Точка зрения. Смысл жизни – портить жизнь

Нынешнее время пугающе напоминает эпоху так называемого застоя Леонида Брежнева. Национальный лидер подвергается оголтелой дискредитации с Запада, национальная политика интерпретируется как ошибочная и вредная. Пропаганде как бы противостоит не слишком грамотный национальный PR. Простое отрицание воспринимается маргинальным сегментом аудитории как подтверждение, эти люди не фиксируют «не» или «нет».

скрин Земли МП

Системный дуализм национальной и глобальной власти был заложен в эпоху Брежнева. Глобальная власть deep state в своих проявлениях подобна электрону. Он одновременно материальная частица, которую можно поймать, и неуловимая волна с размазанной локализацией. Глобализация аналогично неуловима.

При Брежневе началась последовательная системная сдача СССР и всего социалистического лагеря под управление США. После уступок Хрущёва будущая судьба СССР была предопределена. Противостоять нарастающим центробежным процессам в Советской империи было невозможно.

Однако советская власть пыталась если не противостоять наступающей глобализации, то, по крайней мере, закрепить на будущее ценности русских национальных традиций и культуры. Я отдаю себе отчет, что мои выводы противоречат стереотипам интеллигентской среды, однако у меня нет выхода. Если не опровергать навязанные извне стереотипы, понять происходящее невозможно.

В интеллигентской среде с самого ее зарождения сложился стереотип конвенциального поведения с публичным осуждением и отторжением национальной власти. Очевидно, родоначальником интеллигенции был Курбский, который из безопасного далека в Литве писал обидные письма царю Ивану Грозному.

После революции выброшенных из привычной среды людей стало больше, интеллигенция расширилась, и ее негативный настрой диверсифицировался до тупого охаивания жены, начальника и национального лидера. Как правило, причина неустроенного положения человека либо в его генетике, либо просто в распущенности, нежелании дисциплинировать свое поведение в коллективе, быту, семье и постели. Это непростой вопрос, я тут, в общем, о другом. Однако отсутствие моделей адекватного поведения было проблемой ранней советской власти, и она ее решала в том числе борьбой с половой распущенностью и модой на суициды. А сейчас распущенность стала одним из инструментов глобальной власти.

Национальноориентированный вектор развития позднего СССР вызвал конструктивный рост эффективности по ряду направлений. Например, кинология, биотехнология, правосудие, арбитраж, коллективные организации в сельском хозяйстве, структурирование науки. Сразу после распада СССР началось разрушение по точкам роста.

В последние годы наметился распад глобальной экстраполитарной империи. В реальности процесс не одномерны. Глобализация скорее усиливается, чем сокращается, за счет вовлечения альтернативных доминант. США пытаются этому противостоять, стараясь законсервировать сложившийся центростремительный формат выстроенной ими экстраполитарной империи. Эта цель достигается за счет ослабления конкурентов на глобальное превосходство.

Россия превентивно начала восстановление разрушенного.

Пока успех мало отличается от нулевого, потому что армия вредителей по своей воле не разойдется. У этих патологически зависимых людей нет рефлексии. В общественном мнении поддерживается стереотип, что в России нет науки и страна ничего не умеет делать. Результат сейчас именно такой, как в эпоху Брежнева, только причина другая. Массовая фрустрация в основе центробежных процессов давно сменилась центростремительностью и духовным подъемом. Россия по динамике естественных процессов в состоянии общества опередила Европу на тридцать лет. А КНР и еще больше.

Система deep state к этом подготовилась. На мой взгляд, во всех цепочках присутствуют резиденты, инсайдеры и смотрящие с единственной задачей не допустить результата.

Научные работники ожидали, что после начала специальной военной операции на Украине и новых витков санкций произойдет замена Scopus и Web of Science на РИНЦ и рецензирование ВАК. Вместо этого идет аккумуляция вреда. Зарубежные индексы и рейтинги ушли, за ними потянулись российские.

Символично, что вслед за сожженным ИНИОНом разрушен ВИНИТИ. В нем нет бумажных носителей, научно-техническая информация с момента создания ВИНИТИ размещалась на магнитных носителях. Поэтому для разрушения ВИНИТИ применена схема центрифугального отбора, когда вместо руководителя-специалиста ставят зависимого функционера.

