КОЛЕСО ИСТОРИИ. «ЗАГРОБНЫЕ ЗАМЕТКИ»

В связи с начавшейся Конституционной реформой и указами Президента на ориентацию социального государства, хотелось бы обратиться к истории и сказать, что такое новое, это…

Бунге Николай Христианович (1823 —  1895) русский государственный деятель, буржуазный либерал, экономист, академик Петербургской АН (1890). В 1881-86 министр финансов. Проводил политику протекционизма, правительственного финансирования промышленности. Инициатор отмены подушной подати.

Советский энциклопедический словарь 1982 года.

Краткая характеристика Николая  Христиановича Бунге – учёного – экономиста с мировым именем, видного государственного деятеля России последней четверти XIX столетия, данная в советских энциклопедических словарях, пожалуй, мало, что говорит об этой личности. Многочисленные труды по вопросам экономики создали ему высокий   авторитет в научном мире. А между тем он был не только учёным-теоретиком, но и отличным практиком, оказывающим немалое влияние на принятие решений самими русскими самодержцами. Я не беру на себя смелость рассматривать в небольшом материале всю его многогранную деятельность на научном, педагогическом   и государственном поле, а хочу только напомнить об одном его труде, который стал плодом его жизни – «Загробных заметках». Наверное, главного труда, которые и сегодня малоизвестны, а между тем, вопросы, поднимаемые в этих записках, в наши дни более актуальны, чем более ста лет назад. Естественно, фон решения этих вопросов во многом отличен от времён Н. Х. Бунге, но суть всё та же.

В этом случае историю можно сравнить с колесом экипажа, под которым мыслится государство, продвигаясь в своём движении, он всё больше и больше наматывает грязи на свои колёса. Очистить колёса от грязи не каждому государству удаётся сразу — для этого нужны умелые и смелые кучера. А в кучерском деле, как не  рассуждай, нужен опыт, не только практический, но и исторический, предыдущий.

В научных и публицистических работах 1860 — 1870-х годов Бунге выдвинул социально-экономическую программу, целью которой было дальнейшее развёртывание либеральных реформ. Программа предусматривала преобразование налогообложения, кредита, денежного обращения, пересмотр торгово-промышленного законодательства и системы акционерного учредительства, реорганизацию железнодорожного дела и другое. Особое значение Бунге придавал социальным мероприятиям. Заветной его мечтой было превращение вчерашнего крепостного крестьянина в полного собственника своей   земли. Он также призывал срочно приступить к выработке фабрично-заводского законодательства, регулирующего отношения рабочих и предпринимателей, не препятствовать возникновению рабочих союзов, привлекать трудящихся к участию в прибылях предприятий. Не об этом ли мы каждодневно говорим и мечтаем о настоящих законах, а не псевдореформах! Одно только отличие от прошлого – тогда выдвигались, какие  не какие программы, а сегодня все надеются на русское «авось».

В царской России многие идеи Бунге претворялись в жизнь (Сергей Витте, Пётр Столыпин), Александр III и Николай II прислушивались к его рекомендациям. В советское время его идеи называли «вульгарной политэкономией», хотя многие из них просматриваются в трудах «классиков марксизма-ленинизма», а в наше время просто никто из «образованных» экономистов, глядя Западу в рот, не знают его работ и опыта, продолжая изобретать велосипед и наступая на те же грабли.

В 1887 году, когда Бунге был назначен председателем Комитета министров, у него зародилась мысль на основе своего богатого практического опыта «при жизни ещё раз попробовать направить нашу внутреннюю политику, на правильный путь». Он стал работать над программной запиской для самодержца с подробным изложением своих взглядов, весьма верных, как показал дальнейший ход истории. Он не случайно назвал эти записки «Загробные заметки», так как по его замыслу они должны были попасть к Императору после его смерти: «… А так как я не предполагаю высказать ничего о живых людях, и буду относиться с должным уважением к умершим, то смею надеяться, что мне нельзя будет приписать желания сводить личные счёты с людьми после смерти, тогда как я не позволял себе этого при жизни». Сегодня все свои просчёты стараются списать на мёртвых. Недаром в народе говорят: «Легко пинать мёртвого льва!».

