Александр Городницкий: Авторская песня ушла из литературы и пришла на эстраду, а это уже не очень интересно. Хотя потребность в авторской песне осталась

8 октября в киноклубе «Эльдар» состоится большой творческий вечер заслуженного деятеля искусств Российской Федерации, заслуженного деятеля науки Российской Федерации, одного из основоположников российской авторской песни, поэта и барда Александра Городницкого. В программе вечера — презентация его нового совместного с Натальей Касперович фильма «Струна и слово», посвященного истории авторской песни, после чего состоится обсуждение фильма со зрителями, а во второй части вечера Александр Моисеевич почитает свои стихи и представит новые поэтические книги. Накануне события мы побеседовали с Александром Городницким.

— Александр Моисеевич, мы привыкли с вами регулярно встречаться на сцене клуба «Гнездо Глухаря». Почему вы сменили адрес?

— Я не менял адрес. В «Гнезде Глухаря» наши встречи продолжатся, в частности, 4 и 5 октября. Что касается клуба «Эльдар», то это одно из немногих мест, где проходят поэтические вечера, наподобие тех, которые в свое время проводились в Политехническом институте и где собиралась вся Москва. «Эльдар» пытается возродить эту добрую традицию, приглашая на свою сцену поэтов, писателей, людей, связанных с кино. По-моему, это очень интересное направление деятельности.

— Насколько я понимаю, ваша новая кинотрилогия «Струна и слово» состоит из трех полнометражных фильмов, объединенных в единый цикл. Расскажите подробнее, что мы увидим 8 октября?

— Наша трилогия действительно имеет три части. Это фильм, посвященный истории авторской песни в мире, и в основном, конечно, в России. Первую часть — «Дорога к песне», полуторачасовую, зрители увидят 8 октября. В этой части я рассказываю о своей дороге к песне. Вспоминаю песни, звучавшие за мою долгую жизнь, начиная с блокадного ленинградского детства. Это русские народные песни, которые пели мои няньки перед войной. Это песни периода войны и периода школьных лет. Очень много уделено внимания нашим студенческим песням. В фильме, кстати, есть очень смешная анимация на студенческие песни, которые мы тогда пели. Далее были экспедиции на Крайний Север (я там провел 17 лет), экспедиции в Мировом океане (я плавал на судах 40 лет). Есть и песни зэков… Короче, все то, из чего складывалась моя потребность петь песни и потом их писать. Это песни моей жизни.

— Забегая вперед, спрошу, о чем тогда вторая и третья части трилогии, которые «Эльдар» намерен также показать до конца этого сезона?

— Вторая часть «Сначала было слово», историческая часть нашей трилогии, начинается с мифического царя Давида и древнегреческого барда Терпандра. Дальше идет русская история от Бояна, который «возлагал персты на струны», и скоморохов. Потом XVIII и XIX века. Главная часть второго фильма — Александр Пушкин. В дневнике у Анны Петровны Керн записана такая фраза: «Вчера с Пушкиным прогуливалась в окрестностях Тригорского, и он напевал мне свои стихи на собственные мелодии своим звучным и сильным голосом». Я все пытался отыскать эти мелодии. И так как мы их найти не смогли, я взял на себя смелость и придумал свои. Мы и здесь сделали анимацию: Пушкин сидит в карете и поет, Пушкин сидит с гитарой. Очень интересные и яркие вещи получились. Потом, конечно, в этом списке идет Дельвиг, как автор русских народных песен, друг Пушкина. Его песни пошли в народ. Потом Рылеев, автор песни «Нелюдимо наше море». И так далее.

— Перебью вас. За кадром звучит ваш голос?

— Да, повествование идет от моего лица. Кстати, в фильме есть большое количество документальных кадров, это картина содержит огромный хроникальный материал. Но вернемся к сюжету: следом идет ХХ век — Есенин, Вертинский. Потом уже советские времена, Отечественная война — Марк Бернес, Клавдия Шульженко. Я считаю, что Марк Бернес с его песней «Темная ночь» — один из родоначальников авторской песни, потому что главную интонацию — задушевную, щемящую — я услышал еще задолго до Окуджавы, как раз в песне «Темная ночь».

— Ну а третья часть трилогии о чем?

— Третья часть посвящена классикам авторской песни – это Булат Окуджава, Александр Галич, Владимир Высоцкий, Юрий Визбор, Новелла Матвеева. В этой части есть то, что ранее не освещалось,  – это авторская песня в моем родном Ленинграде, где задолго до появления в столице появилась авторская песня среди поэтов.

Это прежде всего Глеб Горбовский, написавший гениальную песню «Когда качаются фонарики ночные», ставшую с тех пор народной, поэт Виктор Соснора, которого я тоже упоминаю, и замечательная поэтесса Нонна Слепакова, автор многих прекрасных песен.

В конце третьей серии идет обсуждение нынешней судьбы авторской песни, ее нынешнего кризиса и перспектив на будущее.

— Какие же причины кризиса?

— Несколько причин, я считаю. Одна из них то, что изменилось общество. Сейчас уже не поэзия, песни не собирают стадионы, как это было раньше, при Евтушенко, в 60-е годы. Сказываются рознь социальная, национальная, образовавшиеся после распада Советского Союза.

Вторая причина в том, что раньше авторская песня – это была прежде всего поэзия.

Само определение «Авторская песня», кстати, некорректное. Что значит «авторская»? У каждой песни есть автор, поскольку без этого песен не бывает. Речь идет о том, что один и тот же человек, видимо, является автором и стихов, и мелодии и часто сам же эти песни исполняет, как правило, под гитару. Гитару, которая получила хождение уже не как символ мещанства, как нас учили в советском прошлом, а, напротив, как самый демократический инструмент.

Все барды первого поколения – основоположники авторской песни, и Высоцкий, и Визбор, и Окуджава, и Матвеева, и Галич — все они были замечательные поэты. Они ушли из жизни, и им на смену другая плеяда поэтов не пришла. Вместо этого пришли громкоголосые текстовики. Сегодня то, что называется авторской песней, это все-таки из разряда «и труба пониже, и дым пожиже». Таким образом авторская песня ушла из литературы и пришла на эстраду, она живет по законам эстрады. А это уже не очень интересно. Хотя потребность в авторской песне осталась, об этом говорят многотысячные фестивали, которые, несмотря на ковид, продолжаются в нашей стране, за рубежом, где есть русскоязычные люди.

А в-третьих, авторская песня была очень острой с точки зрения социально-протестной. Достаточно вспомнить Александра Галича и моего друга Юлия Кима. Сейчас песня потеряла что-то важное. Что, у нас в России нет проблем? Не о чем писать?

Кончается фильм все-таки надеждой на то, что авторская песня неубиенна. Потому что она – отражение души, тем более в России, где к песне всегда было отношение сакральное. А человек без души жить не может.

— Два слова о хронике, которую вы использовали.

— В фильме есть уникальные кадры, есть фрагменты военные, лагерные. Есть кадры из кино «Чапаев», где герои поют песню Рылеева про Ермака, когда я рассказываю про Рылеева. Это же кино — оно должно быть динамично, чтобы фильм не превращался в монотонный рассказ. Там много песен – моих и чужих. Многие из них звучат на экране впервые.

Наш фильм — рассказ об эпохе через песню. Это огромный пласт культурной истории России.

Беседу вела Елена Булова.