Вы здесь
Главная > #ОБЩЕСТВО > БОРЬБА С ЗАВЫШЕНИЕМ ЦЕН ИЛИ ОПАСНЫЙ ПОПУЛИЗМ?

БОРЬБА С ЗАВЫШЕНИЕМ ЦЕН ИЛИ ОПАСНЫЙ ПОПУЛИЗМ?

аптека

В рамках набирающей обороты кампании по борьбе с распространением коронавируса и в преддверии возможных досрочных выборов на рассмотрение в Госдуму были внесены сразу три законопроекта, направленные на регулирование розничных цен на лекарственные препараты и медицинские изделия.

Выступая на площадке «Национальной службы новостей», исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей Нелли Игнатьева отметила слабые места этих «обреченных на популярность» законодательных инициатив, а также указала на сопряженные с их принятием возможные риски:

«В первом законопроекте в случае возникновения эпидемиологических ситуаций и повышенного спроса предлагается, по сути, заморозить цены на медицинские изделия (например, медицинские маски). Второй законопроект предлагает заморозить цены на лекарственные препараты, которые будут выделены перечнями при определенной необходимости (например, противовирусные препараты). Третий законопроект касается регулирования аптечных сетей и, по моему мнению, создает конкурентные преимущества для иностранных производителей и более дорогих лекарственных препаратов».

Детально разбирая предлагаемые изменения, Нелли Игнатьева отметила те из них, которые вызывают наибольшее количество вопросов и опасений. Например, в первом законопроекте предлагается заморозить цены на медицинские изделия только для аптечных организаций, хотя они продаются в любом магазине: т. е. в магазинах цена будет свободная, а в аптеках «зарегулированная». Также в этом законопроекте ничего не говорится о регулировании цен у производителей и поставщиков (дистрибьюторов).


«В итоге мы получим картину, которую, собственно, уже и получили: маски до аптек просто не дойдут», – резюмировала Нелли Игнатьева.

О том, как и почему это может произойти, более подробно рассказал сопредседатель комитета по развитию фармацевтической отрасли «Деловой России», член Общественной палаты города Москвы Евгений Нифантьев:

«Нужно понимать, что маски продаются любым дистрибьютором, не имеющим никакой фармацевтической лицензии. И, соответственно, у специализированных фармацевтических дистрибьюторов дешевые маски пропали ровно в то же время, что они пропали в аптеках. И на рынок вышли спекулянты. То есть дистрибьюторы и склады, о которых мы ранее и не слышали. Они закупили заранее маски и начали по высоким ценам продавать. После того как мы начали давать информацию (Департаменту здравоохранения г. Москвы. – С. И.) о том, по какой цене и у каких перекупщиков мы покупаем маски, нам перестали эти маски продавать, сказав: «Вы слишком много открываете информации».

Второй законопроект, по словам Нелли Игнатьевой, тоже предлагает заморозить цены на лекарственные препараты только для розничной аптечной сети:

«Если поднимется цена у производителей (если это не перечень жизненноважных лекарственных препаратов), поднимется цена у дистрибьюторов, что неизбежно в результате совершенно объективных повышений их затрат, то сохранение розничных цен означает создание дефицита этих лекарственных препаратов. Мы сейчас только обозначаем риски, которые надо продумать».

Принявший участие в пресс-конференции руководитель Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев так же указал на сложное положение, в котором в случае принятия этих законопроектов могут оказаться аптечные сети. Ведь аптеки, по его словам, с одной стороны, являются «социальными учреждениями», несут социальную ответственность, а с другой – предприятиями торговли, которые должны успешно конкурировать и выживать:

«Цель, которую, как я понимаю, поставили перед собой инициаторы законопроекта, – это удержать цены на аптечных прилавках. Инициаторы должны максимально просчитать последствия своих предложений – что будет, если они их реализуют. И фарма, и медицинские изделия – это не какая-то отдельная отрасль, которая живет сама по себе. Она работает в рамках экономики, где есть ценообразование – на топливо, например, а это логистика – таблетку, которая стоит три рубля, доставить из Нижнего Новгорода на Сахалин порой стоит 33 рубля. (…) Если мы начинаем где-то ограничивать без возможности для бизнеса компенсировать эти потери, то в лекарственном обеспечении мы увидели: как только бизнес становится нерентабельным, это приводит к остановке производства того или иного препарата. Если государство где-то зажимает, значит, оно должно дать бизнесу возможность где-то компенсировать эти потери».

Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top