25 Сентября 2021г., Суббота
  • $ 73.0
  • 85.7
Главная» Культура» Театр на Покровке продолжает традиции Сергея Арцибашева

Театр на Покровке продолжает традиции Сергея Арцибашева

Елена Булова/ автор статьи

В преддверии тридцатилетия Театра на Покровке и семидесятилетия со дня рождения его основателя, народного артиста России Сергея Арцибашева, наш театральный обозреватель беседует с директором театра Ольгой Пепеляевой, которая стояла у истоков основания этого замечательного и самобытного, не похожего ни на один столичный, коллектива.

— Ольга Юрьевна, грядут юбилей «Покровки» и юбилей Сергея Арцибашева. Вы в театре работаете с момента основания. Как познакомились с Сергеем Николаевичем? Каким он вам показался при встрече?

— Мы познакомились при достаточно странных обстоятельствах. Это был первый сезон театра. Сергею Николаевичу не очень понравилось, как ведется финансовая составляющая. И он через наших общих знакомых попросил меня сделать ревизию, поскольку я имею высшее экономическое образование. На тот момент я уже имела достаточный опыт работы. И после проведенной ревизии он предложил мне остаться в театре и работать с ним. Я, недолго думая, согласилась. Арцибашев изначально показался мне очень интересным человеком: с одной стороны – требовательным, с другой – очень внимательным. 23 года рука об руку мы работали вместе.

— Вы видели все его спектакли. Какой из них самый любимый и почему?

— Наверное, все-таки, «Женитьба». Хотя у него все постановки были хороши. Но больше всего мне нравились репетиции, которые он проводил. Это все проходило в нашем втором здании на улице Ольховской. Когда Арцибашев начинал разбор пьесы, то первые две-три репетиции проигрывал сам. Это был театр одного актера, и это было уникальное зрелище. Мне в такие моменты сложно было работать, я находилась внутренне на этих репетициях, хотя сидела в соседнем от репзала кабинете, а он работал в зале с артистами. Но все двери были распахнуты, и происходящее меня завораживало: ну как один человек может проиграть все роли, не повторяясь ни разу?

— «Женитьба» — спектакль, к которому декорации делал Олег Шейнцис, знаменитый художник «Ленкома», автор декораций к «Юноне» и «Авось», «Поминальной молитве», «Чайке»…

— Совершенно верно. Наш первый спектакль «Женитьба» мы сыграли во Франции на фестивале, и уже по возвращении в Москву сыграли премьеру в столице.

— Олег Аронович Шейнцис рассказывал, что в Москве не мог сработаться практически ни с кем из режиссеров, кроме Марка Захарова. Шейнцис был одесситом, рос в городе, где каждая кумушка отлавливала мальчишку, подтягивала ему чулочки и давала ценные указания, как жить дальше. У него во дворе даже была кликуха «А вот и нет». Но, видимо, с Сергеем Арцибашевым они все-таки неплохо сработались, раз возник такой роскошный спектакль?

— Да, они очень понимали друг друга. Но выпускать спектакль было, кстати, не слишком легко: «Женитьба» ведь сначала игралась среди настоящих деревьев и цветов. Да-да, у нас были живые фикусы, живые пальмы, живые монстеры. Все это придумал сам Шейнцис. Растения эти, к сожалению, просуществовали на сцене только года полтора.

Их надо было содержать в особых условиях, при определенной температуре, нельзя было переносить. А наш театр постоянно гастролировал, «Женитьба» игралась достаточно часто, растения не выдерживали кочевой жизни. И через полтора года, естественно, с благословения Олега Ароновича, мы заменили живые цветы искусственными. А живые еще долго существовали в театре, украшая интерьер. До тех пор, пока мы не встали на капитальный ремонт.

— С кем из больших артистов работал Арцибашев на вашей памяти?

— Сергей Николаевич очень любил свою труппу, и приглашенные артисты были только в спектакле «Женитьба» — это Игорь Костолевский, Михаил Филиппов, Инна Ульянова и Рамзес Джабраилов. А свою труппу Арцибашев любил, потому что артистов собирал лично, придирчиво, и «по крупицам». Создавая тот уникальный коллектив, который и обосновался в итоге в Театре на Покровке.

— Действительно, уникальный: все такие разные, такие яркие и чрезвычайно талантливые.

— Часть актеров он пригласил из Театра Комедии, где раньше работал, часть коллектива была приглашена с Урала. Последних он пестовал, воспитывал, и любил повторять: «Работа столичного актера отличается от работы актера периферийного». Он это различие видел, и иногда репетиции проходили очень долго, жестко, а когда я спрашивала о причине, он неизменно отвечал: «Я делаю из них столичных артистов, они должны соответствовать». И вот они уже тридцать лет соответствуют. Вера Васильевна Молчанова и Валерий Валентинович Ненашев, например, вообще работают с момента основания театра.