Напомню, центрифугальный отбор является антиподом приписанного Чарльзу Дарвину отбора наиболее приспособленных. Центрифугальный отбор описан эволюционистом Иваном Шмальгаузеном. Он характерен для катастрофического режима Макроэволюции и потому всегда замещает отбор лучших во время кризисов, революций, любых исторических разрывов эволюции государства.

В англосаксонских странах бывшего Британского содружества наций центрифугальный отбор превращен в технологию, поэтому там низкий уровень образования, каким бы престижным оно ни было, и большие проблемы с формированием публичной власти. Вместо социальной лестницы в основе русской системы воспитания управленческих кадров англосаксы практикуют социальные лифты с обучением принятой у них конвенциальности поведения в элитарной среде. Так называемая менеджеризация убила государственность Британии и поставила страну в кабальную зависимость от бывшей колонии.

Социальные технологии в разрушении высшего гуманитарного образования красочно описаны в романе Стефании Меррит «Шепот в темноте».

Пример действия центрифугального отбора в школе описала Маргарита Симоньян в рассказе «Джон Мэтью» на основе собственного опыта обучения по обмену в США. Нечто подобное я наблюдал во время преподавания информатики в педагогическом колледже. Тут надо отметить еще два момента. Я, возможно, стал одним из последних преподавателей информатики, обучавшим работе с информацией по учебнику Симоновича. Предмет был заменен на системы счисления, элементы программирования и комбинаторику. Минцифры Максут Шадаев считает, что информатика в существующем виде не способствует подготовке кадров для цифрового развития.

Второй момент состоит в том, что Симоньян описала модельную ситуацию дискриминации единственного мальчика с выраженными способностями со стороны девочек невысокого интеллектуального уровня и без какой-либо внятной мотивации в жизни, кроме игрового общения в своей группе.

Разрушается половое поведение, инвертируются половые роли в семье, материнский инстинкт переходит к отцу вопреки тому, что мужчина не может заменить женщину. Женщина утрачивает ответственность за семью и детей, она как бы мстит половому партнеру за опыт своей предыдущей жизни, начиная с дискриминации собственной матерью в детском возрасте. Некоторые женщины считают себя обязанными изменять мужу, даже если им это не нужно, и охотно делятся опытом с вольными и невольными собеседницами.

Получается любопытный эффект, воплощенный в двойной пьесе Людмилы Петрушевской «Чинзано» – женщины и мужчины существуют в разных непересекающихся реальностях. Диалог половых партнеров становится невозможным, семья разрушается и дети болеют. Ненормальная семейная ситуация проявляет слабое звено в детском здоровье. Из семьи проблема транслируется, на трудовые коллективы. Женщины испытывают профессиональную ревность и в детском режиме конкурируют с мужчинами, преследуя цель полного подавления вплоть до увольнения. В ход идет известная триада моббинг, буллинг и боссинг. То есть все то, что неординарный генетик Владимир Эфроимсон называл неэтичной конкуренцией. Руководитель, особенно если это мужчина, идет на поводу у зачинщиц конфликта. Он действует, как ему кажется, ради спасения коллектива, но в результате остается ни с чем. После устранения перспективного работника теряется мотивация, и коллектив разваливается.

Межполовая конкуренция в любом случае отражает некий врожденный генетический эффект. Наверно, его можно было бы исправить воспитанием. На практике описанная Симоньян естественная тенденция комплексно поддерживается системой deep state, в том числе с помощью насаждения лжи о семье, мужчинах и женщинах, навязывания неадекватных моделей полового поведения.

Простой феминизм давно вышел из моды. Речь идет о комплексной программе сокращения численности населения. Постмодернистские программы сокращения численности через регулирование рождаемости и кастрации людей по списку болезней развивались в США параллельно аналогичным событиям в Третьем рейхе и зоне гитлеровской оккупации. Возможно, даже ранее. Постмодернистский либеральный фашизм использовал опыт германского и японского фашизма.

