СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ГМО

совет федерации

Зампред Совета Федерации Николай Федоров провел в четверг Совет по вопросам агропромышленного комплекса и природопользования на тему «Совершенствование государственного регулирования в сфере производства и оборота генно-инженерно-модифицированных организмов и продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей такие организмы».

Правительство работает как трансформатор под немыслимым напряжением – гудит. Парламент в меру сил поддерживает высоту напряжения.

Вообще-то у нас на повестке продовольственной безопасности хроническая проблема ядовитого пальмового масла из Индонезии и новая тенденция текущего сезона — под шум коронавирусной волны сгноить подмосковную клубнику. А с ней все фрукты и овощи отечественного производства.

Но будем обсуждать ГМО. Николай Федоров начал с того, что западные страны используют не совсем рыночные методы продвижения своих товаров. Походя отметился на всех болевых точках: генетическое редактирование, устойчивость к антибиотикам, сознательное распространение инфекций. Как говорится, открыл Америку.

Среди прочего Федоров пожелал России не забывать о традиционных методах селекции, будто сам он живет не в России и может только советовать.

Зампред Правительства Виктория Абрамченко добавила болевых точек, упущенных предыдущим оратором. Призвала не растерять потенциал нашей науки. Напомнила о том непреложном факте, что бюджет транснациональных корпораций (ТНК) превышает ВВП некоторых стран. Абрамченко признала, что мы не можем контролировать ввоз через свободный порт Владивосток.

Сергея Лисовского во избежание лишнего напряжения не пригласили, он бы рассказал и о других дырах ввоза.

На мой взгляд, общий вывод из прозвучавшего: контроль ввоза ГМО ограничивается недостаточностью лабораторного комплекса. И еще: работа без ведомственного разделения в нынешнем ландшафте власти не получится. Федоров начал, Абрамченко подхватила идею о создании надкорпоративных надотраслевых центров для решения задач.

Замминистра сельского хозяйства Максим Увайдов рассказал о работе в рамках 86-го закона во исполнение 839-го постановления правительства, согласно которому Минсельхозу предписано проведение генетических исследований. Экспертизу наличия ГМО производит Россельхознадзор. Проводятся исследования зерна, кормов и кормовых добавок.

Согласно позиции Минсельхоза, необходимо гармонизировать законодательство России, ЕврАзЭС и Евросоюза. Это нужно для контроля безопасности перемещаемых товаров. А потом мы имеем риски с поставками нашей продукции. По-моему, с таким же успехом можно гармонизировать курицу с крокодилом.

Россельхознадзор заверил, что может выявлять на ввозе зерно, полученное методами классической трансформации. Большая проблема с ввозом через Белоруссию и Казахстан, потому что законодательство не гармонизировано.

Проблема ГМО широко представлена во всех странах. Присутствует давление ТНК по всему миру.  Причем здесь гармонизация законодательства, непонятно.

Охрипшая во время коронакризиса глава Роспотребнадзора Анна Попова выступила с яркой самообличительной речью. По ее словам, мы ищем под фонарем то, что разрешено. Надо искать и то, что не разрешено. Попадают продукты, в которых есть то, что мы не ищем.

Роспотребнадзар переоснастил восемь центров для выявления компонентов ГМО, не зарегистрированных в РФ. Выявили ГМО папайю в сухой каше Нестле. Все убрали с полок и запретили ввоз в страну. Поставщиком была китайская фирма и Китай не заявлял протестов. Сняли папайю свежую китайскую, она появилась как таиландская потом вьетнамская та же самая. Проверяли баклажаны и сою. Прокуратура проснулась: не ваше дело, а Россельхознадзора.

Роспотребнадзор все делает по закону, но не по логике. Так считает Анна Попова. В прошлом году Роспотребнадзор проверил сорок тысяч проб на ГМО, за первое полугодие 11 тысяч. В условиях коронакризиса не может до конца года ходить с проверками, только мониторинг. Остается общая проблема, приходят с запретом продукцию, а ее уже нет – съели. Остается головная боль с законопроектом о биобезопасности. Принято решение срочно доработать с учетом опыта, который мы за полгода накопили. Расширить разделы, которые касаются ГМО. Анна Попова предложила учитывать что у каждого из нас появляются новые знания. Тут она лукавит, закон о биобезопасности слетел из повестки Думы до объявления самоизоляции.

Председатель совета РАН по генно-инженерной деятельности Михаил Петрович Кирпичников сетовал, что отечественный производитель практически отстранен от наиболее эффективных методов. Напомнил о прорывных работах 90-х годов, которые провели академики Атабеков, Скрябин, Дебабов, Эрнст. Отдали рынок семенного и племенного материала. Импортное не лучшего качества.

86-й закон по мнению Кирпичникова отражает взгляды 80-х годов прошлого века. В нем надо разграничить трансгенные организмы и полученные с введением чужеродной ДНК. Появились бесшовные технологии и ГМО в принципе нельзя обнаружить, они сделаны как-будто самой природой. «Самый лучший генный инженер — это сама природа», – подчеркнул Кирпичников.

Продолжил тему ностальгии по советской биотехнологии руководитель Центра питания Виктор Тутельян. Напомнил об одиннадцати утраченных заводах белково-витаминного питания. Потеряли базу. В 90-м году производили все витамины и аминокислоты.

Алексей Заварзин из ВИР им. Вавилова сказал о необходимости ввести ответственность за сокрытие информации о произведенных генетических манипуляциях. Большое значение получение нового генетического материала для селекции в том числе отредактированного.

Дискуссия вышла не совсем банальной, как обычно. Участники говорили о традиционной селекции и высказывали опасения в связи с возможными запретом на генетические манипуляции.

Федоров завершил констатацией: у нас достаточно фундаментальное понимание позиций друг друга.

Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x