ПРЕДВЗЯТАЯ МОДЕРАЦИЯ ИЛИ ФЕЙК ФЕЙКУ – РОЗНЬ

Колоссальное количество просмотров стало одной из причин очень медленного и неохотного удаления из соцсетей фейков о голосовании по поправкам в Конституцию.

Об этом сообщила член Комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций, директор ассоциации «Лига безопасного интернета» Екатерина Мизулина, выступая на круглом столе в ОП РФ, посвященном обсуждению проблем законодательного регулирования соцсетей:

«С начала апреля 2020 года мы занялись борьбой с распространением фейков в социальных сетях: это были фейки о коронавирусе и позже — фейки об общероссийском голосовании по поправкам в Конституцию. Если говорить о фейках по коронавирусу, их нами было обнаружено и обработано 9,5 тыс., после чего были направлены соответствующие жалобы. Фейков о голосовании обнаружено 8 тыс. 791. Самое интересное в этой теме состоит в том, что мы, направляя жалобы, отслеживали дальнейшую судьбу этих публикаций, смотрели на реакцию социальных сетей, мессенджеров и формировали соответствующие отчеты. Так вот, если говорить о фейках о коронавирусе, то около 11% из них было удалено или заблокировано социальными сетями, а если говорить о голосовании, всего лишь 2% было удалено или заблокировано соцсетями. Это говорит о том, что фейк, видимо, фейку — рознь! Видимо, существуют какие-то свои критерии модерации, свои причины, по которым они считают, что тот или иной фейковый контент более опасен. Безусловно, фейки о голосовании имели колоссальное количество просмотров (это миллионы просмотров), и понятно, что социальные сети, мессенджеры, видеохостинги не хотели терять прибыль, и эти темы в трендах. Здесь мы видим, что это не только политические, но и экономические мотивы».

Вообще, по словам Екатерины Мизулиной, с 2012 года объем деструктивной информации в сети существенно увеличился:

«Сейчас до 45% подростков России находится под влиянием деструктивной информации в сети. Мы видим, что около 39 млн аккаунтов граждан России в социальных сетях находятся под влиянием такого рода негативного контента, из них 7 млн – это дети».


В связи с этим Мизулина считает, что у государства должны появиться механизмы регулирования деятельности социальных сетей:

«Что мы предлагаем в связи с этим делать? Мы считаем, что необходимо вводить дополнительные обязанности для социальных сетей по предотвращению распространения деструктивного контента. Они должны сами мониторить такого рода информацию, они должны оперативно реагировать на жалобы пользователей на распространение того или иного запрещенного контента. Если они этого делать не будут, то они должны получать штрафы, и эти штрафы должны быть очень серьезными для них. Кроме того, мы считаем, что социальные сети, мессенджеры и т. п. должны быть официально зарегистрированы на территории РФ, иметь здесь юрлица, платить налоги, полностью сообщать информацию о том, какие доходы они получают от продажи рекламы и продвижения. Мы считаем, что социальные сети, мессенджеры и т. п. должны открыть всему миру свои правила модерации того или иного контента».

С ее мнением полностью согласился и первый заместитель председателя Комиссии ОП РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Александр Малькевич:

«Сегодня западные интернет-площадки превратились в оружие идеологической войны против нашей страны, подобные факты мы фиксируем. Очевидно, что нашей стране необходимо учитывать существующий глобальный тренд на совершенство законодательства в области регулируемости интернет-ресурсов, прежде всего, для защиты граждан от деструктивной информации, для создания нейтральной онлайн-среды, безопасной коммуникации пользователей».

При этом Александр Малькевич сослался на уже имеющийся опыт других стран по борьбе с распространением деструктивного контента в соцсетях:

«Вижу два пути – мягкий и жесткий. Жесткий – это путь Германии, который действует с 1 января 2018 года. У тебя есть 24 часа, чтобы удалить экстремистский, запрещенный контент, в том числе контент, который подрывает или способен подорвать демократические устои общества. Чуть помягче закон во Франции. В России, насколько я понимаю, сейчас рассматриваются наиболее мягкие формы, то есть законодательно необходимо определить рамки для саморегулирования социальных сетей».

По мнению директора Центра интернет-технологий «РОЦИТ» Сергея Гребенникова, уже имеющихся механизмов саморегулирования онлайн-площадок недостаточно для пресечения распространения недостоверной информации:

«Несмотря на то, что социальные сети и мессенджеры принимают меры по пресечению распространения фейковых новостей, эти меры всё еще недостаточны. Недостоверная информация набирает миллионы просмотров прежде, чем блокируется или удаляется. В этой связи, кроме введения дополнительных мер государственного регулирования, важно также повышать уровень цифровой грамотности населения, чтобы пользователи могли не только распознать деструктивную и недостоверную информацию в социальных сетях и мессенджерах, но и знали, куда можно пожаловаться, чтобы ограничить к ней доступ и препятствовать ее распространению».

Вместе с тем Сергей Гребенников подчеркнул, что законопроект не должен ограничивать право пользователей на доступ к информации:

«96% молодежи пользуются соцсетями, законопроект не должен быть преградой для пользователей, а должен выступать в качестве гаранта комфортной и безопасной интернет-среды. (…) Кроме того, не следует забывать, что когда мы говорим о любом регулировании интернета в России, мы в первую очередь говорим о том, что вследствие этого, скорее всего, часть сервисов подорожают. Мы с этим столкнулись, когда принимали закон о налоге на Гугл, и все сервисы подорожали сначала на 18%, а потом – на 20%, и, конечно, всё это очень сильно ударило по пользователю».

Сергей ИШКОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x