Лев Московкин. Стратегический визит: три вопроса Ангелы Меркель Владимиру Путину

На площадке МИА «Россия сегодня» состоялась пресс-конференция, которая прозвучала буквально как глоток свежего воздуха в спертом от напрессованного вранья выхлопе глобального мира.

Участники — замдиректора Института Европы РАН Владислав Белов и известный германский политолог Александр Рар — сами выглядели ошарашенными тотальной глупостью в мире.
— Только глупец может отказываться от сотрудничества ОДКБ и НАТО, – с раздражением заявил Рар.

Вот только непонятно, где он нашел хотя бы искру здравого смысла в пользу столь немыслимого мезальянса из враждующих носителей противоположных целей.

Речь в данном случае идет о катастрофе в Афганистане, которая взломала повестку предстоящей встречи Меркель и Путина. Собственно, именно эта встреча стала поводом обсуждения Белова и Рара. Никто из экспертов не знал, что так будут развиваться события, и сам этот факт порождает сомнения в их компетентности.

С другой стороны, Рара радует, что германская сторона на первый план выдвинула тему Афганистана. Это действительно актуально, и без России стабилизировать регион невозможно.
Меркель прибывает в Москву 20 августа с прощальным визитом — в последний раз в роли канцлера. Три года назад она заявила, что в октябре 2021 года уйдет в отставку. И обещала мужу, ученому-химику, что будет помогать ему. Возможно, поедет читать лекции в США.

Что ж, не худо было бы взяться за ремонт престижа германской науки. До конца позапрошлого века языком науки был немецкий, а сейчас уже мало кто об этом помнит.
Впрочем, это все лирика. Сегодня на повестке — вопросы войны и выживаемости мира.

Меркель — уникальный человек, и еще более она уникальна как политик. Белов совершенно справедливо утверждал, что за три года она не стала «хромой уткой». По словам Рара, Меркель делает все возможное для спасения Минских соглашений и параллельно создает мостик для своего преемника, которым она видит председателя ХДС Армина Лашета.

Предвыборная конкуренция идет скучно между тремя фигурами, которые вместе больше похожи на «хромую утку», чем одна Меркель – Олаф Шольц, Армин Лашет и Анналена Бербак.
Из пояснений Рара я понял, что основная новация выхолащивания выборов, которая в России настолько малозаметна, что пока не привлекает внимания, в Германии стала доминирующей. До хамского формата дебатов Байдена с Трампом пока не дошло, но где-то на подходе, на уровне войны плакатов.

Казалось бы, Меркель может воспользоваться ситуацией и на пике своей популярности повторить в Германии судьбу Шарля де Голля, когда Франция попросила его остаться.

Меркель избрала другой путь. У нее нет тех степеней маневра, которые были у ее предшественников — Гельмута Коля и Герхарда Шредера. Мир изменился, сейчас при встрече любых двух людей незримо присутствует третий. Его интересы священны, потому что он очень опасен. Меркель данный факт не обсуждает, а просто исходит из него во всей своей политике. Ее задача — поддерживать диалог с Россией в лице Путина, как с единственным источником мировой стабильности, и по ходу пьесы умиротворять зверя мировой нестабильности критикой Путина по теме прав человека в либеральной повестке.

Соглашение США и Германии обязывает ЕС вводить санкции против России в случае любых агрессивных действий России против Украины. Белов подчеркнул, что это понятие настолько широкое, что даже плюнуть в форточку — тоже будет агрессивное действие.

На самом деле и плевать не надо, агрессию России придумают. Тема стала дежурной в США, оттуда распространилась на Украину и даже Германию.

Меркель лично в таком соглашении не участвовала. Но именно ей выпала миссия спасать транзит российского газа через ветхую ГТС Украины.

Украинский транзит в экономическом плане не нужен никому, включая Киев. Надо модернизировать ГТС, а денег на это нет. А чтобы получать деньги ни за что, достаточно наполнить Крымский канал. Давать воду Крыму Украина не будет, скорее сама засохнет.

