«ИНАЧЕ БЫЛО НЕЛЬЗЯ»?

В радикально непримиримую бурю споров неожиданно, в последние годы, добавилась смиренная нота, причем из уст тех, кто больше всего пострадал от ельцинско-гайдаровских реформ: «Наверно, иначе было нельзя, другого пути не было…» Теоретически – можно. Но история показывает: что бы ни случалось в России, в конечном счете всегда побеждает и выигрывает бюрократия.

В Москве открылся Гайдаровский экономический форум. Его тема: «Россия и мир: вызовы нового десятилетия». С высочайшим (в смысле бюрократии!) уровнем представительства, начиная с премьер-министра. А с ним… Мы же имеем некоторое знание об их законах, нравах, протоколе… А значит, с ним, с главой правительства — все-все-все, кто рангом пониже. Рать великая, которая вершит судьбы нашей экономики, то бишь – жизни.
Это еще раз показывает, что «дело Гайдара живет и побеждает». Хотя в низах, в социальных сетях, в прессе то и дело вскипают страсти по Гайдару, как это было недавно — в связи с десятилетием со дня его смерти. В дискуссиях все то же, из 90-х годов, накаленное противостояние: Гайдар ограбил страну или спас ее от голода, холода и распада? Приватизация по Гайдару и Чубайсу – это рыночная экономика или раздача всенародного достояния приближенным лицам?
Но… В радикально непримиримую бурю споров неожиданно, в последние годы, добавилась смиренная нота. Причем из уст тех, кто больше всего пострадал от ельцинско-гайдаровских реформ, кто больше всех был разорен, унижен, оскорблен, придавлен «новой» жизнью. Я имею в виду уже вымирающую советскую интеллигенцию: «Наверно, иначе было нельзя, другого пути не было…»
К этому тезису вернемся непременно, ответ на него – самый существенный. А заодно спросим соратника Гайдара, нынешнего главу корпорации «Роснано» Анатолия Чубайса, который в блоге на «Эхе Москвы» утверждал: «Главное и важнейшее завоевание тех лет – появление рыночной экономики… И обязаны мы этим Егору Гайдару».
В оценках тех лет, в тогдашней и нынешней их критике или апологии, в общественном восприятии удивляет некая непонятность, парадокс, несообразность, если не сказать – нелепость. Вот уже почти 30 лет страна идет путем Гайдара. Он – разработчик программы экономических реформ 1991 — 1992 годов. (Тех самых переломных лет переходного периода от советского социализма к непонятному капитализму.) С ноября 1991-го – вице-премьер правительства России по экономическим вопросам, с июня по декабрь 1992 года — исполняющий обязанности премьер-министра правительства России.
«Реформы Гайдара» начались с отпуска цен, приватизации, а затем уже, после его отставки с поста и. о. премьер-министра, в России провели залоговые аукционы — с раздачей советской промышленности и недр назначенным лицам. Возникли олигархи, ненавидимые населением.
Но ведь в 1999 году к власти пришел Владимир Путин. После изгнания из страны Бориса Березовского и Владимира Гусинского новый президент в глазах народа сразу же стал и поныне считается борцом с олигархами, защитником обездоленных простых людей. Путин — автор определения «Лихие 90-е», равнозначного бандитскому клейму.
Однако за 20 лет правления Путина тот самый курс продолжался и развивался, да так, что олигархический капитализм принял циклопические формы и масштабы. Получается, «Гайдар» – всего лишь некий «стрелочник», имя его используется для выплеска народного недовольства? Спецмальчик для битья? Пусть народ, общественность на нем душу отводят?
Другая несообразность восприятия гайдаровских реформ – устоявшееся мнение, будто они делались по американской указке. С целью развалить экономику России. Тут кстати вспомнить тему нынешнего Гайдаровского экономического форума: «Россия и мир: вызовы нового десятилетия». И еще раз сказать тем, кто не знает, как воспринимались в мире ельцинско-гайдаровские реформы.
Да, в 1991 — 93 годах группой экономических советников президента Ельцина руководил американский экономист Джеффри Сакс. Имя его не сходило со страниц газет. Однажды летним вечером 93-го года (уже полным ходом шла массовая приватизация) мы с членом правительства штата Нью-Йорк обедали в первой американской Pizza Hut на Кутузовском проспекте в Москве. Через столик от нас сидел Джеффри Сакс с компанией. Увидев моего собеседника (они вместе учились в Гарварде), он быстро, порывисто подошел к нам, поздоровался, громко, восторженно воскликнув: «О! Всюду — Америка!» Он был весел, энергичен, воодушевлен: как же, Россия реформируется по его предначертаниям!
Через 5 лет, поняв и разобравшись, как и чем обернулись его американские теории в российско-чиновной практике, он вынес обвинительный приговор:
«Российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег, и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей».
Не менее категорично выступил обозреватель, владелец и главный редактор журнала U.S. News & World Report Мортимер Закерман:
«Широкие массы россиян теряют все… У них украли их страну… Это был грабеж, величайшее разграбление богатств в истории… Небольшая группка людей, захватившая благодаря коррупции государственную собственность, бездумно щеголяет своим богатством, словно они цари. Эти люди — олигархи… Налоги от природных ресурсов при советской власти обеспечивали 75% поступлений в государственную казну. Сейчас эти ресурсы контролируют магнаты, и они используют свои политические связи, чтобы не платить налоги, вывозя из страны значительную часть прибылей: по данным Интерпола и Министерства внутренних дел России, из страны вывезено таким образом свыше 300 миллиардов долларов».
