вартанова не без тревоги сообщила, что законодатель сегодня относится скептически к академическим исследованиям. Поэтому законодательство идет своим собственным путем. Мы получаем законы, которые никому не понятны, но которые отражают, являются ответом на изменения в поле медиа. Наблюдаются два концептуальных разрыва: между законодательным и академическим дискурсом, также между индустриальным и академическим. Потом наступают на те же грабли и говорят: Вы ничего не знаете, работают нищие люди на мизерных зарплатах.
Декан с гордостью подчеркнула: на Журфаке индикатор по зарплате выполнен. Однако разрыв между медиадискурсами определяет медиаполе в конкретной стране.
Надо опять отметить, что команда Вартановой делает все очень быстро, любой желающий мог получить монографию издательства МГУ «От теории журналистики к теории медиа. Динамика медиаисследований в современной России».

Лев МОСКОВКИН, Наталья ВАКУРОВА

Добавить комментарий

Loading...
Top