Ушел из жизни Марк Рудинштейн

Сегодня на 76-м году жизни скончался актер, продюсер, создатель фестиваля «Кинотавр», заслуженный работник культуры России Марк Рудинштейн.

В середине ноября Марк Рудинштейн был госпитализирован с сердечным приступом. Проблемы с сердцем у него были и до этого. 25 ноября врачи ввели Рудинштейна в медикаментозную кому из которой он так и не вышел.

Марк Григорьевич известен как человек, который провел еще в Советское время один из первых в нашей стране рок-фестивалей, который назвали потом «Русским Вудстоком». Еще одним событием в культурной жизни страны стал выход на экраны фильма «Интердевочка», продюсером которой выступил Марк Рудинштейн. Но самое известное его достижение – создание в 1990-м году кинофестиваля «Кинотавр», который впоследствии стал одним из значимых ежегодных событий в мире киноиндустрии. А с 2001 года по инициативе Рудинштейна проводится Международный детский фестиваль искусств «Кинотаврик».

Также Марк Рудинштейн был продюсером десятков фильмов и сам снимался в качестве актера.

Вот что рассказывал о себе нашему корреспонденту сам Марк Григорьевич:

«Единственная профессия, внесенная в мою трудовую книжку, – «судосборщик третьего разряда». В юности я работал с молотом и строил корабли, например, первый советский крейсер «Москва». Но после армии во мне проснулись творческие наклонности: был ансамбль песни и пляски, был ВГИК, затем актерский факультет Щукинского театрального училища, затем —  исключение из Щуки.  Если бы не отъезд родителей, перекрывающий мне все дороги, может, моя судьба сложилась бы по-другому».

«Людей, выполняющих функции продюсера у нас в стране всегда называли администраторами, директорами производства, но института «продюсерства» не было. Я лично считаю себя одним из первых продюсеров. Был еще один первый продюсер – это Лисовский. Впервые мы создавали так называемые «Центры досуга на хозрасчете».

«Я подозреваю, что интерес к «Кинотавру» поначалу был чисто гастрономический. И даже когда там был организован хороший институт исследования кинематографа, то это, похоже, кое-кто так и не понял. Ибо, когда нас хвалили, то хвалили почему-то за хорошую организацию. А когда ругали, то называли это «хорошей тусовкой», праздничной и пьющей. Но ведь это было не главное. «Кинотавр» впервые организовал институт исследования кинематографической продукции в течение всего года. Именно так и должны существовать международные фестивали».

«Я был учредителем и начинал многие фестивали: мои гены есть и в Каннском фестивале (мы проводили дни Москвы в Париже), и в Одесском «Золотом Дюке», и в «Балтийской жемчужине» в Риге…. Я долгое время доказывал, что надо создать фестивальный комитет России не для того, чтобы что-то узурпировать, а для того, чтобы что-то систематизировать».

«Учитывая, что я появился в мире кино достаточно неожиданно, многие так и не поняли, откуда я взялся, я ощущал себя, как в фильме Михалкова, «своим среди чужих, и чужим среди своих». Многие так и не приняли меня в свою жизнь, мы никогда не дружили семьями даже с теми, с кем близко работали. Люди получали от меня хорошую административную работу, на фоне которой они могли показаться, стать звездами, потусоваться. Я же благодаря им, получал свою долю известности, свою долю удовольствия. И поэтому мы благодарны друг другу».

«Вся наша жизнь состоит из страха и желания его перебороть. Меня жизнь тоже испытывала на чувство страха. Это чувство того, что на тебя давят. Что ты – ничто перед огромной государственной машиной. Я помню, как это чувство страха после определенных событий моей жизни исчерпалось:  в 1987 году  оно ушло, и я его  уже больше никогда не испытывал. Чувство опасности – испытывал. Но чувство страха – нет. Это классное состояние свободы, когда ты сам можешь решать, что тебе в жизни надо делать, куда передвигаться, куда ехать».

«Я примирился со многими разочарованиями и примерил на себя позицию «фотографа» — фотографируя картинку, не надо переворачивать ее обратной стороной. На изнанке может оказаться то, что тебя совсем не обрадует, или ты вообще ничего там не увидишь».

«Люблю компании, где я могу слушать, а не говорить. Во-первых, потому что выговорился. А во-вторых, потому что есть кайф от того, что тебе интересно кого-то слушать, от того, что ты понимаешь, как многого в мире ты еще не знаешь».

«Московская правда» выражает соболезнования родным, близким и коллегам Марка Рудинштейна.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x