— У маленького театра есть свои плюсы перед большими залами? Какие?

— Зритель находится от актеров на незначительном расстоянии. Те эмоции, которые он получает, намного ярче, чем в театре с огромной сценой. Обмен энергетический между актером и зрителем начинается сразу и происходит постоянно. Да, в таком режиме тяжело работать артистам, потому что любая фальшь видна невооруженным глазом. Но зритель испытывает совершенно фантастические эмоции. Когда Сергей Николаевич ушел в Театр им. Маяковского на время, и тоже выпустил там «Женитьбу», зрители оттуда приходили к нам и с удивлением замечали, что наш спектакль ярче. Не потому, что был сделан раньше, а потому что здесь совсем другое расстояние до сцены, и у них складывалось ощущение непосредственного участия в спектакле.

Арцибашев на это прицельно работал. Когда ставил «Три сестры», например, у нас зрители танцевали на сцене вместе с актерами и сидели за столом на именинах у Ирины. В «Женитьбе» зрители подпевали артистам, это разрешено, это приветствуется: пожалуйста, пойте! И это огромный плюс маленького театра.

— Эта традиция сегодня вами бережно сохраняется. Я видела спектакли, которые начинались практически от входной двери в театр…

— Действительно, в спектакле «Горе от ума», например, действие начиналось в фойе. Выходили артисты, водили хороводы, праздновали Масленицу и приглашали зрителей в зал. В «Моем бедном Марате» зритель заходит в зал, где уже говорит радио, постепенно погружая нас в особую атмосферу блокадного военного Ленинграда.

— Насколько вам, директору, было сложно сохранить театр в то время, когда Арцибашев уходил ставить в Маяковку?

— Не так уж и сложно. Арцибашев на самом деле в тот период разрывался между двумя театрами, постоянно приезжал на Покровку, смотрел спектакли, ставил, работая художественным руководителем двух театров. Но есть такое чувство как ревность. И вот здесь была проблема. Побороть такое чувство у актеров – самое сложное. Мы ведь просуществовали вместе долгое время, и артистам казалось, что Сергей Арцибашев принадлежал только им, а тут его приходилось делить.

— Ольга Юрьевна, вы собираетесь ставить памятник на Ваганьковском кладбище, где похоронен Сергей Николаевич Арцибашев. Как возникла идея внешнего вида монумента?

— Отталкивались от любимого спектакля Арцибашева – «Гамлет». Есть фотография из этого спектакля, очень точно отражающая то, как сам Арцибашев существовал в этом мире: он сидит в кресле и читает книгу. Это фрагмент спектакля «Гамлет». Нам очень понравилась эта идея и мы решили ее воплотить в камне. Причем камень искали неровный, отражающий суть Сергея Арцибашева. Все это пришло само собой, и всем эта идея понравилась.

— Каким будет юбилейный сезон?

— Насыщенным, как обычно. До конца этого года мы должны закончить постановку трилогии «Братья Карамазовы»: получили грант на выпуск спектакля. Идут напряженные репетиции. Предполагаемая премьера — 12 ноября. История интересна еще и тем, что в 2015 году, в год своего ухода, Арцибашев планировал ставить «Братьев Карамазовых», и даже были готовы эскизы костюмов. Но не случилось. Не случилось у него, но это свершится в его театре. «Братья Карамазовы» будут в репертуаре Театра на Покровке. Ставит спектакль Геннадий Шапошников, который очень близок Арцибашеву в подходе к русской классике, который в 2003 году выпустил у нас «Чайку».

При этом в конце прошлого сезона сбылась еще одна мечта Сергея Николаевича. В свое время он мечтал поставить и даже приступал к работе над «Провинциальными анекдотами» Вампилова. Эту задумку осуществил его сын – режиссер Александр Вельмакин. То, что планировал Сергей Николаевич, сбывается и потихоньку выходит на сцену его театра. Мы пытаемся сохранить не только букву, но и дух Театра на Покровке, который был и есть – с замечательными постановками, замечательной труппой, с классическим репертуаром. У нас нет новомодных введений, мы играем классику, и при этом зал всегда полон.

Беседу вела Елена Булова.

Елена Булова/ автор статьи

Выбор редакции

...
Петр Бирюков: Площадку для воркаута «Русский ниндзя» обустроят в «Парке Яуза»
Современная площадка для занятий спортом появится в создаваемом в пойме...
Смотреть далее
Московская правда