Влад Фурман: Есть четкая концепция в искусстве – зло должно быть наказано

Российский режиссер театра и кино Влад Фурман известен кинозрителю по таким популярным сериалам, как «Бандитский Петербург», «Улицы разбитых фонарей», «Агент национальной безопасности». Но совсем недавно режиссер снял полнометражный художественный фильм под названием «Родитель». Это криминальная драма о родителях, которым приходится бороться с героиновой зависимостью своих детей. Картина повествует о том, с какими трудностями сталкиваются главные герои и какие непростые решения принимают в сложной ситуации. Не все готовы идти до конца. Но и не все готовы смириться с тем, что зло победить невозможно.

По мнению многих зрителей, это один из лучших современных фильмов, который оставляет в душе глубокий след. В картине снялись известные актеры: Михаил Пореченков, Мария Миронова, Мария Шукшина, Влад Фурман, Неля Попова.

Премьера фильма состоялась на фестивале «Амурская осень», на котором оператору Кириллу Мошковичу был посмертно присужден приз «За лучшую операторскую работу».

Режиссер Влад Фурман рассказал, как работалось над картиной.

– Влад, насколько я знаю, это ваша вторая полнометражная картина?

– Да, вторая. В основном я театральный режиссер, но у меня больше двадцати телевизионных проектов. Первую картину «Гупёшка», которая громко прозвучала, мы также сделали с Кириллом Мошковичем. И я очень рад, что отметили операторскую работу Кирилла. Это мой близкий друг, мы прошли с ним большой путь. Эту картину он снимал, уже будучи больным, совершенно не показывая вида. Это настоящий оператор, для которого не существовало слова «невозможно».

– А как вообще к вам пришла идея снять такой драматический, такой сложный фильм?

– Материал, который использовался в картине, совершенно реальный, события не выдуманы, они взяты из жизни. Естественно, в художественном произведении присутствует вымысел, но всё что происходит в первой части картины, случилось с моими близкими людьми в конце девяностых годов.

– Вы сами как человек сочувствуете людям с героиновой зависимостью?

– Сочувствие к их беде есть, но это очень сложная вещь. Моя задача не осуждать наркоманов, а показать трагедию и страдание родителей, которым приходится жить рядом с ними. Показать отчаянные попытки помочь своим детям. Если вы помните, в фильме неким лейтмотивом проходит сказка о мальчике Нильсе с волшебной дудочкой. Сказка повествует о том, как за его дудочкой из города уходит гигантское полчище крыс. Подобное полчище «крыс – дилеров», торгующих в городе наркотиками, хорошо бы тоже вывести такой «дудочкой». Но сделать это очень непросто, торговцы наркотиками скрываются, маскируются под обычных людей. Схватка с ними смертельно опасна.

В Питере своими глазами видел, как интеллигентного вида люди продавали наркотики подросткам. К этим барыгам подбегали дети, уже подсевшие на наркотики, и они вместе уходили за дозой. Даже если бы приехала полиция, арестовала продавцов и наркоманов, то на следующий день на этом же месте опять появилось бы целое «полчище». Это были девяностые годы…

– В фильме показано, как становятся наркоманами и чем заканчивается наркозависимость. Видно, что вы до мельчайших деталей всё изучили, прежде чем браться за эту тему.

– Мы побывали в разных центрах сбора наркоманов и продавцов. И кстати, снимали многие эпизоды в десяти метрах от тех мест, где всё происходило на самом деле. Но если историй с наркоманами было снято достаточно много, то историй, как реагируют родители, узнавшие о беде ребенка, на мой взгляд, недостаточно. Если разобраться, то по сути у нас у всех еще «совкое» воспитание, и для большинства родителей роковое открытие, что их ребенок плотно сидит на героине, – шок! Для многих наркотики и торговля наркотическими средствами что-то из разряда «где-то там, очень далекого и к нам не относящегося». Российские родители не могут до последнего поверить в то, что их ребенок наркоман, даже если случайно находят шприц, даже если видят обколотые руки, всё равно не верят, всё равно в голове не укладывается.

Режиссер Влад Фурман и актриса Неля Попова

Мы пытались построить историю на том, что родители как раз были простыми и наивными людьми, они впервые столкнулись с этой бедой. Это никакие не супермены, не герои. Обычно в мейнстримовском кино главный герой начинает бить боксерскую грушу, учиться стрелять, а потом идет всем мстить. Но, к сожалению, в реальной жизни всё не так, люди испытывают растерянность, опустошенность, панику.

– Но в фильме есть один показательный эпизод, когда главный герой взял гаечный ключ и пошел бить главного наркодилера. Согласитесь, это ведь отважный поступок.

