ЦИФРОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА

Зампред комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский провел в понедельник круглый стол «Цифровая трансформация агропромышленного комплекса».

Свои коррективы внес коронавирус, как же без него, родимого. Вместо заявленных девяноста человек присутствовало не более двух десятков. Для обсуждения Лисовский выбирает наиболее острые темы. В сельском хозяйстве и вообще в теме продовольственной безопасности фоновая острота значительно выше промышленности или социалки. Дискуссию сенатор ведет жестко. Представители министерств и ведомств приходят, но выступают обычно в зависимости от наличия или отсутствия трансляции.
Мероприятия Лисовского, как правило, не транслируются и СМИ их не очень жалуют. Слишком запутанно и кажется не слишком интересно.
За обсуждение одной заявленной темы обязательно цепляется десяток других. Ни один вопрос не может быть решен отдельно, и в результате не решается ничего. Депрессивно-хаотизированная система оказывается очень устойчивой.
Например, может быть цифровизация сельского хозяйства без чипирования животных? Разумеется, не может. Однако Минэк против, защищая домашних кошечек, которым чипирование либо не нужно, либо давно сделано. Минпромторг ведет тему чипирования много лет, ничего не получается.
У нас никак не пройдет закон об электронной регистрации животных, сокрушается Лисовский.
Вопрос о чипировании подняла сенатор от Тывы Дина Оюн. Обсуждать его не стали, потому что не с кем, представители Минэка парламентские мероприятия стараются игнорировать.
Дина Оюн рассказала «МП», что Тыва — животноводческая рес­публика. Скота насчитывается полтора миллиона голов. Есть крупный рогатый (КРС), табуны лошадей и оленей. Яководство. В Тыве находится единственное племенное хозяйство яков, которое ведет Роза Чысыма. Есть проблема на границе с Монголией и перепасы скота в другую страну.
Такое впечатление, что это общий принцип дырявой страны, откуда утекают люди, скот, деньги, сырье и обратно непонятно что.
Очередной подарок от Минэка – закон об исключении фитосанитарного контроля в Арктике. Лисовскому цель понятна, но почему фитосанитаров не будет в Мурманске и Архангельске? Новая дыра готовится.
Предыдущее мероприятие Лисовского было посвящено пересечениям реестров. Только в Московской области более двухсот тысяч наложений земель сельхозназначения, застроенных участков и лесного фонда. Двойных лесов нашли полмиллиона гектаров. Пересечения остались. Как вести учет земель для сельского хозяйства, когда на них претендуют лесничества и доказать ничего нельзя?
Как вести учет семян, когда огромное их количество продается потребителю без контроля всхожести? Из них ничего не вырастает.
Росстат в очередной раз проиграл битву, чтобы исключить из целевых показателей личные подсобные хозяйства. Тут сам Лисовский удивился, почему ЛПХ включаются в целевые показатели сельхозпроизводства. Тут нет товарного производства.
И еще один подарок поставщикам от торговых сетей. Ретейл не может жить без изобретений в свою пользу. После запрета возврата сети придумали возвращать партии товара как брак, якобы не хватает двух килограмм. Берут с поставщика не бонусами, а штрафами.
Непонятно, будет ли доступна информация по возврату ФАС.
Главный вопрос Лисовского связан с тем, что цифровизация сельского хозяйства потребует на селе 70 тысяч специалистов для загрузки данных в системы. Понятно, есть крупные теплицы и автоматические животноводческие комплексы, где электронный учет и контроль входит в технологию. Чем меньше хозяйство, тем больше проблем с информацией в электронном виде.
Будут ли центры компетенции работать на селе, тоже не понятно.
Добавляет головной боли грядущая маркировка молочной продукции. Как выяснилось по простоте массовой маркировки китайских тапочек, сама по себе маркировка ни качества, ни легальности не добавляет. Стоимость маркировки рассчитывает ВШЭ, и она явно заниженная, потому что, как обычно, учитываются не все реальные возникающие расходы.
На круглом столе выступили представители Росстата, Ростелекома, Минпромторга, Минсельхоза, Росрыболовства. Каждый отчитался за свой участок работы немалыми результатами. Лисовский подтвердил большую проделанную работу. Вопрос в том, как соединить всю эту проделанную работу для получения общего результата, если расшивкой перечисленных проблем никто не занимается.
С основным докладом выступил Александр Архипов, директор департамента цифрового развития и управления информационными ресурсами агропромышленного комплекса Минсельхоза. И вот тут стало все понятно.
МСХ создает систему нескольких цифровых сервисов. В России более 120 тысяч сельхозтоваропроизводителей и иных получателей господдержки. Чтобы получать поддержку и дальше, им надо научиться загружать данные в цифровую систему МСХ. Она начнет работать с 2022 года, В 2021 году проводится эксперимент в пилотных регионах.
Перевод субсидий в цифру в текущем состоянии сельскохозяйственного производства скорее всего оставит у государственной кормушки крупные холдинги, которые и без того стали примером монопольной конкуренции.
Архипов обещает единую цифровую платформу со сбором данных о производстве в едином окне. Реестров, однако, строится много. Среди них мониторинг земель сельхозназначения, единый реестр плодородия, Государственная информационная система «Семеноводство» с быстрым доступом к партиям семян. Планируется создание системы отслеживания зерна от селекции до готовой продукции. Уже сейчас товаропроизводители передают информацию о селекционно-племенной работе.
С селекционно-племенной работой в стране очень плохо из-за навязанной метизации после уничтожения племенных книг. Мы так много об этом писали, что стыдно поднимать хроническую тему вновь. Все равно принципиальных изменений не предвидится. Остаются лишь отдельные энтузиасты вроде Розы Чысыма в Тыве.
В 2016 году создана информационная система «Цербер» для ветеринарного контроля и учета Россельхознадзором деятельности производителей и участников внешнеэкономической деятельности. Вступление в силу регламентов Таможенного союза обязывает всех производителей и переработчиков животноводческой продукции вводить данные в «Цербер».
В рамках «Цербера» создана единая Федеральная государственная информационная система «Меркурий». С июля 2018 года она обязательна для всех производителей – птицефабрик, производителей молока и молочных продуктов, ретейла и розницы и так далее.
Лисовский уверен, что в «Меркурий» попадает все сырье. Однако сенатор Сергей Калашников где-то узнал, что пальмовое масло в «Меркурии» не учитывается.
Подконтрольные «Меркурию» нарушения караются штрафами от десяти до двадцати тысяч руб. С пальмовым маслом осталось непонятно. Согласно журналистским расследованиям Аркадия Мамонтова, оно содержит канцерогенный глицидол.
В материалах к круглому столу содержится описание десятка проблем в работе системы «Меркурий».
Во время пиковой нагрузки на систему происходит нарушение работы шлюза, отсутствие связи с сервером системы. Интерфейс при этом работает нормально, не работает шлюз. Но через интерфейс оформляется только 30% сертификатов,
Отсутствуют инструкции поведения пользователей при нестабильности системы. Отсутствует мораторий на штрафы на случай сбоя системы. После сбоя информация дублируется три-четыре раза, поскольку при вводе нет отклика системы. Отсутствует связь систем «Меркурий» и «Цербер» для автоматического сопоставления контрагента. Это приходится делать вручную на отдельном компьютере. Отсутствует возможность внесения результатов лабораторных испытаний. Поиск по базе затруднен.
Итак, штраф есть, порядка нет, обязательства сохраняются за производителями, но не оператором системы. Все перечисленное легко устранимо. Действующую систему можно было бы постепенно без репрессивных мер расширять на все задумки Минсельхоза. Но нет, мы будем городить новое.

Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x