Тут уже я должен подчеркнуть, что глобальная политика от действий на пользу себе свелась в формат вреда другим, не только России.

Рар подчеркнул, что после шестнадцати лет сотрудничества с Путиным Меркель не хочет войти в историю как канцлер, который потерял Россию.

По словам Рара, вопросы миграции из Афганистана могут стать самыми страшными и волнующими во время избирательной кампании в Германии. Обойтись без России тоже будет невозможно. Поэтому Рар полагает, что разговор Меркель и Путина будет стратегическим.

Второй важный пункт встречи Меркель и Путина — это Украина. Меркель не хочет завершить свое канцлерство тем, что ей придется признать: Минские соглашения не работают и вообще не работали.

Она, конечно, будет и в Киеве, и в Москве нажимать на то, чтобы хотя бы формула Штайнмайера реализовалась, чтобы Минские соглашения все-таки начали опять действовать. Она не хочет войти в историю как посредник, который провалил это.

Третий важный пункт — Петербургский диалог. Об этом мало говорят, но это важная площадка общения Меркель с Россией. Немцы заблокировали Петербургский диалог из-за того, что Россия исключила две правозащитные организации зеленого толка, которые входят в руководство диалога, но его надо спасать, и это должны сделать Путин и Меркель вместе. Рар надеется, что какой-то компромисс найдется.

Рар утверждал, что Меркель в 2008 году остановила расширение НАТО на Украину и Грузию. Она была главным посредником, когда Саакашвили напал на Южную Осетию. Она же придумала Минский формат.

Белов напомнил, что Макрон приписал инициативу Минских соглашений себе.

Согласно Википедии, формула Штайнмайера – механизм поэтапной реализации ряда положений второго Минского соглашения, касающихся предоставления отдельным районам Донецкой и Луганской областей Украины особого порядка местного самоуправления и проведения на этих территориях местных выборов. Была предложена министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером в октябре 2015 года на Парижском саммите Нормандской четверки и подтверждена в Берлине 19 октября 2016 года. 1 октября 2019 года контактная группа по Донбассу на переговорах в Минске утвердила единую редакцию Формулы Штайнмайера, что вызвало массовые протесты на Украине.

Тут я должен добавить, что Олег Царев, которого Москва прочила на роль президента Новороссии, утверждал, что Киев по собственной инициативе de facto отказался от Донбасса. Еще до переворота 2014 года было известно, что там не будут проводиться выборы депутатов Верховной Рады и Киев снимает с себя социальное обеспечение региона.

В свете реальных событий формула Штайнмайера выглядит наивной фантастикой. Да и сами Минские соглашения оказались не более чем политической игрой. Выполнять их Киев и не может, и не хочет. Отторгнутому Донбассу нужно не восстановление в составе Украины, а признание России. Оно было обещано в Послании Путина и не состоялось под угрозой резкой эскалации войны на Украине.

Естественно, всю вину за неисполнение Минских соглашений спихнули на Россию, которая не является их стороной. Соответственно, выполнить или не выполнить не может.

Украина теперь в лице Зеленского ведет себя по-хамски не только по отношению к России, но и к Германии. Рар почему-то считает, что для сохранения транзита газа Украина должна понравиться России, и все будет в шоколаде.

Только из одного этого следует, что человек рассуждает о том, в чем не разбирается. Меркель, очевидно, не столь наивна и больше осведомлена.

С Афганистаном вопрос еще сложнее, чем с Украиной. Возможно, Меркель надеется получить у Путина не только и не столько какие-то гарантии, сколько информацию о ситуации в регионе и планах США. Доставить пять миллионов беженцев в Европу непросто, но если решение принято, оно будет исполнено. И тогда на волне хаоса к власти в Германии придут зеленые, как и было задумано. От политики Меркель ничего не останется.

На снимке: президент России Владимир Путин и Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель по завершении совместной пресс-конференции в Сочи 18 мая 2018 года.

Фото с официального сайта президента России

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x