ИСТОРИЯ МОСКВЫ. ИЛЬИНСКИЕ ВОРОТА

2 января 1934 года рабочие начали разбор знаменитых Ильинских ворот Китай-города. Решение об их сносе было принято в связи с тем, что они «мешают уличному движению, создают хвосты автомашин, подвергают опасности пешеходов». 

Ворота в «деловой центр»

Ильинские ворота были сооружены в 1540 году, а верхняя их часть была надстроена в 1685-м. Они являлись одним из входов в Китай-город – «деловой центр» старой Москвы, обнесенный каменной стеной. Ильинскими ворота стали называться по находившемуся неподалеку Ильинскому монастырю (о нем сейчас напоминает только церковь Ильи Пророка — единственная из сохранившихся до наших дней монастырских построек). 

Сама Китайгородская стена была построена в 1535–1538 годах как оборонительное укрепление по указу Елены Глинской – матери Ивана Грозного. Изначально она возводилась из кирпича красного цвета. Позже царевна Софья приказала ее выкрасить в белый цвет. Второй раз стену белили в начале 1900-х. В XVII веке несколько башен Китай-города украсились красивыми шатрами, в том числе и Ильинская башня. Со временем стена потеряла свою главную оборонительную функцию и начала постепенно разрушаться. Косвенным свидетельством этого процесса может послужить факт отмены в 1765 году крестных ходов, которые с 1661 года проходили по ней из Успенского собора Кремля в Казанский на Красной площади. 

У «подножия» стены, по свидетельствам историков, располагались многочисленные продуктовые, вещевые и книжные рынки. К Ильинским воротам москвичи приходили за яблоками (здесь находился знаменитый Яблочный двор). Он был обнесен заборами и заполнен балаганами (палатками). Рядом с ним по воскресеньям развертывался «охотничий торг», где продавали собак, певчих птиц, рыболовные принадлежности.

Также «местом притяжения» была и находившаяся около арки Ильинских ворот часовня Сергия Радонежского, которая была подворьем Гефсиманского скита Троице-Сергиевой лавры. 

«В ней находилось более пятидесяти икон, из них двадцать девять в серебряных ризах. Возле них висело тридцать серебреных лампад. Богомольцев еще перед входом встречали большие образа преподобного Сергия Радонежского, пророка Илии и «Видение Пресвятой Богородицы Сергию», висевшие в рамах на городской стене и над въездными воротами башни. Иконы Святой Троицы, Спаса Вседержителя и еще четыре образа были написаны в XVII веке, остальные – в XVIII – XIX веках. В большой иконе преподобного Сергия Радонежского находилась частица мощей этого угодника Божия. Образ был одет в массивную серебряную ризу. В девяти кельях, устроенных внутри Ильинской башни, постоянно проживали монахи Гефсиманского скита. Ежегодно накануне дня обретения святых мощей игумена Радонежского, который празднуется 5 июля, икону преподобного Сергия спускали с Ильинских ворот, и весь день шли богомольцы поклониться ей. Важную роль играла часовня и в московском праздновании дня памяти пророка Илии 20 июля. В этот день находившуюся над Ильинскими воротами икону святого Илии также спускали вниз, в специально устроенный для нее шатер, и верующие со всей Москвы шли сюда, чтобы приложиться к святыне. Помнила часовня и многотысячный крестный ход в день празднования 500-летия преставления Радонежского чудотворца (25 сентября 1892 г.), когда к Ильинским воротам направился крестный ход из Успенского собора Кремля», — сообщает историк Михаил Вострышев в книге «Москва православная. Все храмы и часовни».

Пустили на щебень 

Часовня преподобного Сергия Радонежского у Ильинских ворот в 1922 году была передана «обновленцам», а в 1927-м – снесена. Первые предложения о сносе Китайгородской стены начали поступать еще в XIX веке, но всякий раз городские власти оставляли этот памятник фортификационной архитектуры «для потомков», иногда проводя ее косметическую и фрагментарную реставрацию. После революции тоже были попытки спасти этот памятник архитектуры: так, в 1925 году Моссовет поручил организовать полную реставрацию Китай-города. В 1925 — 1926 годах ей руководил архитектор Николай Виноградов, а позже — архитектор Николай Всеволожский. Тогда же в Моссовете обсуждали возможность сноса части стены и необходимость создания новых проездов. Так, в 1932 году было предложено сломать стену в Театральном проезде. Немногочисленные защитники московской старины пытались ее спасти, в частности Дмитрий Сухов предложил открыть в ней часть арок для проезда транспорта. В том же году состоялось заседание архитекторов, на котором было сказано, что Президиум ВЦИК СССР уже принял решение о сносе. 

В конце 1933 года стену включили в список построек, подлежавших разборке на стройматериалы для нужд Метростроя. Демонтаж начался от Третьяковского проезда, продолжался насколько месяцев и был окончен к концу 1934 года. Обломки измельчали в щебень, который использовался для цементирования тоннелей первой очереди московского метро. 

Сергей ИШКОВ