– Да, поступок отважный. Но он пошел и увидел, что силы неравны, испугался и вернулся в машину. В машине сидел и плакал от отчаяния, потому что не умеет бить людей, не умеет причинять боль.

Это интеллигентные, совершенно не агрессивные по натуре люди, которые никогда не дрались и в страшном сне не могли себе представить, что кого-то убьют.

Но по сюжету фильма мы видим, как герои шаг за шагом втягивались во всю эту грязь, зверели и постепенно с ними происходила деградация. Они внутренне опустились, в душе начала преобладать ярость и жестокость. Герои сами понимают, что не выживут.

– Вам не приходила мысль дать некоторым героям шанс выжить?

– У меня была многосерийная картина «Мамочка, я киллера люблю», в которой главный герой погибает. После этой картины пошли первые письма от зрителей. В письмах зритель спрашивал: «Зачем вы убили главного героя? Как же так? Требуем продолжения! Пусть он воскреснет!» Ну как мне объяснить людям, что этот человек – киллер. И пусть он даже вызывает симпатию у зрителей, но он всё равно убивает людей по заказу.

У французского режиссера Жана-Пьера Мельвиля есть прекрасный фильм «Самурай». Главную роль играет всеми любимый Ален Делон. Мы сочувствуем и сопереживаем красивому герою. Он очень хороший, он убивает плохих людей, но как ни крути – он убийца. К счастью, в старом французском кино всё было нормально с нравственностью. А вот во многих современных продюсерских картинах французских, американских, российских – убийцам дают шанс, для того чтобы снять продолжение. Так постепенно подменяются понятия добра и зла….

Есть четкая концепция в искусстве – зло должно быть наказано. В жизни, к сожалению, не всегда так, но есть надежда, что искусство проецирует в жизнь эту идею.

– Мне как зрителю, который сочувствует родителям, хочется задать вопрос: «За что им послано такое наказание?» И актриса Мария Шукшина, которая сыграла мать наркомана, тоже спрашивает сама себя: «За что нам это всё?» Вы хотели показать в своей картине, как дети платят за грехи отцов?

– Вовсе нет, я не могу сказать, что это наказание за что-то. Мы думаем, что это послано за какие-то грехи, а ответа нет… Значит, надо рассматривать буддийскую философию и там искать ответы в каком-то кармическом воздаянии. Но увы, справедливости нет в этом мире, наивно полагать, что она придет. Одно от нас зависит – если ты живешь по совести, стараешься быть справедливым и не преступать какие-то вещи, то своими деяниями у людей порядочных создается вокруг поле людей-единомышленников. Это поле во многом может защитить от трагедий.

Если вы помните, по сюжету сын главного героя стал от наркотиков инвалидом. И наш персонаж винит в случившемся только себя. Он говорит сам себе: «Что-то я не досмотрел, что-то не понял про своего ребенка. И только моя вина в том, что я его упустил». И мне кажется, чтобы потом не винить себя, сейчас нельзя упускать своих детей.

– Совершенно неожиданную роль сыграла Мария Миронова. Она играет очень милую и приятную злодейку, и играет очень интересно. Как вам с ней работалось? Она не отказывалась от роли главной наркобаронессы?

– Наоборот, Марии понравилось играть эту сложную женщину, начитанную, не примитивную, декламирующую стихи Анны Ахматовой. Она старается не думать о том, что своим бизнесом несет людям смерть, но по сути она разрушенная женщина. Путь этой героини – путь в никуда. Мария очень ярко это показала.

– А как работалось с Михаилом Пореченковым? Многие режиссеры говорят, что он очень требовательный на площадке.

– Вы знаете, у нас всё-таки одна школа, мы учились у Вениамина Михайловича Фильштинского. Это талантливый педагог, выпустивший не один блестящий курс. С Мишей мы познакомились еще до «Агента», озвучивали роли в девяностые годы, а потом, когда встретились на «Агенте», как-то сразу сошлись. Нас объединила природа юмора нашей мастерской, так и пошло. Мы дружим до сих пор, у нас добрые отношения и споров нет. Наоборот, я ему очень признателен, что он согласился сниматься и привнес в образ героя очень много неожиданного. Зритель привык видеть в нем непобедимого супермена, а тут он сыграл совершенно растерянного работягу. Эта роль совершенно непохожа на его остальные роли.

– Вы довольны итогом?

– Фильм получился очень объемным, и, к сожалению, пришлось многое сокращать. Сейчас есть мысль продолжить сюжет в виде сериала. Но это уже решать зрителю – насколько для него эта история актуальна.

Анжела Якубовская.