Казнить, нельзя помиловать?

Коллаж "Московской правды"

В последнее время бывший президент РФ, ныне заместитель председателя Совета безопасности Дмитрий Медведев несколько раз высказывался по поводу смертной казни. На слова, исходящие от государственной персоны столь высокого ранга, нельзя не обратить внимание. Тем более, что некоторые из них звучат пугающе.

Так, 26 февраля, после приостановления членства России в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) Дмитрий Медведев на своей странице «ВКонтакте» написал:

«Дикая несправедливость. Хотя неплохой повод, наконец, хлопнуть дверью и забыть об этих бессмысленных богадельнях навсегда. И вступали-то сдуру когда-то. По молодости. К тому же это ещё и хорошая возможность восстановить ряд важных институтов для предотвращения особо тяжких преступлений в стране. Типа смертной казни для опаснейших преступников, которая, кстати, активно применяется в США…»

Через месяц, 25 марта, по тому же поводу, в интервью государственному информационному агентству РИА Новости:

«Вы знаете, это вопрос очень сложный. Он мировоззренческий, философский <…> Но как минимум можно сказать сейчас следующее: побудительным мотивом для принятия целого ряда решений Конституционного суда, вне всякого сомнения, стало участие нашей страны в конвенциях Совета Европы. Сейчас эти конвенции для нас утратили силы <…> Ограничений для возвращения смертной казни в России теперь нет, но всё будет зависеть от текущей ситуации — мораторий может остаться, если всё будет спокойно, или же его пересмотрят в случае необходимости <…> Сейчас в этом смысле никаких ограничений нет».

Поскольку Дмитрий Анатольевич говорил, что это вопрос «мировоззренческий, философский», то уместны, по-моему, и вопросы из этих же сфер.

Мы вступали в Совет Европы, чтобы присоединиться к миру демократических ценностей? Или нас кто-то загонял туда палкой?

Мы отменяли смертную казнь исходя из гуманистических принципов и Божьих заповедей? Или только под давлением норм Совета Европы, а сами всегда были за смертную казнь?

Из слов Медведева, мне кажется, следует второе. Повторю его слова: «Вступали-то сдуру когда-то».

Эти же вопросы относятся и к председателю Конституционного суда РФ Валерию Зорькину. В конце прошлого года на сайте КС была опубликована его книга «Конституционное правосудие: процедура и смысл». В ней он, в частности, пишет:

«То обстоятельство, что судьи Конституционного Суда приняли решение, которое сделало невозможным применение смертной казни в нашей стране на данном историческом этапе ее развития, не исключает возможности возврата к этой мере наказания в будущем <…> Здесь многое зависит от общей правовой ситуации в стране, от того, насколько далеко мы сможем продвинуться в деле создания того прочного, уверенного в себе правопорядка».

Зорькин имеет в виду «Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2009 года N 1344-О-Р». В нем говорится:

«…В результате длительного моратория на применение смертной казни сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни и сложился конституционно-правовой режим», который «не открывает возможность применения смертной казни».

Это Определение вынесено в 2009 году Конституционным судом под председательством Валерия Зорькина. Значит, в 2009 году в стране сформировались устойчивые гарантии права человека, сложился конституционно-правовой режим. А к 2021 году – что изменилось? Валерий Дмитриевич подвергает сомнению наличие «прочного, уверенного в себе правопорядка»?

Некоторые рядовые граждане и нерядовые политики, как в данном случае Дмитрий Анатольевич Медведев, ссылаются на то, что смертная казнь «активно применяется в США». Но почему мы должны брать в пример государство, которое считаем противостоящим нам, враждебным?

Вопрос, опять же, «мировоззренческий, философский».

Поскольку наука философия определяет, что практика – критерий истины, можно вспомнить правоприменительную практику в СССР, где, по мнению юристов, система дознания работала лучше, чем наша нынешняя.

За убийства, совершенные «витебским маньяком» Михасевичем, в разные годы приговорили к различным срокам заключения 14 человек, а Николай Терень был расстрелян.

Александра Кравченко из города Шахты расстреляли за изнасилование и убийство, совершенное «ростовским маньяком» Чикатило.

Георгия Хабарова, больного олигофренией, расстреляли за изнасилование и убийство, совершенное «свердловским маньяком» Фефиловым.

Подозреваемый по тому же делу Михаил Титов умер в тюремной больнице от переломов костей, разрывов и кровоизлияний внутренних органов. По тому же делу «свердловского маньяка» в одном из убийств признались сразу три человека, не имевших друг к другу никакого отношения.

Сторонников введения смертной казни много. По опросам социологов, проведенным в прошлом году, россияне считают, что к смертной казни нужно приговаривать за изнасилование несовершеннолетних — 73%, за серийные убийства — 67%, за терроризм и подготовку государственного переворота — 49%, за умышленное убийство — 43%, за торговлю наркотиками — 36%, за коррупцию – 31%.

Но не стоит ли задуматься: если при возвращении смертной казни кого-то расстреляют «по ошибке» — кто будет отвечать перед Богом и законом за невинно убиенного? А ведь от ошибок, как известно, не застрахован никто…

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Коллаж «Московской правды»

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x