Почему безопасность наших детей все еще под угрозой

В Комитете СФ по социальной политике прошло заседание круглого стола на тему «Право детей на безопасность: вызовы современности и эффективные практики».

Мероприятие провела член Комитета СФ по социальной политике Ольга Хохлова. Она сообщила, что в настоящее время на территории страны насчитывается 53,6 тысячи школ и 45,6 тысячи детских садов, в которых обучается свыше 13 миллионов учеников и воспитанников, работает более 1 миллиона учителей и воспитателей. И вопросы их безопасности всегда должны стоять во главе угла.

Новый Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Мария Львова-Белова отметила, что институт Уполномоченного на федеральном и региональном уровне традиционно уделяет большое внимание вопросу безопасности.

В адрес Уполномоченного поступают обращения, связанные как с уже случившимися нарушениями прав детей в этой сфере, так и с переживаниями родителей и просто неравнодушных взрослых относительно тех или иных явлений. Экспертиза региональных Уполномоченных дополняется регулярным мониторингом этой темы, общением с экспертами и ведением конкретных случаев.

Мария Львова-Белова подчеркнула, что нет одной организации, которая могла бы взять на себя полноту ответственности за данное направление.

Эксперты обсудили тему детского буллинга, или травли. Новым вызовом стала травля в интернет-среде. Кибербуллингу ребенок может быть подвержен и в социальных сетях. Мария Львова-Белова считает необходимым активнее развивать методическую базу, работать с самими детьми по развитию их навыков безопасного цифрового поведения, а также начинать апробировать практику интернет-помощи.

Завкафедрой юридической психологии МГППУ Римма Чиркина заявила, что нужна мобильная социальная работа на улице, а не только в интернете. Дети тонут и попадают в аварии, значит, они есть на улице.

В ходе мероприятия обсуждались создание механизмов предупреждения и разрешения конфликтов с участием несовершеннолетних, налаживание межведомственного взаимодействия с целью нахождения способов превентивного влияния на конкретного подростка и его окружение, проблема нехватки специалистов с психологической подготовкой в малокомплектных учреждениях.

Следственный комитет предлагает выработать алгоритм профилактической работы с учащимися, склонными к деструктивному поведению, и проработать основания, которые будут влиять на постановку и снятие детей с профилактического учета.

«Мы предлагаем обучать преподавателей навыкам выявления деструктивного поведения подростков и организовывать целенаправленную работу по формированию здорового психологического климата, вырабатывать и широко внедрять эффективные методики выявления учащихся, испытывающих существенные сложности с социализацией и адаптацией в коллективе», – сказал представитель СК Юрий Свечинов.

По его словам, много лет наблюдался спад преступлений, совершенных подростками. В прошлом году спад остановился. Ребенок ощущает себя изгоем, а стремление к самоутверждению заставляет его относить себя к криминальным личностям. В случаях шутинга школьные стрелки признаются невменяемыми, но родители не обращались по этому вопросу к психиатру. Нужно информировать людей, что такая помощь не зазорна.

Еще до пандемии Виктор Свечинов говорил в СФ о широком распространении в нашей стране тюремной субкультуры АУЕ (признана в России экстремистской организацией). Очень многие россияне живут по понятиям.

Свечинов рекомендовал Совету Федерации выделить деньги на специальных психотерапевтов при каждой поликлинике и в районных больницах для лечения носителей тюремной субкультуры от уголовных наклонностей.

Бывший сенатор Антон Беляков вносил в Думу законопроекты о защите детей по разным направлениям деструктивной деятельности и в частности, о запрете пропаганды криминальной субкультуры в СМИ и интернете. Правительство неизменно направило отрицательные отзывы на инициативы Белякова.

Еще ранее по опыту работы детским омбудсменом Павел Астахов описал, как распространялась на детские дома модель общака и управления преступностью. Администрация учреждения оказывалась под контролем и в фактически в услужении одного авторитета-переростка.

На мероприятии в СФ с участием Львовой-Беловой о распространении субкультуры из тюрем в интернет, переходящей далее в шутинг оффлайн, вообще не упоминали. Также под эмбарго осталась роль в тиражировании вредоносного контента интернет-платформ США – большой пятерки IT-гигантов FAAMG (Facebook, Amazon, Apple, Microsoft и Alphabet, владельца Google).

Собирается новый детский омбудсмен решать проблему или только поговорить, пока непонятно. При этом масштабная атака на семью и детство поражают системностью.

Неутешительный вывод косвенно следует из информации о невостребованности и фактической беспомощности психиатров в России. Об этом сказал Лев Пережогин, руководитель отделения Социальной психиатрии детей и подростков Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского.

Как понять такие случаи, когда в детский сад проник человек с психическим расстройством и зарезал ребенка?

Пережогин терпеливо объяснил, что люди с психическими расстройствами до психиатров не доходят, только если их доставят законным образом. Иначе закон о психиатрической помощи не позволяет. Люди боятся психиатров, и этот страх тиражируется в интернете. Например, что если ребенок с тиком попал к психиатру, он никогда не поступит в институт. Такая информация опасна для общества, но она не блокируется. В ОМС психотерапии нет. Остается только частная медицина. Пережогина раньше часто звали на обсуждение этих проблем, последние десять лет зовут не часто.

Из выступления Пережогина формируется двойственная картина. Некоторые родители абсолютно безответственные, другие заботливы настолько, что боятся отвести ребенка на каток или посадить на велосипед. А вдруг упадет и будет больно? Появились дети, которые вообще не умеют ездить на велосипеде.

То, что раньше казалось совершенным безумием – водить детей за ручку в школу, запрещать играть в мяч на улице, кататься с горки – стало обычным делом. Теперь это маркеры ответственного исполнения родительских обязанностей. А дети не хотят становиться взрослыми. Остаются в своем маленьком домике.

Психическое здоровье и уровень удовлетворенности своей личной жизнью, изменение характера и структуры отношений проявляется во всех сферах социального взаимодействия. Растут показатели депрессии, тревоги, расстройств сна, снижается общий уровень удовлетворенности жизнью. Увеличивается число суицидов.

Снижаются показатели браков, рождение детей отодвигается на более поздний возраст, растет число гомосексуальных пар, снижается религиозность Воспитание детей становится особым ритуалом.

И со всем этим нужно что-то делать. Пока не стало слишком поздно…

Лев МОСКОВКИН.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x