Минтруд, Минпрос и Минфин не могут договориться ни об учителях, ни обученых

совет Федерации, здание. Фото Ольги Давыдовой

Минтруд и Минпрос дружно тормозят эксперимент по оплате труда учителей, а заседание Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре в среду 9 февраля показало новый тренд по нормализации внутренней политики. Для этого было достаточно двух вопросов – о заторможенном пилотном эксперименте в шести регионах по введению новой системы оплаты труда учителей и нежелании Минфина признавать молодыми учеными тех, у кого нет ученой степени и ученого звания.

Желание министерств понятно: что бы ни делать, лишь бы ничего не сделать. Это понятно и тут ничего нового. Необычна для сенатского комитета форма жесткой дискуссии с обвинениями в адрес Минтруда и Минпросвета в попытке срыва проекта.

Дискуссия в СФ показала, что феномен Ирины Яровой в Думе не случайное единичное явление, а элемент общего разворота внутренней политики на спасение страны. Команда Путина заметно растет и слегка выходит из терпения в условиях саботажа. Универсальный вопрос на всех парламентских площадках «Почему не выполняются поручения президента?»

За ним неизменно следует технический вопрос о причинах отсутствия ответственного лица из Министерства. Ответ «Она ушла на карантин» не принимается, бурные дискуссии проводятся в режиме видеоконференц-связи.

Провела заседание комитета его председатель Лилия Гумерова. Вот уж от кого ожидать такой жесткости не приходилось, Гумерова человек сугубо позитивный и абсолютно бесконфликтный, обычно старается всех примирить и все показать в солнечном свете.

Об отложенном эксперименте по зарплате учителей в палатах Федерального Собрания говорят обычно чисто риторически. 9 февраля состоялось первое предметное обсуждение. Среди прочего выяснилось, что эксперимент хилый и репрезентативного результата заведомо не даст. В статистику взяли 12 тысяч расчетных листков. Из менее полутора сотен образовательных учреждений в тех шести регионах, где деньги на это есть и потому они согласились.

В дискуссии прозвучало предложение расширить эксперимент. Почему выбраны эти шесть а не по одному от федерального округа?

Представитель Минпросвета Костенко обрадовался предложению переформатировать эксперимент с перспективой его затянуть. Лилия Гумерова соответственно испугалась по тем же причинам. Нам нужны не эксперименты, а результат. Переходить на новую систему оплаты труда учителей все равно придется. В настоящее время 76% учителей имеют базовую часть оплаты ниже МРОТ. Молодым учителям предлагают восемь тысяч: вот твоя гарантия и живи, как хочешь.

Преступно говорить, что мы еще будем обсуждать, считает председатель комитета. Между тем представитель Минпросвета именно так и говорит. Представлять вопрос должен был не он.

Ключевые вопросы остались без ответа: сколько потребует дополнительных бюджетных средств? Почему за два года ничего не сделано? Можно ли принять постановление правительства об эксперименте не 30 апреля, а раньше, чтобы с 1 сентября начать? Базовая часть у нас будет равняться МРОТ, такие планы у нас есть или нет?

Ну и наконец, сакральный вопрос: совесть есть?

Гумерова полагает, что лучше договориться на берегу. Все равно объем средств идет, только непонятно куда. Майские указы президента по зарплате выполняются за счет роста часовой нагрузки. Система оплаты оказывается разной не только в пределах одного региона, даже в том же муниципалитете могут быть разные конфигурации компенсационных выплат.

Костенко по презентации рассказывал о компенсационных и стимулирующих выплатах, которые включаются в должностной оклад. Насчитал до 20 позиций.

Представитель Минпросвета пожаловался на свою трудную долю, даже по этим шести регионам приходится работать вручную.

Представитель Минфина Светлана Гашкина ограничила аппетиты защитников учителей пределами выделяемых средств.

Член комитета Андрей Базилевский предположил, что пока мы будем как в анекдоте все делать в пределах одного здания, какие бы мы правила ни придумывали ничего не сдвинется.

Член комитета Айрат Гибатдинов сказал, что министерство провалило эксперимент и продолжает обещания обещать. Запутали всех. Надо жестко ставить вопрос: почему всех не запустить в эксперимент? Все равно зарплату надо повышать. За счет этой меры вырастет покупательская способность.

Член сенатского комитета Владимир Бекетов выступил с гневной речью. Сенатор подчеркнул, что все друг друга хвалят и никто ничего не делает. Минтруд и Минпрос провалили эксперимент.

Зампред комитета Екатерина Алтабаева предупредила: мы обезглавим образование, учителя уйдут. Что сенатору говорить педагогам?

Костенко в ответ обещал, в ближайшие дни разговор состоится. И МРОТ, и прожиточный минимум прорабатываются.

Я так и не понял, что тут прорабатывать? Как не исполнять закон?

В итоге споров комитет принял предложение Лилии Гумеровой представить доклад председателю СФ и обсудить вопрос на встрече председателя правительства с Советом Палаты.

О подготовке законопроекта по поддержке молодых ученых рассказал комитету заместитель министра высшего образования и науки Петр Кучеренко. Продвигается непросто. Идет межведомственное согласование в поиске точек компромисса. Приток молодежи в науку растет. Приоритет науки сопоставим с самыми популярными отраслями. Традиции российского общества причислять ученых к элите.

Однако самого понятия «молодой ученый» в законодательстве не было. Предлагается считать таковым человека до 35 лет, являющегося научным и научно-техническим работником, кто профессионально занимается наукой. Отдельные меры поддержки сохраняются до 45 лет.

Кучеренко сообщил, что у нас к сожалению, снижается количество защищаемых диссертаций. Ученые не стремятся к степеням, откладывая это на более поздний срок.

Министерство предлагает рамочный законопроект. Он не предусматривает конкретные меры поддержки, надо принять и идти точечно. Министерство в правительство законопроект внесло. Но поступило поручение зампреда правительства Дмитрий Чернышенко провести консультации для снятия разногласий.

Основное разногласие с хранителем казны государевой – Минфином. Минобрнауки считает, что понятие «ученый» шире ученой степени и ученого звания. Минфин с этим не согласен.

Член комитета Людмила Скаковская сообщила, что стипендии аспирантам составляют с от трех до семи тысяч руб. Есть вузы, где ректор устанавливает свою стипендию, но в большинстве таких возможностей нет.

Лев МОСКОВКИН.

Фото  Ольги Давыдовой

 

 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x