Ложь может быть очень агрессивной вплоть до запретов на профессии для носителей истины, опять же центрифугального отбора. В научной среде существует такая фальшивая конвенциальность, которая запрещает параллели в описании эволюции природы и общества. Обычные методы генетического анализа, например количественная генетика, отнесены к фашизму и осуждаются, фактически запрещена под угрозой утраты личности ученого вся общая генетика человека.

Глобальная власть использует модели бытового поведения шпаны, геополитика строится по канонам подворотни. По особенностям характерного поведения deep state является вполне современной женщиной.

США в своей программе смены национальных режимов активно используют центрифугальный отбор. Продуктом центрифугального отбора является устранение компетентных ответственных профессионалов. Патиентам и эксплерентам из числа маргиналов искусственно придается статус виолентов.

Как и в эпоху Брежнева, происходит катастрофический рост объема лжи в публичном информационном поле. Ложь для России крутится в основном вокруг того, что отсталая Россия не справляется без помощи извне. Вариации могут быть очень разные, и в том числе искусно завуалированные. Если за рубежом пропаганда ориентируется в основном на маргинальные малограмотные сегменты аудитории, то в России используется феномен русской интеллигенции, воспринимающей информацию избирательно в типе полупроводника. Состояние системы таково, что она одинаково реагирует на любые воздействия.

Сходство нынешнего времени с эпохой Брежнева отчетливо прослеживается в попытках восстановления традиционной культуры и ремонта института семьи через искусство. Опять же, это происходит на фоне действия в России международных программ по распаду семьи. Удалось исключить продвижение программ разрушения семьи в законе и волевым решением запретить пропаганду межполовой розни в СМИ.

Глобализация стала противоречивым явлением. До сих пор существовали два типа империи с центростремительным притоком ресурсов по типу Рима или Лондона и центробежным оттоком ресурсов, который присутствует в формате международного влияния Москвы.

Глобализация создала эклектичный тип смешанной империи с множественными центрами влияния и циркуляцией ресурсов в самых неожиданных направлениях. Некоторые страны стали сказочно богатыми за счет каких-то преференций и в том числе доступа к грабежу, включая пиратство.

Deep state не эквивалентно чему-то в США. Независимо от США элементами глобализации всегда были русская армия и русская дипломатия, потенциал русской культуры и науки. Газпром стал сильнейшей в мире ТНК, с которой Вашингтон справиться не может. В отношении Сбербанка это практически удалось.

Наиболее сложная ситуация в культуре. Мультсериалы «Смешарики» и особенно «Маша и медведь» стали эффективными инструментами позитивной глобализации.

Глобализация в формате США наиболее заметна, потому что она несет замену красоты уродством, отсутствие стандартов, коррупцию, пытки и устрашение возможностями, порождает национальное унижение, миражные паники и популяционный иммунодефицит.

Однако США уступили свою долю в глобализации из-за уничтожения собственного автопрома, сталелитейной промышленности, низкого качества самолетов и вооружений, опасности АЭС, недостаточного уровня образования и науки. Эстафета глобализации могла бы отойти КНР, однако из-за нежелания или отсутствия необходимости реформировать свое отсталое производство эта страна пошла по пути вторичной глобализации, то есть встроилась в deep state США.

Глобальную акцию «Пандемия нового коронавируса» Пекин и Вашингтон, по моему мнению, запустили совместными усилиями с одинаковой общей целью, которую Михаил Делягин обозначил как «остановка капитализма». За указанной общей целью следовала задача сегрегации общества по социальному статусу, фактически кастовая дискриминация. Третья цель состояла в запуске моральной паники для хаотизации общества и популяционного иммунодефицита. Мифологизация коронавируса соревнуется с аналогичным процессом в теме глобального потепления.

Тотальная дезинфекция создала среду ускоренной эволюциями агрессивности патогенов. Именно этот фактор наряду с миграцией, а вовсе не генная инженерия, является искусственным элементом в эволюции опасных инфекций.

Зачем это нужно было России?

