«ЛЕТЕЛИ ОБЛАКА… ИЛИ ВЕРНИТЕ МНЕ МОЙ 2008»

В октябре спектакль «Летели качели» по пьесе Константина Стешика в Московском театре «Практика» сыграли в рамках фестиваля «Биеннале театрального искусства. Уроки режиссуры». Режиссер – Марфа Горвиц. поставившая свой спектакль «о взрослении как о непростом процессе обновления».
На сцене – черный кабинет, три деревянных стола и несколько стульев, которые есть дом, больница, койки, кафе (сценография Ксении Перетрухиной). Под электронные звуки, напоминающие треск сломанной лампочки (саунддизайнер Дмитрий Власик), зал погружается в повествование о реальности, а точнее об абсурдной реальности нескольких лиц.
Стас (Алексей Розин) – «…рыхлый мужчина за 35, коротко стрижен, одет неряшливо, небрит…». Актер, исполняющий эту роль, выглядит согласно цитате из пьесы. К этому образу добавляются хипстерские черты – подвернутая шапка на лбу, рубашка под кожанкой, кеды, что придаёт Стасу сходство с кумиром юности, панк-рокером Егором (Игорем) Летовым.
Так вот, Летов оставил глубокий след в судьбе Стаса – такой глубокий, что герой так и не нашел себя в жизни, после бурной юности не перестроился, не повзрослел, хотя вроде бы всё «шло по плану». А после 35-ти и вовсе ударился в ребячество: начал переписку с шестнадцатилетней девочкой-подростком по имени Ксения. Эта история переросла в непростые взаимоотношения на грани безысходности, какие только и могут возникнуть между женатым мужчиной, не желающим ничего менять, и молодой девушкой, впервые вступившей во взрослые отношения. С этой истории и начинается спектакль. «Всё, как у людей».
Яна, жена Стаса (Мария Рыщенкова) – обыкновенная женщина привлекательной наружности, немного усталая, немного несчастная и, кажется, вполне этого заслуживающая. Она узнает об интрижке мужа, с которым у нее не осталось почти никаких точек соприкосновения, разве что дети. Банальный случай: жена увлекает мужа за собой в спальню – и всё возвращается на круги своя. «…Собирайся, дети ждут…».
Ксения (Мария Лапшина) – девушка-подросток шестнадцати лет. Она потеряла смысл в жизни и нашла его в смерти. Виной тому то ли ее гнетущее одиночество, то ли песни Летова, в которых Ксения, в отличие от Стаса, видела несчастливое предзнаменование, то ли безответная любовь к Стасу. Хотя, что между ними было? Интимная близость, Летов, разница в возрасте, пропасть мировоззрений.
Но идея фикс, однажды посетившая девушку и озвученная ею при встрече со Стасом, перестаёт быть просто идеей. Когда Стас исчезнет из жизни Ксении, будет несколько неудачных попыток самоубийства в лесу, а потом мама найдет ее бездыханное тело в ванной. Каково? От чего эта скука? То ли от ленности, то ли от бездуховности. Да кто же его знает, отчего люди теряют в жизни смысл, это просто случается. «Отряд не заметил потери бойца».
Мама Ксении (Ольга Лапшина) – женщина в возрасте, много работала и в итоге осталась одна. Щемящая сердце сцена возникает в этом, казалось бы, безвоздушном пространстве: Стас – единственный друг Ксении или не друг, но мать приглашает его на похороны дочери и просит рассказать ей о Летове. Музыкант становится единственной ниточкой, связывающей её с дочерью, с которой они вообщем-то и не были близки. Стас теряется, ведь, по его разумению, говорить о Летове – это все равно, что рассказывать о своей судьбе. Тогда женщина просит его спеть что-нибудь, что-то любимое из творчества музыканта. И Стас «поёт» – отходит на задник сцены и молчит, играет музыка, а на экране появляются титры. И это финал спектакля.
Егор, который, Андрей (Сергей Каплунов) – аналогия с именем Игоря Летова, который Егор. Это друг Стаса, «словно мешком ударенный» и впоследствии сошедший с ума от мысли, что странный незнакомец из кафе «Весна» – дьявол.
Отец Стаса (Илья Барабанов) – немой «овощ», разбитый параличём. Обитает в доме престарелых, который оплачивает сын, передвигается на инвалидной коляске. После смерти жены так и не оправился, выбросил все лишние вещи из квартиры, оставив одну ложку, чашку и так далее. У них давний конфликт с сыном, тянущийся из прошлого: когда сына выгнали из института, отец в наказание разметал его вещи по комнате. Актер, исполняющий роль Отца постоянно молчит, копит энергию, и когда это тяжелое состояние выбрасывается в зал – все замирают с комком в горле.
Тип или инфернальный забулдыга (он же отец) из кафе «Весна» –бодрый мужик, который за пузырь отгадал нелюбимую песню Стаса у Летова. Одна из самых ярких сцен в спектакле связана с его участием. Матёрый пьяница, с виду трезвый, как стёклышко, хотя и нервный, подслушивает разговор двух друзей о Летове и решает попробовать свои силы в отгадывании нелюбимой песни. Он подсаживается к ребятам – и дальше действие происходит через замедленную пантомиму: он называет нелюбимую песню и подвигает рюмку к Стасу. Именно тогда друг Стаса решает, что подсевший к ним пьяный мужик – дьявол.
Эта сцена напоминает встречу Бездомного и Берлиоза с Воландом на Патриарших, до того, как «Аннушка разольёт масло» из «Мастера и Маргариты» Булгакова. И точно, после этой странной встречи многое меняется: пьяница ломает дружескую атмосферу, выказывая неприязнь к Летову, хотя еще секунду назад клялся, что он на одной волне с пацанами, умирает Ксения, сходит с ума Егор-Андрей.
В спектакле заняты пять актеров, играющих по две – три роли. Эффект четвертой стены достигается от обратного. Актеры ведут диалоги, но смотрят не друг на друга, а на зал, но не на конкретного человека, а на точки поверх голов зрителей. Это застроенная неестественность или утрированная скованность, так свойственная людям в последнее время? Актёрская игра в ноль-позиции или апатия, вызванная потерей смысла, усталостью, несложившейся судьбой? Это тонкая четвертая стена, как вуаль, тонкая, как стены в квартирах, за которыми хотя ничего и не видно, но почти всегда всё слышно.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x