СФ. Борьба с онкологией

совет Федерации, здание. Фото Ольги Давыдовой

Заместитель председателя Комитета СФ по социальной политике Юрий Архаров провел в понедельник 7 февраля круглый стол «Инновационные подходы в профилактике, диагностике и лечении онкологических заболеваний. Развитие законодательства».

Мероприятие было весьма необычным и в то же время для современной России стало рутинным. Отечественная система здравоохранения, прошедшая серию депрессивных атак, справилась с коронавирусом лучше многих прочих стран. Что характерно, причина не в золотой таблетке или уникальных методиках лечения, а прежде всего в с трудом достигнутой адаптации административно-командного похода к нуждам организации здравоохранения.

Спасибо Екатерине Великой с ее личным опытом вариоляции, эпидемия была подавлена репрессивными мерами. Спасибо наркому Николаю Семашко за систему организации здравоохранения с превентивной диспансеризацией.

Когда президент Путин объявил борьбу с раком, журналисты принялись искать причину в том, что он сам болен и соответственно должность скоро освободится. По счастью, в стране живут не только журналисты. Врачи-онкологи отреагировали несколько иначе.

Награжденный президентом главный внештатный онколог Минздрава России Андрей Каприн в своем выступлении на круглом столе поблагодарил президента, но заметил, что работает с удовольствием и больше ничего делать не умеет.

В России высок критический показатель годичной смертности, то есть число умерших от онкологии в течение года после постановки диагноза, в значительной степени зависит от организации здравоохранения.

Главный вопрос как всегда деньги. На программу борьбы с онкологическими заболеваниями выделено триллион рублей на шесть лет. Финансирование увеличилось втрое. В связи с коронавирусом темпы увеличения онкологической помощи снизились. Эпидситуация повлияла и снизилась выявляемость на ранних стадиях. Однако в России онкологическая помощь не была закрыта, как во многих других странах. В стране создано около четырех сотен амбулаторных онкологических центров и 18 референсных центров. Будет открыто еще 63 онкологических центра.

Онкологи несколько ошарашены свалившимися на них возможностями. Собственное оборудование в России не разрабатывалось и преодолеть разрыв в два прыжка невозможно, считает Каприн. Предстоит большая работа по обучению специалистов, в том числе с помощью телемедицинских технологий.

Главный онколог объяснил, что если мы закупаем технику, то не сможем залезть в софт и расширить возможности лечения, как это было сделано с йодом-125 и лютецием-177. Для этого надо разрабатывать оборудование в России. Нам нужны радиофармпрепараты не закупаемые за рубежом, а сделанные здесь и выведенные на российский рынок. На основе рения-188 сделали компактного размера генератор. Его можно доставлять в отдаленные уголки страны.

В области адронной лучевой терапии Каприн ставит задачи точности и комфортности облучения. Это не нейтронозахватная терапия избирательного уничтожение клеток злокачественных опухолей путем накопления в них стабильного изотопа бор-10, а нейтронная бустерная терапия всего организма для тех случаев, когда доказана радиорезистентность.

Радиотерапевтический комплекс лучевой терапии на основе линейного ускорителя электронов ОНИКС должен быть дешевле машины США. Пластик для своей машины Россия пока заказывает в Италии, но начинка уже во многом своя.

Каприн старался сохранять невозмутимость, однако эмоций не избежал. Понять главного онколога нетрудно, столько лет сами ничего не делали и невозможно это в два прыжка перепрыгнуть. А ведь очень хочется.

На основе материалов круглого стола Архарова в СФ теоретически можно составить и исчерпывающую программу продлении жизни через конкретные эффективные приемы борьбы с онкологией.

Я подчеркну, что речь идет прежде всего об административной организации здравоохранения. Задача разваливается на два направления работы с взрослым населением и детьми. Задача одна, технические решения разные. У взрослых солидные опухоли, у детей на первом плане проблема трансплантации гемопоэтических клеток костного мозга и соответственно создание стерильных условий для маленьких пациентов, лишенных иммунитета. Опять же задача повышения выживаемости сводится к решению конкретных проблем организации онкологической помощи.

Главный онколог Москвы Игорь Хатьков, директор ГБУЗ «Московский клинический научно-практический центр имени А.С. Логинова ДЗМ» рассказал о столичных стандарта эффективных решений, включая введение молекулярно-генетического исследования в тарифы оплаты лечения. В тариф введены шесть нозологий и еще четыре добавляются. Внимание администрации города к научным разработкам позволяет нам применять некоторые препараты еще до публикации в ведущих научных журналах. В связи с пандемией пришлось перевести некоторые виды онкологии из хирургических в лекарственные. Показания к вакцинации от коронавируса довольно широкие. В Москве очень много делается. При трудоустройстве в московские учреждения здравоохранения претенденты проходят тестирование. Получают звание «Московский врач» и прибавку мэра.

Москва готова делиться своими достижениями, если может чем-то помочь.

Лев МОСКОВКИН.

Фото Ольги Давыдовой