Российский рынок Пекин и Вашингтон попросту поделили, и это при том, что и США, и КНР не выживут без российских ресурсов, технологий, российского экспертного потенциала и способности к разрешению конфликтов. И США, и КНР одинаково пользуются значительным дисконтом в оценке российских ресурсов и фактическим отсутствием защиты российской интеллектуальной собственности, хотя далеко не всегда могут ее внедрить у себя без участия русских специалистов.

Купить официально и сотрудничать в правовом поле было бы эффективнее, но ни США, ни КНР к этому не способны в силу национальных особенностей. Попытки исключения российской глобализации с помощью санкций привели к тому, что Россия не может получать высокотехнологичные компоненты, для производства которых незаменимое сырье поступает из России.

Глобализация формата США проникла в Россию задолго до распада СССР в спорте, генетике и цифровой сфере. Получая власть и бесконкурентные условия, США утрачивали необходимость развития, безнадежно отстали от контролируемой ими России, и пришлось сдерживать ее административными мерами.

Поэтому санкции, в том числе в форме поправки Джексона-Веника, стали непременным атрибутом глобальной власти. России пришлось вступить в конкуренцию, используя те же инструменты deep state, хотя и не все. У России есть свои национальные особенности, ограничивающие развитие. Суверенитет и национальная политика формируются все же не в Кремле или Белом доме, а в национальной ментальности. Прямой детерминации нет из-за вклада системных эффектов, и заметить это трудно, следует описать в естественно-научной терминологии. Гуманитарии путают суверенитет с демонстрацией силы и способностью наносить вред, не всегда замечая, какие процессы идут в США. Про КНР это просто неизвестно вопреки прорыву китаеведов в российское публичное пространство. После перехода из блого­сферы в официальные СМИ оценки специалистов по Китаю редуцируются, и в них появляются признаки ангажированности.

Инструмент deep state, безусловно, является национальным достижением англосаксов. Они использовали пиратство в государственной политике на основе учения о превосходстве привилегированных рас, заложенном в так называемой «Теории Дарвина» под видом естественного отбора. Наиболее приспособленными в англосаксонской ментальности оказываются те, кто использует обман и меняет правила игры для избегания проигрыша.

Эволюция в этом направлении привела к расщеплению государственной власти. Публичная власть, центры принятия решений, исполнительные структуры, источники реализации, например, обстрелов, все это рассредоточено в пространстве. Воевать с США практически невозможно, потому что решения принимает не публичная власть, она лишь легализует их, не отвечая за последствия. Воюют наемники частных структур, которым вопреки естественному праву передана государственная функция вооруженного насилия. Поэтому воевать с фашистами на Украине — это все равно что ликвидировать по одному фурункулы на глобально пораженном стафилококком организме. Решить вопрос дипломатическим путем невозможно, потому что ответственной пуб­личной власти на стороне агрессии нет, то есть договариваться не с кем. Источник глобальной токсичности, как правило, неизвестен и требует полноценного исследования для идентификации, чтобы его можно было купировать.

Многое из описанного в этой статье является моим личным достижением и, как правило, не вызывает доверия у читателя. Однако это проблема не моя, а государства и общества. Свою роль я отлично понимаю, в отличие от роли национального государства или антинационального deep state.

Мой случай стал иллюстрацией к представлению теории вероятности Юрием Чайковским: редкие события демонстрируют расхождение частоты и вероятности, приобретая ключевую значимость.

Мой случай невольного участия в общественно-политической жизни стал моей планидой. Так было и в науке, и в журналистике. За четверть века в Думе мне выпало примерно столько же раз, сколько лет, описать событие, на которое журналисты не обратили внимания, но потом после латентной фазы оно мучило страну, как и было задумано. Когда релевантность и актуальность не совпадают до преодоления точки невозврата, всегда возникают проблемы государства и общества.

Зато мы преодолели бескровным путем несколько революций и построили адекватную теорию Макроэволюции. Мне бы не хотелось создавать впечатление, что во всем виноваты США. Они в нынешнем виде представляют собой такое же порождение эпохи, как любой диктатор, только без единоличного диктатора, за исключением декоративной фигуры. Человечество испытывает на себе чрезвычайно опасный эксперимент, который должен изменить его представления о себе и это обозначит путь к выживанию.

Лев МОСКОВКИН.

скрин Земли МП
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x