Алла Сурикова: Профессия режиссера комедийного кино – штучная, элитарная

6 ноября Народная артистка России, кинорежиссер  Алла Сурикова празднует свой день рождения.  Наша редакция присоединяется ко всем теплым словам, звучащим в  этот день в адрес Аллы Ильиничны и желает ей здоровья и новых творческих побед.

— Алла Ильинична, сорок пять лет, начиная со съемок картины «Предположим, ты капитан…», вы верны комедии. Мы пересматриваем с удовольствием «Суету сует», «Искренне ваш», «Человек с бульвара Капуцинов», «Будьте моим мужем», «Ищите женщину». В девяностые, когда  страна трещала по швам, вы умудрились снять «Две стрелы», «Московские каникулы», «Чокнутые», «Хочу в тюрьму», «Дети понедельника». В новом  столетии  порадовали зрителей  комедиями «О любви в любую погоду», «Только раз», «Идеальная пара», «Полный вперед!»  Как изменялся на ваших глазах ваш любимый жанр? И над чем страна смеется сегодня?

— Мы по-прежнему смеемся над собой. Россию ярче всего определяет именно юмор. Михаил Жванецкий, вечер памяти которого состоялся на проходившем недавно фестивале «Улыбнись, Россия!», констатировал, что «наши беды непереводимы». В том смысле, что остальной мир с трудом понимает, над чем именно мы смеемся, когда смеемся над собой. Мы смеялись над собой и во времена Брежнева, и во времена Андропова, и наша «загадочная русская душа» по-прежнему продолжает сама себе создавать совершенно уникальные проблемы. Так что, видимо, наш юмор так и останется суверенным.

— А ведь заставить зрителя сегодня засмеяться гораздо труднее, чем заплакать?

— Гораздо труднее, тут вы правы. Но так было всегда. Не случайно в советское время пленки на съемку комедии выдавали в несколько раз больше, чем на съемку фильмов других жанров. Комедия  сегодня позволяет себе больше, чем могла позволить раньше. Мы имеем замечательную возможность наблюдать на фестивале «Улыбнись, Россия!» ее новые особенности, детали, то, как и чему зритель пытается улыбаться.  За несколько десятилетий перед нами прошло огромное количество замечательных, профессиональных веселых фильмов. Комедия не трансформировалась, но в ней прибавилось гротеска, фарса, порой даже черного юмора. Я всегда вспоминаю, как американский политик Франклин Рузвельт призывал свой народ во времена великой депрессии: «Смейтесь, черт вас возьми!» Да и Чарли Чаплин утверждал, что жизнь –«не чередование похорон».  Жизнь летит вперед, а мы по-прежнему любим юмор и Бастера Китона, и  Чарли Чаплина. И это повод задуматься.

— До того, как вы пришли в комедию, вы ведь сменили много профессий?

— Да, я иногда говорю, что мой роман с кинематографом – это «любовь со второго взгляда». Потом что  до прихода в режиссуру я успела поработать корреспондентом на телевидении, слесарем-сборщиком на заводе, отчищала декорации от красок в театре. А одно время даже была грузчиком в магазинчике наглядных пособий, рядом с которым «кучковались» бомжи, пытавшиеся умыкнуть у нас глобусы и химикаты. И мы, наперегонки со стареньким директором, гонялись за этими ворами. Безрезультатно, конечно. Но все это время я искала повод посмеяться.

— А что стало толчком для поступления на Высшие режиссерские курсы?

— История, которая случилась на Киностудии Довженко. Некий режиссер снимал фильм о землетрясении в Средней Азии, а я работала на этой картине помощником режиссера. В темном зале на озвучании я тихо сказала звукорежиссеру: «Хорошо снято». И тогда режиссер-постановщик завопил на весь зал: «Да что она там понимает?! Это гениально снято!» (Оператором, кстати, был его сын). Вот  тогда-то я, наверное,  и захотела получить право «понимать». И поехала в Москву.

Я поступила на Высшие режиссерские курсы, где педагогами были Вячеслав Иванов, Кшиштоф Занусси, Герц Франк, Петр Фоменко и другие талантливые люди. Сегодня, сама являясь педагогом, я часто думаю над тем, что человека в нашей профессии научить можно лишь ремеслу. А вот режиссуре, думаю, научить нельзя.  Потому что режиссура — это то, как и что хочешь сказать миру лично ты. Художественным руководителем у меня был Георгий Николаевич Данелия, он помог мне трижды: «пробил» меня на «Мосфильм», помог получить московскую прописку и защитил однажды на худсовете от одного Большого Художника. И теперь, когда у меня есть свои студенты, я всегда вспоминаю большой урок человеческого достоинства и ответственности за чужую судьбу, преподанный мне Мастером. Подставить плечо  в нашем деле не менее важно, чем обучить ремеслу. Что и пытаюсь сегодня делать.

— Алла Ильинична, а ведь  вы начинали в то время, когда комедия в нашем обществе  негласно называлась «низким жанром».  Откуда такое отношение?

— Умение посмеяться над собой – великая вещь, и увы, оно не всем доступно. Я вспоминаю, что в одно время даже существовало выражение, придуманное критикой — «гайдаевщина», что приравнивалось к «слишком грубой эксцентрике». Но жизнь многое расставляет по своим местам. Вы попробуйте так снять, как снимал Гайдай! Это сейчас все додумались, что под Гайдая надо было институты создавать, изучать его творчество прицельно, памятники ему воздвигать. Профессия режиссера комедийного кино – профессия штучная, элитарная.

Елена Булова.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x