«Загробные заметки» имели три варианта, схожие по тематике и структуре, связанные единым замыслом. Более известны 2-й и 3-й варианты записки, окончательным стал считаться 3-й вариант, наиболее известный и размноженный типографским способом тиражом около 50 экз. Местонахождение автографа «Заметок» до сих пор неизвестно.

Долгое время «Загробные заметки» циркулировали только в высшей бюрократической среде – «об этой записке говорили в обществе, но никто не знал её содержание». И только в 1912 году в журнале «Исторический вестник» № 7 появилась статья о «Загробных заметках», в которой Б. Б. Глинский привёл обширные фрагменты записки в сопровождении собственных замечаний.

После революции 1917 года интерес к «Заметкам» угас, так как они не соответствовали духу и устремлениям новой власти. Тем более, коммунисты, строящие социализм, весьма болезненно реагировали на критику этого учения.

Один из печатных экземпляров «Заметок» был обнаружен в 50-е годы XX столетия в коллекции Сергея Юльевича Витте в Русском архиве Колумбийского университета США. Но только в 1981 году записка была опубликована американским учёным Дж. Э. Сноу на английском языке с введением и комментариями. Действительно — «нет пророка в своём Отечестве!».

Как никогда раньше наступило время для широкого издания «Загробных заметок» в России. Но, увы! – хорошему делу трудно пробиться у нас из шелухи бездумных суждений.

Труд этот, а это действительно труд всей значительной жизни Н. Бунге, спрессованный в небольшое, но ёмкое руководство, ненавязчиво призывает к действию и напоминает учебник. Сами заголовки шести разделов, которые автор определил так:

  • Сближение окраин с внутренней Россией и противодействие их обособлению, которое имело своим источником – расовые особенности, гражданские отношения, общественное устройство, склад общественной жизни и сословные отношения, государственное и административное управление, религия и язык. Еврейский вопрос.
  • Высшие государственные учреждения в области законодательной, судебной и административной.
  • Внутренний строй управления и суда – в инстанциях губернских, уездной, городской, волостной и сельской.
  • Местные учреждения, губернское и уездное земство, городское общественное устройство, сельское самоуправление (самоуправление и контроль).
  • Социализм и борьба с ним – путём решения поземельного, фабричного и школьного вопросов.
  • Завершение начатых финансовых преобразований.

Всё шесть пунктов говорят о значимости этого документа.

Создание, история и все злоключения «Загробных заметок» Н. Х. Бунге смахивают на хороший детектив. Это с бытовой стороны, а со стороны государственной жизни полезность их очевидна и в наши дни, по прошествии столетий и смены режимов. Рассмотрение, тем более претворение     в жизнь, идей «Загробных заметок» Н. Бунге дело политиков и учёных.

Предложения Бунге о применении гибких, либеральных методов в области национальной политики, рациональной организации государственного аппарата, предоставлении широких полномочий органам местного самоуправления. А так же в переходе к новой системе народного образования, об отказе от искусственной поддержки сельской общины и установлении в деревне частного крестьянского землевладения, смягчении остроты социального конфликта между рабочими и предпринимателями, дальнейшей разработке налоговых преобразований  показались в «верхах»  чрезмерно радикальными. Программа, отражающая воззрения либеральных бюрократов и нацеленная  на реформирование российской монархии, в тот момент была неприемлемой для подавляющего большинства высших чиновников. Получив от Куломзина экземпляр «Загробных заметок», новый председатель Кабинета министров И.Н. Дурново раскричался, заявив, что он и Бунге «взбунтуют» Россию. К чему это привело, и кто в этом виноват, показала история. Аналогичная ситуация в России и сегодня – нет выверенного плана действий, а у истории никто не учится.

Я не надеюсь на то, что «Загробные заметки» заинтересуют наших экономистов, политиков и тем более олигархов. Просто хочу напомнить всем думающим людям о том, что не зачем изобретать велосипед без цели, то есть без предназначения езды на нём в будущее.

«Загробные заметки» были опубликованы в постсоветской России в 1995 году в книге  «Река времени» (сборник забытых произведений и суждений) том 1, но не нашли широкого отклика в «рыночной» России….

 

Вадим КУЛИНЧЕНКО, публицист.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x