Частичная мобилизация предотвратила сезонный рост безработицы

Об этом сообщил основатель и президент портала Superjob Алексей Захаров в ходе пресс-конференции в ОСН, темой которой стало влияние частичной мобилизации на российский рынок труда.

НИТУ МИСИС_А. Салимон, соавтор исследования, работа с материалом.jpg

По его словам, раньше осенью на рынке труда всегда наблюдался сезонный рост регистрируемой безработицы:

«Это была нормальная ситуация. Но вчера я разговаривал с коллегами в Минтруде, и они отметили, что сейчас не виден рост регистрируемой безработицы. Это такая неожиданная история. Кто-то, наверное, вместо того, чтобы зарегистрироваться как безработный, пошел служить по контракту, кого-то призвали, а кто-то не идет в Центр занятости, ожидая со дня на день получения повестки».

С другой стороны, как отметил Алексей Захаров, сейчас крупнейшие компании уже интенсифицировали набор персонала, потому что надо замещать тех, кто выбыл:

«Пусть это и немного (для рынка труда 300 тысяч – это величина относительно незначимая в масштабах нашей страны), но когда всё происходит очень быстро, возникают проблемы и задачи, которые нужно очень оперативно решать. Сейчас это оперативно как-то решается».

По его словам, ситуацию усложняет то, что принятое решение о частичной мобилизации не было снабжено никакими регламентами, которые бы объясняли организациям, а что им в этой ситуации делать, поэтому сейчас «с колес» принимаются какие-то регламентирующие акты. Но особых стрессов, связанных с частичной мобилизацией, по крайней мере, пока рынок труда, по мнению Алексея Захарова, не испытывает:

«Если мы возьмем для сравнения сложности, которые перенес рынок труда при объявлении ковидных локдаунов, то на тот момент стресс был в десятки раз сильнее. Другое дело, что при ковиде всё очень быстро рассосалось: тогда никто не ожидал, что уже через 3 месяца рынок труда количественно восстановится почти полностью. Тогда это было V-образное движение (резко упало, резко поднялось), хотя структура рынка очень сильно поменялась. А сейчас понятно, что всё это быстро не закончится».

Еще один участник пресс-конференции — экс-министр труда и социального развития, заслуженный экономист РФ Сергей Калашников также считает, что частичная мобилизация не может оказать серьезного влияния на рынок труда:

«В России более 70 млн трудоспособного населения, заняты из них порядка 65 млн. Мобилизация (те цифры, которые озвучены на сегодняшний день) дает изъятие с рынка труда 0,5% населения, плюс выехавшие – около 1%. При нашей 4%-й безработице изъятие 1% никаким образом не может повлиять на рынок труда. В чистом виде изъятие с рынка труда определенной доли рабочей силы не является фактором, определяющим рынок труда. Факторами, определяющими рынок труда, являются экономическая модель и состояние экономики в данный момент. Нужно говорить не столько о влиянии мобилизации на рынок труда, сколько о влиянии на него многовекторных, зачастую противоположных друг другу трансформаций».

Единственное, по его словам, что сейчас можно прогнозировать, что резкие изменения на российском рынке вряд ли возможны:

«Рынок труда в экономической системе РФ является наиболее устойчивым, наиболее ригидным, застывшим. Поэтому пока не произойдут кардинальные изменения в экономике, с рынком труда ничего не будет. То есть, другими словами, и создание новых рабочих мест, и формирование массовой безработицы – и то и другое откладывается».

Эту ригидность рынка труда Сергей Калашников объяснил стабильностью экономической системы, которая не меняется уже 25 лет, а те инновации, которые в нее пытается привнести правительство РФ, практически не работают:

«Поэтому всё вокруг может рушиться, меняться, а рынок труда будет до последнего оставаться таким, какой он есть. Понятно, что под воздействием экономических процессов он тоже будет меняться. Но он будет меняться в последнюю очередь».

При этом, как уточнил Сергей Калашников, радоваться такой стабильности не стоит:

«Любой застой, особенно в экономической системе, которая демонстрирует неэффективность, это плохо. А наш рынок труда демонстрирует неэффективность, очевидную для всех. Во-первых, у нас достаточно высокая безработица — 4%, и при этом у нас огромная армия гастарбайтеров. Во-вторых, это совершенно странная система оплаты труда: в нормальных современных экономиках доля заработной платы в себестоимости продукции доходит до 75%, а в базовых отраслях РФ заработная плата в себестоимости продукции составляет 7 — 11%. Это показатель уровня эксплуатации. Я бы мог привести еще примеры, но, поверьте мне, количество таких несуразностей на нашем рынке огромно».

Так что, перефразируя известную фразу поэта, можно сказать, что умом наш рынок труда не понять и аршином общим не измерить, и, осознав эту его нетипичность, остается только верить в какие-то перемены к лучшему, которые должны когда-нибудь произойти…

Сергей Ишков.

Фото МИСИС

НИТУ МИСИС_А. Салимон, соавтор исследования, работа с материалом.jpg
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Артем
Артем
2 месяцев назад

Надо понимать, что официальная безработица не отражает истинного положения дел. Люди не регистрируются на бирже труда. 

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x