(Свыше 300 миллиардов вывезенных долларов — это на 1999 год. С тех пор прошло еще 20 активных лет.)
И, наконец, безусловный авторитет, американский экономист Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии:
«В результате раздачи природных богатств… кучка друзей и сподвижников Ельцина превратилась в миллиардеров… Даже «разбойничьи бароны» дикого американского Запада умножали богатство страны, хотя и отхватывали от него себе немалый кусок. Российские олигархи разворовывали и проедали имущество, оставляя страну еще беднее… По степени социального неравенства Россия сравнима с латиноамериканскими обществами, которые считаются в этом отношении рекордсменами… Большевистский подход к рыночным реформам. Радикальные реформаторы использовали стратегии большевиков».
Здесь еще один парадокс. Большевики в 2017 — 18 годах ограбили богатых, чтобы облагодетельствовать бедных. Ельцин и Гайдар в 1993-м – ограбили всех россиян, 148 миллионов, чтобы создать кучку сверхбогачей. Стиглиц сопоставлял российское социальное неравенство с латиноамериканским – уже давно, еще в начале века. А с 2016 года и поныне Россия занимает первое место в мировом рейтинге неравенства. По данным Высшей школы экономики и Института исследований и экспертизы Внешэкономбанка, 3% (!) самых богатых россиян владеют 89,3% всех финансовых активов, 89% всех наличных сбережений, 92% всех срочных вкладов.
Ельцин и Гайдар мгновенно превратили в нуль сбережения 148 миллионов россиян! То, что копилось трудом трех поколений за 45 послевоенных лет.
И потому рассмотрим еще один миф в защиту тех реформ. Нам говорили и говорят: советские рубли превратились в ничто, в бумажки — из-за коммунистической экономики, они не были обеспечены товаром. Но, по любым законам экономики, те деньги обеспечивались всем имуществом СССР — каким-то количеством выпускаемых товаров, месторождениями полезных ископаемых, скважинами, трубопроводами, заводами, станками, машинами, алмазами, золотом и т. д. Обесценить деньги до нуля – значило отнять у людей эти материальные ценности. Вот так государство Ельцина и Гайдара захватило несметные богатства, созданные трудом сотен миллионов.
И здесь перейдем к главному в этой статье — к некоторым нынешним робким, смиренным (привыкли уже!) высказываниям разоренных, униженных и оскорбленных: «Наверно, иначе было нельзя, другого пути не было…»
Во-первых, всегда есть «иначе». Экономист Алексей Михайлов утверждал: «Средства населения много раз могли эффективно быть использованы на благо рыночных реформ… Предложить людям собственность (от мелких розничных точек до акций крупных предприятий) в обмен на деньги, под которые нет товарной массы. Это позволило бы рассосать «денежный навес» до либерализации цен, чтобы цены не прыгнули слишком высоко. Программа «500 дней» в целом предусматривала аналогичный подход… Массовая приватизация началась только с 1993 года. Парадокс: приватизация проводилась как бесплатная, потому что у населения не было денег».
Так в том и суть, наверно. Вначале уничтожили, обесценили деньги населения (инфляция в 1992 году – 2508%!), а потом уже начали приватизацию.
Во-вторых, предположим, что «иначе было нельзя, другого пути не было». То есть согласимся с потерей сбережений — во имя реформ. «Жила бы страна родная, и нету других забот». Отняли деньги у нас – зато направили их на переустройство экономики. Чтобы уйти от уродского социализма РФССР. Чтобы воздвигнуть светлое будущее – капитализм.
Прошло почти 30 лет. Где светлое будущее? Где страна? Сравним РСФСР 1988 года и РФ 2018 года по показателям собственного производства.
В 2018 году молока, картофеля, яиц произведено меньше, чем 1988-м.
В 2018 году дорог с твердым покрытием построено в 3,2 раза меньше, чем в 1988-м.
В 2018 году электроэнергии, стали, чугуна, проката, нефти, грузовых автомобилей произведено меньше, чем в 1988-м.
А в чем прогресс?
Больше добыли природного газа: в 1988-м – 590 миллиардов кубических метров, а в 2018-м – 733.
Больше вырастили зерна: в 1988-м — 102,8 миллиона тонн, а в 2018-м – 113,2.
Больше произвели мяса: в 1988-м – 9,8 миллиона тонн, а в 2018-м – 10,7.
Это весь рост за 30 лет.
Если говорить о промышленности, то развитые страны давно уже перешли к тому, что называется «высокими технологиями». В России о них только слышали. 10 декабря 2019 года правительство РФ констатировало, что у нас нет собственной базы для производства микроэлектроники. «Мы даже отсутствуем в мировой статистике», — сообщил вице-премьер Юрий Борисов. Как отмечал еще три года назад директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев: «За годы в стране не построено почти ни одного нового предприятия… По объему экспорта конечной индустриальной продукции мы в 2015 году серьезно отстали от… Словакии. Россия — страна третьего мира, зависящая от экспорта ресурсов».
Повторим слова соратника Гайдара, нынешнего главы корпорации «Роснано» Анатолия Чубайса: «Главное и важнейшее завоевание тех лет – появление рыночной экономики». И спросим: все вышеперечисленное – «рыночная экономика»?
Вот итог 30 лет и отъема всех сбережений у 148 миллионов граждан. Вот на что ушли деньги 148 миллионов граждан.
Ну и, разумеется, на благополучие вышеупомянутых 3% наших соотечественников и аффилированного с ними класса чиновников.
«Иначе было нельзя»?
Теоретически – можно. Но история показывает: что бы ни случалось в России, в конечном счете всегда побеждает и выигрывает бюрократия.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.