Сказочный терем на Малой Грузинской улице — известный и незнакомый

Если вы решите пройтись по Малой Грузинской  улице, то наверняка обратите внимание на необычный дом в псевдорусском стиле, похожий на сказочный терем.

Тимирязевский музей

Дом, отделанный бриллиантовым рустом и украшенный изразцами, еще  в 1934 году  занял Государственный биологический музей им. К. А. Тимирязева. А до того здесь находилось уникальное собрание российских древностей — одно из крупнейших  в нашей стране. Хранились  тут подлинные диковины:  знатоки восхищались  образцами редкого старинного оружия и церковной утвари,  красотой ковров и тканей, изысканностью драгоценностей и гравюр…

Чего тут только не было! Кубки, из которых пили еще бояре, роскошные  польские кушаки,  великолепная русская парча. Один из ковшей был пожалован самой императрицей  Елизаветой атаману Бородину. А на богатом шитье  неведомые мастерицы изобразили  Дмитрия Донского на Куликовом поле. В достатке было и всевозможных уникальных колыбелей, прялок, заморских ширм. Хранились архивы сорока шести государственных деятелей, в том числе Демидова и Воронцова. И даже знаменитое полотно «Обнаженная» Ренуара!

А собрал всю эту удивительную и столь разнообразную коллекцию выходец из купеческого семейства русских «текстильных королей» Пётр Иванович Щукин.

Когда-то Пётр Иванович  раскопал в Писцовой книге 1625 года, что его род происходит от «Ивашки сына Щукина» из Боровска. Отец Петра Ивановича, Иван Васильевич  считался  центральной фигурой в мануфактурной промышленности страны. Женился на представительнице рода Боткиных – Екатерине Петровне. Боткины были не только богатейшими в России чаеторговцами. Их род славился своими дипломатами, художниками, врачами, учеными, литературными критиками. И еще они состояли в родстве с  коллекционерами Третьяковыми.

усадьба Щукина
Музейный зал. 1906 год. Фото с сайта mos.ru

У Ивана Васильевича Щукина было одиннадцать детей, из которых пятеро в итоге стали коллекционерами.

Младший брат упомянутого выше Петра Ивановича, Сергей Щукин, прекрасно известен как  коллекционер уникального собрания французской модернистской живописи.

Что касается Петра Щукина, о котором  идет речь, то в девятнадцать лет  он прошел заграничную стажировку в Лионе. Молодой человек  не просто обучался во Франции торговому делу, а серьезно изучал теорию создания шелковых материй, собственноручно ткал бархат. Там-то Щукин и «подсел» на коллекционирование.

В 1878 году Пётр Иванович возвратился в Москву в контору отца на Ильинке. Писатель Гиляровский пишет, что на Ильинку в кабинет вернувшегося в Москву Петра Щукина постоянно стекались «барахольщики с огромными мешками». Их, в отличие от других посетителей, всегда пускали без доклада. Барахольщики вываливали прямо на пол свои богатства, а Пётр Иванович погружался в тучу пыли, роясь в грудах старых вещей. Все самые неожиданные предметы, возникавшее спонтанно на Сухаревке в палатках или на развалах около  них, постепенно перекочевывали в его кабинет, и, случалось, занимали достойное место в коллекции.

А когда в 1890 году ушел из жизни  отец, Пётр Иванович тут же купил участок земли в Грузинах, на тихой улице близ Садового кольца (она принадлежала князю Сергею Яковлевичу Грузинскому).

Для строительства здания Щукин пригласил архитектора Фрейденберга, автора знаменитых Сандуновских бань, Московского купеческого банка и Петровского пассажа.

На тот момент в архитектуре был модным неорусский стиль. Пётр Иванович посчитал, что  он будет перекликаться с коллекцией, и строительство музея пошло в этом направлении.

К осени 1893 года на Грузинской выросло двухэтажное краснокирпичное сооружение с нарядными кокошниками и шатровыми кровлями с красно-зелеными шишками, зеленой поливной черепицей и башенками. Крыльцо украсила копия подвески ярославского храма Иоанна Предтечи, решетка на лестнице повторила рисунок решетки церкви Николы Мокрого, расположенной  в Ярославле.

Внутри терем выглядел не менее богато: роскошные сводчатые потолки, колонны, знаменитые арки с гирьками, великолепные изразцовые печи. На потолке верхнего этажа  красовалось родословное древо Щукиных, под этой крышей находилась одна из лучших по тем временам библиотек.

А Щукин продолжать собирать экспонаты, места не хватало, и  ему пришлось в итоге выстроить второе музейное здание, связанное с первым подземным тоннелем. Всё это время в здании над своими этюдами работали Суриков, Васнецов, Серов.

За четверть века до  начала революции Пётр Иванович Щукин составил завещание, в котором оговаривалось, что свой музей он дарит городу. Такой вот дом, такая удивительная история.

Елена Булова.

Тимирязевский музей
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x